Средняя азия как пишется

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Смотреть что такое СРЕДНЯЯ АЗИЯ в других словарях:

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

(Центральная Азия) — географический термин, получивший более определенное значение лишь со времени А. Гумбольдта и употребляемый для обозначения внутре. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

(Центральная Азия) — географический термин, получивший более определенное значение лишь со времени А. Гумбольдта и употребляемый для обозначения внутре. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

1) часть азиатской территории СССР от Каспийского моря на З. до границы с Китаем на В. и от Арало-Иртышского водораздела на С. до границы с Ира. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ, 1) часть азиатской терр. СССР от Каспийского м. на 3. до границы с Китаем на В. и от Арало-Иртышского водораздела на С. до границы с И. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Средняя Азия (Центральная Азия) — географический термин, получивший более определенное значение лишь со времени А. Гумбольдта и употребляемый для обозначения внутренних частей Азиатского материка. Принимая за среднюю параллель Азии широту 44½°, Гумбольдт называет С. Азией пространство в 5° широты к северу и югу от этой параллели (39½ °—49½° с еверной широты); западная граница С. Азии совпадает с Каспием, но восточная осталась такой же неопределенной, как и прежде. Рихтгофен, в своем труде о Китае, предложил новое, значительно более точное определение. Положив в основание научно-геологические принципы и указывая на характерную особенность этой части Азии — господство замкнутых бассейнов, высохших или высыхающих и не имеющих стока к океану, он, под именем Центральной Азии, понимает пространство от Тибета на юге до Алтая на севере, от Памира на западе до Хингана на востоке. Аралокаспийская низменность, по Рихтгофену, принадлежит к переходному поясу. В настоящее время все внутренние замкнутые бассейны Азиатского материка называют чаще всего Внутренней Азией, причем восточной части этой огромной области, лежащей к востоку от Памира, придают по-прежнему название Центральной Азии, а западной, занимающей Туркестан, часть Аралокаспийской низменности и Ирак — С. Азии. В более узком смысле под С. Азией разумеют Туркестанский бассейн, т. е. страну между Каспийским морем на западе, Памиром на востоке, Арало-Иртышским водоразделом на севере, до Копетдага и Гиндукуша на юге. См. Туркестан. В. М.

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Средняя Азия Туркестан Географические названия мира: Топонимический словарь. — М: АСТ.Поспелов Е.М.2001. Сре́дняя А́зия часть территории Центр. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

древняя — на рубеже 2 — 1-го тыс. до н.э. С. А. была населена пастуш. племенами, назыв. саками — древнейшими предками совр. народов С. А. . смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

древняя — на рубеже 2 — 1-го тыс. до н.э. С. А. была населена пастуш. племенами, назыв. саками — древнейшими предками совр. народов С. А. В первые века 2-го тыс. до н.э. в С. А. складыв. класс. общество рабовлад. типа. В 7 — 6 вв. до н.э. возникли древнейшие госуд. образования в С. А., наиболее значит. из к-рых явл. Бактрия, Согдиана, Хорезм. Впервые имена древ. народов С. А. — бактрийцев, хорезмийцев, согдийцев, саков — встреч. в Бехистунской надписи Дария I (519 до н.э.) в числе народов, подвласт. перс. царству Ахеменидов. В сер. 6 в. до н.э. большая часть С. А. была завоев. царем Киром, включ. в состав Ахеменидской державы и разделена на четыре сатрапии. Владыч. Ахеменидов над С. А. продолж. до разгрома их державы Александром Македонским в 4 в. до н.э. В 329 — 328 до н.э. Александр завоевал Бактрию и Согдиану. Хорезму удалось сохран. свою независим. Установл. греко-макед. владыч. вызвало ряд восстаний народов С. А., боровш. за свою независим. Наиболее крупным было восст. согдийцев 329 — 327 до н.э. под предводит. (до 328) Спитамена. После распада империи Александра Бактрия, Согдиана и Маргиана входили (ок. 312 — 250 до н.э.) в состав госуд. Селевкидов. Длительный период греко-макед. владыч. в С. А. был ознаменован непрекращ. борьбой народов С. А. за свою независим. Ок. 250 до н.э. в результате восст. кочевого племени дахов, входивш. в состав массагетск. племен. союза, под предвод. братьев Аршака и Тиридата была свергн. власть Селевкидов в зап. обл. С. А. и образов. обширное и могуществ. парфянское царство Аршакидов с гл. г. Ниса (около совр. Ашхабада) на склонах Копет-Дага. Одноврем. с образов. Парфянского царства, ок. 250 до н.э. на терр. Бактрии, Согдианы и Маргианы возникло самостоят. Греко-Бактрийское царство. В сер. 2 в. до н.э. (ок. 160 — 155) зап. обл. Бактрии были захвач. Парфией. Согд отошел к Хорезму. В результате непрекращ. борьбы местн. населения С. А. против власти инозем. завоеват. — греков, и натиска с С.-В. кочевых массагетских и тохарских племен Греко-Бактрийское царство прекратило свое существ. ок. 140 — 130 до н.э. На терр. Ферганы неск. позже (в кон. 2 в. до н.э.) слож. самостоят. госуд. — Давань. В нач. 1 в. до н.э. в юж. обл. С. А. образов. Кушанское царство, основанное представит. одного из тохарских родов. Вскоре оно включ. в себя Хорезм. В 3 в. н.э., в связи с ослабл. и начавш. распадом госуд. Великих Кушан, Хорезм восстановил свою независим. под властью местной династии Афригидов. Зап. обл. С. А. попали под власть иран. шахов Сасанидов, госуд. к-рых образов. на развалинах Парфянской державы. В кон. 4 в. в результате нового завоеват. натиска с С. и С.-В. кочевых племен, известных под именем эфталитов, или «белых гуннов», власть кушан в С. А. была свергн. и на месте их владений на землях Тохаристана (Бактрии) и Согдианы возникло госуд. Эфталитов. В сер. 6 в. оно пало под натиском тюркских племен из Семиречья, образовавших Тюркский кагант. Основные центры каганата наход. в Семиречье и Вост. Туркестане. В 7 в. Согдиана, Тохаристан и нек-рые др. обл. С. А. представл. собой конфедерацию ряда отдельных раннефеод. княжеств под верхов. главенством Зап.-Тюркского каганата. Высокоразв. культура и иск-во народов С. А. потерпели сильный урон в результате араб. завоев. (кон. 7 — нач. 8 вв.). Араб. господство над С. А. вызывало многочисл. нар. антиарабские восст., наносившие сильные удары халифату (напр., восст. Муканны, 70 — 80-е гг. 8 в., и ряд др.). Ослабл. политич. могущества халифата Аббасидов в нач. 9 в. создало благоприят. условия для возрожд. самостоят. гос-ности в С. А. В 821 на основе Хорасанского наместничества возникло Тахиридов госуд., а в кон. 9 в. — Саманидов госуд. В это время С. А. фактич. станов. независимой от халифата. Госуд. Саманидов в 999 пало под натиском тюрок-караханидов, владевших Семиречьем и Кашгаром, к-рые подчинили Мавераннахр. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Средняя Азия – часть территории Центральной Азии, простирающаяся от Каспийского моря на западе до китайской границы на востоке и от Арало-Иртышского во. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Средняя Азия – часть территории Центр. Азии, простирающаяся от Каспийского моря на З. до Китая на В. и от Арало-Иртышского водораздела на С. до Ирана и. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

1) Орфографическая запись слова: средняя азия2) Ударение в слове: Ср`едняя `Азия3) Деление слова на слоги (перенос слова): средняя азия4) Фонетическая . смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Ударение в слове: Ср`едняя `АзияУдарение падает на букву: еБезударные гласные в слове: Ср`едняя `Азия

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ, территории во внутриматериковой Азии, на которой расположены Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения. К Средней Азии часто относят также территорию Юж. Казахстана, к югу от Арало-Иртышского водораздела.

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ – территории во внутриматериковой Азии, на которой расположены Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения. К Средней Азии часто относят также территорию Юж. Казахстана, к югу от Арало-Иртышского водораздела.
. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ , территории во внутриматериковой Азии, на которой расположены Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения. К Средней Азии часто относят также территорию Юж. Казахстана, к югу от Арало-Иртышского водораздела. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ, территории во внутриматериковой Азии, на которой расположены Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения. К Средней Азии часто относят также территорию Юж. Казахстана, к югу от Арало-Иртышского водораздела. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Mittelasi|en n -s, Zentralasi|en n -s

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

– территории во внутриматериковой Азии, на которойрасположены Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения. К Средней Азиичасто относят также территорию Юж. Казахстана, к югу от Арало-Иртышскоговодораздела. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

, территория, занимаемая Узбекистаном, Киргизией, Таджикистаном и Туркменией, где расположены крупнейшие пустыни Кызылкум и Каракумы, а также высочайшие горные системы Тянь-Шань и Памир. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Начальная форма – Средняя азия, единственное число, женский род, именительный падеж, неодушевленное

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Asia Centrale Итальяно-русский словарь.2003.

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Средняя Азия Ср`едняя `Азия

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ В III—IV ВВ. Н. Э

III—IV вв. н. э.—мало изученный период в истории Средней Азии. Особенно плохо известны социально-экономические отношения. Местная традиция скудна и сохранилась главным образом в пересказах арабоязычных писателей более позднего времени. Материал литературных источников относится преимущественно ко времени, непосредственно предшествующему арабскому завоеванию (V—VIII вв.). Поэтому для характеристики Средней Азии 111—IV вв. приходится использовать материал более позднего времени. Для истории идеологии и культуры Средней Азии в этот период большое значение имеют, в частности, согдийские рукописи VII—IX вв. из Восточного Туркестана и VIII в. с горы Муг в Таджикистане. Распад Кушанского царства. Политическая раздробленность Средней Азии В III в. начинается распад Кушанской империи. Юго-западные области Средней Азии захватывает сасанидский Иран. Кушанские цари теряют значительные территории в Индии. Власть кушанских царей Индостана сохраняется лишь на небольшой территории в долине Кабула. Кушанские шахи Согда, правители города Кушании на Зарафшане, повидимому, политически никак не были с ними связаны. В IV в. кушанские шахи Кабула переходят от борьбы с Сасанидами к союзу с ними, закрепленному брачными связями. Окончательное крушение остатков Кушанской державы происходит на рубеже IV и V вв., когда в Среднюю Азию хлынули новые волны кочевников. В процессе разложения Кушанской империи Средняя Азия снова распадается на бесконечное количество городов-государств. Разделенные степями, пустынями и труднопроходимыми горами отдельные оазисы и долины представляли собой самостоятельные государственные образования. Нередко политическая раздробленность шла еще дальше, и на территории одного оазиса возникало несколько государств. Напротив, иногда происходило объединение мелких городских царств под властью более крупных в своеобразные федерации городов-государств. Изменилась вся карта Средней Азии. За древней Бактрией теперь окончательно утвердилось название Тохаристан. Гиндукуш отделял Тохаристан на юге от Кабульского царства, Гиссарский хребет на севере — от Согда. На востоке с Тохаристаном граничило Памирское нагорье, заселенное независимыми кочевниками, на западе — оазисы Мургаба и Герируда. На территории современной Горно-Бадахшанской области был расположен ряд горных княжеств. Согд (Согдиана античных авторов) политически был раздроблен. Собственно Согд охватывал бассейн Зарафшана от Пенджикента до Кермине. Западная часть долины Зарафшана представляла собой особую федерацию городских царств во главе с Бухарой. Общее число владений в Согде было весьма значительно; наиболее сильным было княжество Маймург с центром в Ривдаде (вероятно, городище Тали-Барзу), в 8—9 км к югу от Самарканда. Значение Маймурга объяснялось тем, что в нем находились главные сооружения ирригационной системы, орошавшей земли к югу от Зарафшана. Самарканд, древняя Мараканда, в III—IV вв. был, невидимому, незначительным городом. После падения Греко-Бактрийского царства он упоминается в источниках (а именно, в китайских) впервые с V в. С этого времени начинается рост Самарканда как торгового и культурного центра. Ниже Самарканда по Зарафшану находились небольшое государство Иштихан и Кушания, столица Согда при кушанах, один из последних обломков великой империи. У истоков Зарафшана находилась область Осрушана. На левом берегу Аму-Дарьи было расположено небольшое владение Амуль (Чарджоу). Фергана, за исключением Ходжента (древняя Александрия Эсхата, современный Ленинабад), также представляла собой федерацию городов-государств с центром в Касане. Ниже по течению Сыр-Дарьи, в долине Чирчика был расположен Шаш (Чач) с центром в Бинакенте (современный Ташкент). Ниже Шаша по Сыр-Дарье также существовали цветущие культурные земли. В бассейне Арыси было расположено Исфиджабское царство с центром в Исфиджабе (около современного Чимкента). Еще ниже располагалась область Фараба, или Отрара, имевшая накануне арабского завоевания самостоятельных царей. Хорезм История Хорезма в III—IV вв. известна лучше, чем история других областей Средней Азии, благодаря производившимся здесь раскопкам. Культурная полоса Хорезма в I тысячелетии н. э. была значительно шире, чем когда-либо позже. Она простиралась далеко на запад и на восток от Аму-Дарьи. Для Хорезма была характерна довольно значительная политическая централизация. Упадок Кушанской империи в III в. н. э. привел к освобождению Хорезма от кушанской зависимости. Первые Сасаниды претендовали на то, чтобы господствовать над Хорезмом, но фактически он был независим от них. На III в. падает кратковременный подъем могущества Хорезма,,последний расцвет его в рабовладельческую эпоху. Выдающимся памятником культуры Хорезма I—VI вв. н. э. является городище Топрак-кала. Здесь находилась в III в. столица Хорезма. Город в плане представлял собой правильный прямоугольник. В северо-западном углу был расположен дворец правителя — огромный трехбашенный замок. На юго-восток от замка находился храм огня. От него на юг шла длинная улица, разрезавшая город на две половины. Отходившие от нее переулки отделяли друг от друга массивные дома-кварталы, из которых состояла столица позднерабовладельческого Хорезма. В Топрак-кала открыто большое количество памятников искусства (архитектуры, скульптуры, живописи), монет и — самое главное — памятники хорезмской письменности. Здесь был обнаружен архив из 116 документов, написанных на дереве и коже. В 305 г. столица была перенесена в город Кят на правом берегу Аму-Дарьи, где, по рассказу хорезмского ученого X—XI вв. Бируни, хорезмшах Африг (имя его известно и по данным нумизматики) построил величественный замок Фир. От Африга пошла династия Афригидов, правившая в Хорезме несколько векоп. По имени этой династии и культура Хорезма этого периода называется афригидской. Юго-западная часть Средней Азии с первой половины III в. входила в состав сасанидского Ирана. Хозяйство и общественный строй Средней Азии в III—IV вв. Основу хозяйства Средней Азии составляло ирригационное земледелие. Оросрттельная сеть достигла наивысшего развития в кушанский период. Главные оросительные системы Средней Азии с их большими каналами, по которым крупные речные суда проникали на десятки километров в глубь страны, восходят к этому времени. В рассматриваемый период здесь были известны многие из сельскохозяйственных культур, выращиваемых и теперь: пшеница, просо, ячмень, люцерна, хлопок, виноград, огородные и бахчевые растения, в частности дыни, плодовые деревья, тутовое дерево и т. д. Значительную роль играло животноводство — разведение лошадей, крупного и мелкого рогатого скота, домашней птицы. В малоплодородных горных районах скотоводство преобладало над земледелием. Высокого развития достигло также ремесло — гончарное, металлургическое, стекольное, кузнечное, ткацкое (особенно в окрестностях Бухары) и т. д. Для данного периода оно известно по археологическим находкам, для более позднего — также и по сообщениям арабских писателей. Сильно было развито горное дело, особенно на востоке Средней Азии, в горах, нередко восходившее к глубокой древности. Китайские источники сообщают, что в горах Ферганы и Согда добывались железо, золото, серебро и нефрит. В Илаке добывалось серебро, в Карамазаре — медь, в Бадахшане — рубины, в Бактрии — лазурит и т. д. Чтобы составить представление об общественном строе Средней Азии III— IV вв., материал приходится черпать отчасти из последующего времени. Среднеазиатский город рассматриваемого периода обычно занимал обширное пространство, обнесенное колъгом мощных глинобитных стен и пересеченное арыками. Здесь находились окруженные садами и посевами укрепленные усадьбы дехкан. Непременной принадлежностью города был рынок, почти всегда за воротами, а также храмы и монастыри различных религий — зороастрийские («дома огня», куда по праздникам горожане собирались на общественную трапезу), буддийские, манихейские и христианские. Вокруг города располагался рустак — находящаяся под его влиянием сельская местность, границы которой определялись размерами ирригационной сети. В рустаке находились такие же укрепленные усадьбы, как и в городе. Различие состояло в меньшей густоте расположения построек, в меньшем удельном весе ремесла сравнительно с земледелием. Неукрепленные селения существовали только в отсталых горных местностях. Даже те населенные пункты, которые позднейшие арабские источники именуют деревнями, имели обычно стены, цитадель правителя, храмы, рынки. Их полусамостоятельные правители нередко носили столь же громкие титулы, как и правители крупных городов. Наряду с относительно скромными «замками» крестьянских семенных общин возникают мощные крепости землевладельческой знати. Наличие укрепленных поселений — характерная особенность Средней Азии. Не случайно поэтому иноземные источники постоянно говорят о большом количестве среднеазиатских «городов». Это объясняется специфическими условиями Средней Азии. Рядом с оазисами жили кочевники. Оживленный обмен с ними способствовал возникновению центров торговли и ремесла, а их постоянные набеги не позволяли оседлому населению жить вне укреплений. Упадок рабовладельческого строя на территории Средней Азии находит отражение в различных областях жизни. В результате ослабления государственной власти и прогрессирующего закабаления крестьянства приходит в упадок ирригационная система. Центр тяжести хозяйственной жизни переносится из города в деревню. Получает резкое преобладание замкнутое хозяйство, развивающееся в поместьях крупных землевладельцев. Ослабевают внешние экономические связи. Наивысшего расцвета торговля достигает в кушанский период. Обмен с кочевниками, транзитная торговля между Ираном, Индией, Китаем и Восточной Европой, пути которой скрещивались в Средней Азии,— все это еще сохраняется от кушанского периода, но в уменьшенных масштабах. Купцов еще много, и они весьма влиятельны (источники упоминают о них применительно к Пайкенду, Бухаре, Хорезму), но по своему положению они во многом приближаются к землевладельческой знати: они также имеют земли, башни, клиентов и рабов. Именно рабами купцов и землевладельческой знати были те ремесленники, изделия которых упоминаются в литературных источниках и обнаружены археологами. Свободных ремесленников в рабовладельческой Средней Азии было мало; лишь в немногих городах, например в Антиохии Маргиане, в парфянский период существовали ремесленные кварталы. Политический строй В политическом строе и в быту среднеазиатских государств этого времени сохранились весьма древние черты. Власть царя была ограничена советом старейшин.Царь был верховным жрецом и участвовал в религиозных церемониях. Особа царя считалась священной, с ней связывались магические представления: цари некоторых городов не могли показывать народу свои волосы, дабы не навлечь несчастья. Китайские и арабские источники говорят о пышном придворном этикете. Цари ряда городов и государств чеканили монету. Известны монеты Бухары, Хорезма, Согда. Для Хорезма характерны, в частности, мелкие бронзовые монеты. Некоторые согдийские монеты чеканились по образцу китайских с квадратным отверстием в середине, Происхождение многих монет еще не установлено. Города-государства иногда объединялись в конфедерации под гегемонией сильнейшего из них. Во главе конфедерации стоял съезд царей и знати. Основную массу войска составляла аристократическая конница. Наряду с этим городская знать выставляла отряды вооруженных рабов — чакиров. О них говорят китайские источники. Культура Культура Средней Азии на рубеже древности и средневековья стояла высоко. Значительное развитие получили письменность и литература — религиозная, историческая, астрономическая и т» д. Существовало много различных видов письменности. Очевидно, не позже IV в. н. э. на основе арамейского алфавита было создано согдийское письмо. Известная переписка между матерью, жившей в Самарканде, и дочерью, которая жила в согдийской колонии в Дуньхуане, в восточной части Восточного Туркестана, датируется началом IV в. Эта переписка дает представление о семейном быте согдийцев и, в частности, о грамотности и самостоятельности женщин, не говоря уже о том, что она является одним из немногих и притом наиболее древних памятников согдийского языка. В Хорезме развивается хорезмское письмо, с V в. начинающее эволюционировать в сторону курсива. К III —IV вв. относятся важнейшие памятники древнехорезмской письменности: архив гтз Топрак-кала, ранние монеты Афригидов. В Тохаристане было, невидимому, распространено несколько алфавитов индийского происхождения. Своеобразное письмо, восходящее к арамейскому алфавиту (как согдийское и хорезмское), существовало и у кочевников. К сожалению, письменных памятников этого времени сохранилось немного. Бируни упоминает о хрониках и религиозных трактатах в Хорезме, уничтоженных арабами. Искусство Средней Азии на рубеже древности и средневековья также достигло высокого уровня. Его образцами могут служить терракотовые статуэтки Афрасиаба, скульптурные украшения погребальных ящиков, серебряные чаши с реалистическими изображениями царей, всадников и божеств, происходящие, видимо,из Хорезма. Архитектура получила новый толчок благодаря строительству замков. Для гражданской архитектуры Хорезма в этот период характерны суровые и простые формы построек, обработка поверхности стен в виде полуколонн, соединяемых наверху полукруглыми арочками, массивные цоколи центральных высоко подымающихся башен. В религиозном отношении Средняя Азия отличалась не меньшей пестротой, чем в политическом. Это было следствием того, что в процессе исторического развития одна религиозная система наслаивалась здесь на другую. Древнейшими формами религиозной идеологии были местные культы, еще продолжавшие играть значительную роль, хотя бы в виде пережитков, и возникший на территории Восточного Ирана и Средней Азии зороастризм. В кушанский период распространяется буддизм. В период распада Кушанского царства в Среднюю Азию проникают иудаизм, манихейство и христианство. Из Восточного Туркестана (Синьцзяна) дошли многочисленные манихейские тексты, согдийские и тюркские. В тюркском варианте, восходящем к V в., сохранилось главное произведение манихейского вероучения — «Хуастуанифт». смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ В IX—X ВВ

Феодальные отношения в IX—X вв. В IX—X вв. в Средней Азии наблюдался подъем сельского хозяйства. Получили большое распространение сельскохозяйственные культуры — рис и хлопок. В значительно больших размерах стали разводиться бобовые культуры, овощи, лен (как масличное растение) и конопля. Увеличилось хозяйственное значение шелководства. В источниках X в. говорится о ста с лишним сортах винограда, разводившихся в Средней Азии. В IX—X вв. сохранялись, хотя и уменьшились в размерах, государственные земли — султана (термин «султан» в то время означал «правительство»). Земли провинциальной знати — дехканов считались их мульками, т. е. отчуждаемой собственностью каждого феодала. Владельцы этих земель не несли обязательной службы государству, но мульки были обложены поземельной податью (хараджем). Остальные категории земель не отличались от аналогичных видов земельной собственности, сложившихся в других странах, ранее входивших в состав Халифата. Это были «собственные» земли (хасс) фамилии Саманидов, а также земли религиозных учреждений (вакф). Новым явлением было то, что при Саманидах, особенно в X в., фонд государственных земель уменьшился в результате раздачи их служилым людям в условное владение (икта). На правах икта передавались земли разных размеров — от целой области до одного селения или даже его части. Владелец икта должен был нести службу (военную или гражданскую) государству и получал за это право взимать в свою пользу с крестьян, сидевших на данной земле, харадж и все подати, ранее вносившиеся в казну. Юридически земли икта считались государственными и не должны были переходить по наследству, но на практике уже с X в. наблюдалось стремление владельцев икта превратить их из временных условных владений (бенефиция) в наследственные (феод, лен). Постепенное и закономерное превращение икта из бенефиция в наследственный лен завершилось между XI и XIII вв. Как и в других саранах Среднего Востока, в Средней Азии крупная феодальная собственность на землю и воду соединялась с мелким крестьянским держанием и с издольной системой эксплуатации. Крупных господских хозяйств почти не было, а те, которые имелись, обслуживались рабами. Феодальная рента взималась в смешанной форме, но ведущее место среди крестьянских повинностей занимала продуктовая рента. Феодальная рента или поступала целиком в казну (с государственных земель в качестве налога), или шла целиком в пользу землевладельца (с вакфов и с земель икта), или же делилась в определенной пропорции между феодалами и казной (с мульковых земель). Феодально зависимые крестьяне к земле прикреплены еще не были. Единицей обложения в Средней Азии был джуфт-и гав (буквально—«пара быков»), т. е. участок, который мог быть обработан при помощи одной упряжки быков в течение сезона (в среднем 6—8 га орошаемой земли). Нередко на одном таком участке работало несколько крестьянских семейств. Город в IX—X вв. В IX—X вв. в Средней Азии сложился типичный город феодального общества. Древнейшими его частями были цитадель и обнесенный стенами старый город (шахристан) с общественными зданиями и усадьбами знати, воздвигнутыми еще до арабского завоевания. Теперь же возникли рабады, т. е торгово-ремесленные посады, в которых и сосредоточилась вся хозяйственная жизнь города. Такие города, как Мерв, Ургенч, Бухара и Самарканд были в IX—X вв. центрами ремесленного производства и торговли. Здесь выделывались хлопчатобумажные и шелковые ткани, простые и высокохудожественные изделия из железа, меди и стали, изделия из бронзы (кувшины и чаши), изделия из поливной и неполивной обожженной глины, из кожи (обувь, седла, колчаны) и т. д. Ремесленники одной и той же специальности объединялись в корпорации, напоминавшие европейские цехи, и селились обычно в одном и том же квартале, где находились и их мастерские-лавки. Эти ремесленные корпорации состояли из мастеров (устад), подмастерьев (халифэ) и учеников (шагирд). Объединения ремесленников часто вели борьбу с государственной властью и местными феодалами, стремясь к освобождению от феодальных повинностей и к установлению цеховой монополии, но так и не смогли этого добиться. В Средней Азии центральная власть поддерживала местных феодалов в борьбе с городскими ремесленниками. Последние не имели здесь союзника и в лице крупного городского купечества. Феодалы вкладывали средства в караванную торговлю, и крупные купцы были тесно связаны с феодалами. Так же, как и на всем Ближнем и Среднем Востоке, в Средней Азии не было общегородского самоуправления. Власть в городах, служивших местопребыванием общегосударственных и местных правителей, оставалась в руках феодалов. Самоуправление существовало только в рамках отдельных корпораций (ремесленных, купеческих и духовных) и городских кварталов, имевших своих выборных старшин. В городах, расположенных на караванных путях, купцы пользовались большим влиянием. Они торговали преимущественно предметами роскоши: китайским шелком, среднеазиатским стеклом, коврами, драгоценными камнями, пряностями и т. д. Торговые караваны ходили из Средней Азии в Восточную Европу и Русь, на Волгу и Каму, где среднеазиатские купцы скупали у болгар, хазар и русских пушнину и кожи, русские и варяжские мечи, а сбывали им хлопчатобумажные и шелковые ткани, ковры, серебряные изделия, сухие фрукты и т. д. Шелковые ткани из Бухары и Мерва вывозились в Сирию и Византию.Через Семиречье из Средней Азии караванный путь шел также в Китай. В торговле с Русью главную роль играл город Ургенч в Хорезме. Хорезмские купцы ездили не только в Итиль и Болгар, но и в Киев. Автор XI в. Мервези приводит известие, относящееся к концу X в., о хорезмских купцах, с которыми «падишах Руса Буладимир» (т. е. русский князь Владимир) беседовал о мусульманской вере. Государственный строй Управление Саманидским государством осуществлялось через 10 ведомств (диванов): диваны великого везира, финансов, внешних сношении, почты, гвардии и др. Центральная власть играла важную роль в борьбе с постоянными нападениями тюркских степных кочевников. Однако политика централизации наталкивалась на упорное сопротивление дехканов. Феодальная раздробленность еще больше усиливалась в результате распространения института икта. Стоявшие во главе областей правители — хакимы чаще всего были местными наследственными землевладельцами. Уже современники Саманидов, арабские и арабоязычные географы X в., говорят, что ряд областей Саманидского государства — Хорезм, Хутталян, Саганиан, Исфиджаб и другие феодальные владения не вносили хараджа в казну Саманидов и фактически пользовались почти полной независимостью. С середины X в. в Саманидском государстве усилилась междоусобная борьба за власть внутри класса феодалов, в которую были вовлечены не только представители династии и крупные дехканы, но и тюркская гвардия в лице ее видных военачальников. Войско в Саманидском государстве состояло из феодального ополчения дехканов и дворцовой гвардии, которая, так же как и при дворе аббасидских халифов, формировалась из молодых тюрок — гулямов (мамлюков). Военачальники гвардии, наделенные землями икта, вскоре сами превратились в феодалов. Опираясь на дехканское ополчение и на тюркскую гвардию, старинная провинциальная знать в лице крупных дехканов, а с середины Х в. и новая военная тюркская аристократия вели борьбу против центральной власти. Народные движения в X в. Начиная с 902 г. в Хорасане происходили многочисленные народные волнения и восстания, облекавшиеся в идеологическую оболочку карматства. В 907 г. вспыхнуло большое восстание в районе Херата. При Насре II (914—943) возникло движение в Бухаре, возглавленное хлебопеком Абу Бекром. Основными участниками движения были бухарские айяры (городская беднота), а также ремесленники, мелкие торговцы и окрестные крестьяне. Карматы Хорасана и Средней Азии, так же как и карматы Ирака, Сирии и Бахрейна, отстаивали свободу крестьянства, выступали против победивших феодальных порядков, требовали передачи земель сельским общинам и установления социального равенства для всех свободных людей. Но на рабов идеи равенства карматы не распространяли. Они добивались только, чтобы рабы принадлежали не отдельным лицам, а сельским общинам и участвовали в обработке их земель. Против карматства особенно активно боролись «правоверное» (суннитское) мусульманское духовенство и военная знать Бухары. Саманид Пух II ибн Наср (943—954), став эмиром, жестокими мерами истреблял карматов во всем Саманидском государстве. Культура IX—X века были временем расцвета материальной и духовной культуры народов Средней Азии. Высокого уровня достигли архитектура и изобразительные искусства. Именно в этот период усовершенствовалась техника возведения сводов и куполов. Об этом свидетельствует девятикупольная мечеть в Хазаре с арками и куполами из сырцового кирпича и интереснейший памятник — караван-сарай Кырк-кыз в Термезе (VIII—IX вв.), представляющий квадратное в плане здание с массивными башнями на углах, снаружи похожее на крепость, а внутри имеющее сложную систему купольных и сводчатых помещений, соединенных коридорами. Выдающимся архитектурным памятником этого времени является мавзолей Исмаила Саманида (892—907) в Бухаре, построенный в форме куба, с красивым геометрическим узором по стенам. В области прикладного искусства особенное развитие получила керамика, покрытая одноцветной, а затем и полихромной (многокрасочной) глазурной росписью. Для каждого района была характерна посуда с особой орнаментацией. Особенно хороша по выполнению и узору самаркандская керамика. Прекрасны большие блюда и вазы с черным и красным стилизованным узором на светлом, цвета слоновой кости, фоне. В узоры нередко вписаны орнаментальные надписи, содержащие пословицы и пожелания. Встречаются также изображения животных и птиц. Большим совершенством отличалась и глазурованная глиняная посуда с рельефным узором ( Образцы этой высокохудожественной керамики находятся в Государственном Эрмитаже в Ленинграде, в Музее восточных культур в Москве и в ряде других музеев России). Столь же высокохудожественными являлись изделия из бронзы. Не меньших успехов народы Средней Азии достигли и в области литературы. В IX в. сложился литературный язык дари, иначе фарси (буквально — «придворный», «персидский»), близкий к родственным разговорным языкам — таджикскому и новоперсидскому. Поэзия на языке дари вошла в литературный фонд и таджиков, и персов. Поэзия таджиков в X в. на языке дари была представлена талантливыми произведениями двух поэтов — Рудаки и Дакики. Рудаки, сын крестьянина, был мастером литературного жанра касыды (торжественной оды), а также газели (лирического стихотворения) и дидактической поэмы. В своих стихах он воспевал природу, любовь и радости жизни. Дакики посвятил свою жизнь поэтической обработке героического эпоса иранских народностей. Этот труд Дакики не успел закончить. Дело Дакики продолжал и завершил уже в начале XI в. великий поэт, классик персидской и таджикской поэзии Абу-л-Касим Фирдоуси Тусский (934 — около 1021) (О Фирдоуси см. главу XXXIV настоящего тома.). В IX—X вв. в Средней Азии большое развитие получили научные знания. Повсюду возникали местные школы. Научные произведения писались на арабском языке, а с конца X в. и на языке дари. Так, например, на этом языке был написан ценный анонимный труд по географии «Худуд ал-алем» («Пределы мира»)(Известен также под названием «Рукопись Туманского», по имени русского ученого-ираниста, открывшего эту рукопись.). В IX в. широкую известность приобрели имена среднеазиатских математиков Мухаммеда ибн Мусы ал-Хорезми, автора трудов по алгебре и географии, и Ахмеда ал-Фергани. Абу Наср ал-Фараби (X в. ) — один из величайших философов Востока, последователь Аристотеля — разработал учение о вечности материи и несотворенности мира. Подлинным гигантом мысли был медик и философ рационалист Ибн Сина, или Авиценна (980—1037), как его называли в Западной Европе. В физике Ибн Сина продолжал традицию аристотелизма, в логике и в теории познания — материалистическую тенденцию ал-Фараби. Но материалистические выводы в трудах Ибн Сины выражены менее ясно, нежели у ал-Фараби, и нередко скрыты за мистической формой изложения. Мировую славу Ибн Сина заслужил главным образом двумя своими трудами на арабском языке — по философии («Китаб ашшифа» — «Книга исцеления») и по медицине («Ал-Канун фи-т-тиб» — «Канон врачебной пауки»). Латинский перевод последнего труда был издан на Западе в XV в. в числе первопечатных книг; влияние Ибн Сины в восточной и западноевропейской медицине сохранялось до XVII в. Величайшим ученым-энциклопедистом стран Средней и Передней Азии и Средиземноморья в средние века был хорезмиец Абу-р-Рейхан ал-Бируни (973—1048) — математик, астроном, филолог, географ и историк. Из многочисленных его сочинений следует отметить труд по хронологии истории Востока, превосходное историко-географическое описание Индии, не дошедший до нас труд о восстании «одетых в белое», а также ряд арабских переводов из Птолемея. Тюркские кочевые племена Средней Азии в конце X в. Уже с VI в. степные пространства, лежавшие к северу и северо-востоку от земледельческих районов Средней Азии, были заняты объединениями племен, говоривших на языках тюркской системы. Эти племенные объединения в X в. находились на разных ступенях общественного развития. На более высоком уровне развития среди этих племен стояли уйгуры, жившие в северной части Восточного Туркестана. Согласно известиям китайских и персидских авторов, в X в. часть уйгуров оставалась кочевниками-скотоводами, а часть их перешла к земледелию. В оазисах уйгуры-земледельцы жили вместе со старинным местным населением иранского происхождения. Через страну уйгуров лежал караванный путь из Средней Азии в Китай. На этом пути находилось немало городов. У уйгуров сложилось раннефеодальное общество и возникло уйгурское государство. Уйгуры имели уже свою письменность, основанную на алфавите сирийского происхождения. До нас дошло немало письменных памятников — религиозных текстов и деловых документов на уйгурском языке. Старинная примитивная религия уйгуров — шаманство — к концу VIII в. была вытеснена манихейством, а на смену последнему пришел буддизм, который в X в. приняла часть уйгуров. Часть их около того же времени приняла христианство несторианского толка. До нашего времени сохранилось много развалин буддийских монастырей с фресковой живописью (Богатое собрание памятников искусства уйгуров находится в Государственном Эрмитаже в Ленинграде.). В районе горной системы Тянь-Шаня, на территории нынешней Киргизии, жили киргизы (точнее — кыргызы), переселившиеся сюда в разное время с верховьев Енисея. Эти племена составили ядро сложившейся значительно позже киргизской народности. В северных предгорьях Тянь-Шаня и в степях Семиречья (юго-восточная часть нынешнего Казахстана) кочевали племена карлуков и ягма, в районе озера Иссык-куль — чигили. Степи в низовьях Сыр-Дарьи и между Аральским и Каспийским морями занимали огузы, часть которых, оставшаяся в закаспийских степях, сложилась позднее в туркменскую народность. В западной части нынешнего Казахстана в X в. кочевали кыпчаки, которые в византийских источниках назывались куманами, а в русских летописях — половцами. Кыпчаки позже (в середине XI в.) откочевали за Дон, к берегам Черного моря. В X в. причерноморские степи, вплоть до устьев Дуная, были еще заняты другими тюркоязычными кочевниками — баджанаками, т. е. печенегами (согласно русским летописям). Башкиры, жившие примерно на той же территории, что и в наши дни, первоначально говорившие на языке финно-угорской системы, с X в. уже тюркизировались. Процесс классообразования у всех этих кочевников происходил в разное время. Даже еще в начале X в. огузы, судя по рассказу арабского путешественника Ибн Фадлапа, жили в условиях разлагавшегося первобытно-общинного строя. Из общины выделились богатые скотоводы, владевшие стадами, в которых насчитывалось до 10 тыс. лошадей и до 100 тыс. овец, а также рабами. С другой стороны, появились скотоводы-бедняки, сохранявшие, однако, личную свободу. Все дела решались на сходках родовых старшин. К концу Х в. у огузов, чигилей, ягма, а еще раньше у карлуков и других кочевников степной полосы Средней Азии и нынешнего Казахстана, уже складывались раннефеодальные отношения. Формирование классового общества шло у них в основном по одному общему пути. Древняя родовая кочевая община постепенно сменилась аульной кочевой общиной, в которой земля (пастбища) находилась еще в общинной собственности, а скот — уже в частной собственности. Накопление поголовья скота у богатых кочевников, в чем немалую роль играли набеги на соседних кочевников и на земледельческие оазисы, усиливало имущественное неравенство и приводило к выделению кочевой знати. Постепенно к ней перешло право распоряжения пастбищами, возникла феодальная собственность на землю и установилась феодальная зависимость массы рядовых кочевников от богатых и знатных. Феодальные отношения у тюркских кочевников сохраняли, однако, нередко в течение многих столетий, патриархальную оболочку. Сохранялось племенное и родовое деление. Специфика же феодальной собственности на пастбища (землю) выражалась в том, что она сочеталась с общинным землепользованием (кочевки велись всей общиной), при этом земля не продавалась. Феодальные повинности рядовых кочевников в отношении кочевой знати (выпас скота, заготовка топлива, личная служба) выступали в форме родовой помощи, «древнего» патриархального обычая. Считалось, что глава племени или рода занят организацией военного дела и охраны пастбищ, поэтому «черный народ» обязан ему «помощью» в личном хозяйстве. Во второй половине X в. ханы и знать огузов, карлуков, чигилей и ягма приняли религию соседних развитых феодальных обществ — ислам, навязав его массе кочевников. В самом конце X в. на территории Семиречья и Восточного Туркестана феодализирующаяся военная знать ряда тюркских кочевых племен создала государство, получившее в исторической науке название Караханидского. Династия Караханидов вышла из среды воинственного кочевого племени ягма. Караханидское государство объединило как кочевые тюркские племена, так и население старинных земледельческих районов и городов Семиречья и Кашгара. Тогда же стали складываться государственные объединения у огузов. Наибольшее историческое значение имело создание Сельджукского государства огузов, получившего свое название по имени вождя Сельджука и его потомков — Сельджукидов. Их владения первоначально находились близ города Дженда на Нижней Сыр-Дарье. Из-за вражды с владетелем Дженда сельджукские огузы перекочевали южнее, к городу Hур, а около 1035 г. откочевали в район города Нисы и соседних оазисов (на юге нынешней Туркмении). Во главе сельджукских огузов в то время стояли два брата — Тогрул-бек и Чагры-бек, внуки Сельджука, из огузского племени кынык. Падение Саманидского государства. Возникновение узбекской народности В конце X в. Саманидское государство было завоевано Караханидами. Феодальные смуты и недовольство народных масс ростом феодальной ренты в этом государстве облегчили караханидским отрядам победу над Саманидами. К тому же Караханиды еще до завоевания вошли в сношения с представителями мусульманского духовенства и с верхушкой тюркской гвардии Саманидского государства. Оседлые провинциальные землевладельцы — дехканы также были готовы поддержать Караханидов, рассчитывая с их помощью стать независимыми в своих владениях. К политической самостоятельности стремились и военачальники тюркской гвардии. Еще в 977 г. один из тюркских военачальников, Себук-тегин, захватил Газну с прилегающей областью (в нынешнем Афганистане) и основал там, против воли Саманидского эмира, самостоягельное княжество, так называемое Газневидское государство. После этого Себук-тегин договорился с караханидским ханом Насром о разделе Саманидского государства. Земли на юг и запад от Аму-Дарьи должны были достаться Газневидскому государству, а земли на север и восток от Аму-Дарьи — Караханидскому государству. В 999 г. Караханиды заняли Бухару и все земли за Аму-Дарьей (Мавераннахр). Саманидское государство перестало существовать. После караханидского завоевания власть в Мавераннахре перешла в руки тюркской кочевой знати. Со времени прихода к власти Караханидов в Мавераннахр переселилось огромное количество тюркского кочевого населения из Семиречья и Восточного Туркестана. Тюркское население имелось в Мавераннахре и до XI в., но тогда оно было немногочисленно. В XI—XII и последующих веках часть кочевников, больше всего из беднейших слоев, медленно переходила к оседлому земледельческому труду, смешивалась с оседлым таджикским населением и ассимилировала последнее, передавая ему свой язык тюркской системы, называемый советскими лингвистами староузбекским. Сложилась народность, впоследствии получившая название узбекской. Средняя Азия при Караханидах После завоевания Караханидами Средней Азии произошли изменения в формах государственного управления. Саманидское государство с его относительно развитым бюрократическим аппаратом и с большим фондом государственных земель перестало существовать. Вместо него теперь сложилось Караханидское государство, в котором господствовала удельная система. Почва для нее была подготовлена уже раньше ростом феодальной раздробленности. Караханидское государство в XI—XII вв. владело огромной территорией, в которую входили Восточный Туркестан, Семиречье, Фергана и Мавераннахр. Члены Караханидской династии в качестве удельных ханов (илек-ханов) владели отдельными районами. Во главе Караханидского государства стоял хан ханов (султан султанов, или тамгач-хан,— так раньше называли тюрки китайского императора). Уже с первой половины XI в. каждый из удельных ханов стремился максимально ослабить свою зависимость от тамгач-хана. В 1089 г. Караханиды были разбиты войсками Сельджукской империи, и им пришлось стать ее вассалами. В 1128 г. изгнанные из Северного Китая кочевники — кидани (кара-китаи) захватили Семиречье и Восточный Туркестан. В 1141 г. они подчинили себе весь Мавераннахр. Караха-нидские удельные ханы принуждены были стать вассалами-данниками киданьского государя — гурхана. Сами кидани обосновались в Семиречье, где продолжали вести кочевой образ жизни. Развитие феодальных отношений в XI—XII вв. В XI—ХП вв. в Средней Азии произошло перераспределение земельного фонда. Неприкосновенными остались только вакфные земли. Большая часть прежних государственных и мульковых земель перешла в руки новых владельцев. При этом преобладающей формой феодальной земельной собственности в XI в. стала икта, которая в течение XI—XII вв. из временного бенефиция превратилась фактически в наследственный лен, феод. Икта получали теперь преимущественно представители военной кочевой знати, подвергавшие феодальной эксплуатации не только кочевников, но и в еще большей мере оседлых крестьян. К началу XIII в. крестьяне, сидевшие на землях икта, находились почти в полной зависимости от их владельцев. Владельцы икта пользовались правом налогового, а к началу XIII в. и судебною иммунитета. Представители кочевой знати, владея землями икта и получая с них ренту продуктами, обычно продолжали жить в степи. Прошло по крайней мере столетие, прежде чем они переселились в города. Переход мульковых земель дехканов к военно-кочевой знати из числа завоевателей и превращение земель в икта привели постепенно к полному исчезновению дехканов. При этом сам термин дехкан не исчез, но позже им стали обозначать простого крестьянина. Икта обладала теми же основными признаками, какие были присущи и европейским ленам, но, кроме того, она имела и такие особенности, которых не знало феодальное землевладение в странах Запада. Как в Средней Азии, так и в других странах, впоследствии завоеванных тюркскими кочевниками (Иран, Азербайджан, страны Передней Азии), икта стала специфической формой господства военно-кочевой знати над оседлым крестьянством. Икта нередко включала территорию и земледельческого оазиса, и кочевой степи. Данные источников о положении феодально зависимого крестьянства в этот период очень скудны. Несомненно лишь, что оседлые крестьяне подвергались более тяжелой эксплуатации, чем кочевники, и что зависимость крестьян от феодалов в этот период все время росла. Возвышение Хорезма в XI—XII вв. Хорезм, разъединенный при Саманидах на две части (Южный с центром в Кяте, где правил местный князь — хорезмшах, и Северный с центром в Ургенче, где правителем был арабский эмир), в 996 г. объединился в одно феодальное государство. В XI—XII вв. Хорезм переживал хозяйственный и культурный подъем. Основой экономики Хорезма была его богатая земледельческая культура, сложившаяся на базе огромной оросительной сети с речными каналами, плотинами и другими сооружениями. Здесь возделывались пшеница, ячмень, просо, рис, хлопок, фрукты, виноград и бахчевые растения. В городах Хорезма развивались ремесла, росла транзитная торговля с кочевниками степей, а также с хазарами, Поволжьем и Киевской Русью (с X в.). Из этих стран шли кожа, меха, корье для дубления кож, лошади и рогатый скот, а также рабы и рабыни, а из Хорезма вывозились сушеные фрукты, зерно, рис, ковры, серебро, седла, кожевенные изделия и ткани. Хорезмские купцы принимали участие и в торговле с Китаем, Ираном и городами Мавераннахра. Столица Хорезма Ургенч к началу XI в. являлась одним из самых красивых и благоустроенных городов Востока и была крупным культурным центром. При дворе хорезмшаха одно время жили выдающиеся ученые стран Востока, в их числе Ибн Сина и Бируни. В 1043 г. Хорезм подпал под власть Сельджукской империи в качестве вассального княжества. Но уже в середине XII в. хорезмшахи, располагавшие огромными материальными средствами и наемными войсками, добились его независимости, а в конце XII — начале XIII в. перешли сами к активным завоеваниям, подчинили своей власти Хорасан, Западный Иран, Афганистан и Мавераннахр, разгромив государство киданей. К началу XIII в. Хорезм стал центром большой феодальной империи. Народное восстание в Бухаре в 1206—1207 гг. В Бухарском оазисе в XII в. сложилось княжество во главе с садрами (духовное звание, передававшееся по наследству). Садры были крупными феодалами, а также участвовали в караванной торговле. На свои средства они содержали 6 тыс. факихов (мусульманских богословов), чтобы при посредстве этого паразитического слоя держать в повиновении народные массы. Садры являлись самыми жестокими эксплуататорами крестьян и ремесленников и были им глубоко ненавистны. В 1206 г. против местного садра в Бухарском оазисе вспыхнуло восстание ремесленников, поддержанное крестьянами. Во главе этого движения стоял мастер по выделке щитов Мелик Синджар. Восставшие захватили власть в Бухарском оазисе, изгнали садра, его родственников и вассалов конфисковали их поместья и имущество. Но этим воспользовался хорезмшах Мухаммед, который вмешался в бухарские дела, подавил народное восстание в 1207 г. и присоединил Бухару к своим владениям. Культура в XI — начале XIII в. Под владычеством Газневидов и Караханидов условия для развития науки и философии у народов Средней Азии были менее благоприятными, чем в X в. Реакционное суннитское духовенство теперь пользовалось несравненно большим влиянием и упорно преследовало светскую науку и философию. Тем не менее XI—XII века отмечены новыми культурными достижениями, главным образом в области филологии. В XI в. караханидский тюрк, ученый-филолог Махмуд Кашгарский составил на арабском языке словарь тюркских диалектов своего времени. Его труд является важнейшим источником для изучения истории развития языков тюркской системы. К XI в. относится и творчество великого таджикского поэта-мыслителя Насир-и Хусрау (Насир-и Хосров, 1004—1088), автора прозаической «Книги странствия» (описания путешествия в Иран, Сирию, Египет и Аравию) и ряда поэтических произведений. Насир-и Хусрау примыкал к исмаилитам, резко критиковал феодальный строй и стоял за освобождение крестьян от зависимости. Последние годы жизни Насир-и Хусрау, скрываясь от преследования, жил в горах Бадахшана. Первым произведением на староузбекском языке была дидактическая поэма «Кудатку билик» («Совершенное познание», 1069 г.) Юсуфа Бала-сагунского. В ней автор советует караханидскому хану оказывать покровительство культуре оседлых народов, а земледельцам, ремесленникам и купцам отдает преимущество перед кочевниками. До нас дошел также диван (собрание стихов) на староузбекском языке поэта-суфия Ахмеда Ясави (XII в.). Продолжала развиваться и архитектура. Характерными чертами построек были порталу главного фасада зданий и украшение стен резной терракотой, стойко выполненным растительным узором и стилизованными надписями. Лучшими памятниками зодчества XI—XII вв. являются: дворец правителей в Термезе, мавзолеи в Узгене, Рабат-и Малик («Царский рабат») — укрепленный караван-сарай с так называемыми «гофрированными» стенами и орнаментами (XI в.) на пути из Бухары в Самарканд, минареты в Джаркургане, Бухаре и Вабкенте (XII в.) и купольный мавзолей султана Синджара в Мерве (XII в.). В Мерве к началу XIII в. было 10 библиотек, по словам географа Якута, «более богатых сочинениями, чем библиотеки любого другого города». В Мерве же в XII в. находилось и особое учреждение — дивэкуш, где изучались приемы техники шелководства. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ В V — НАЧАЛЕ IX В

Общественный строй народов Средней Азии в V—VII вв. Крушение рабовладельческого Кушанского царства и завоевание Средней Азии кочевниками-эфталитами были связаны с кризисом рабовладельческого строя и зарождением феодальных отношений в ее оседлых земледельческих областях — Хорезме, То-харистане, Согде и Фергане. Возникновение феодальных форм эксплуатации было процессом длительным и вместе с тем революционным по своему историческому значению. Становление феодальных отношений шло двумя путями. С одной стороны, господа сажали на землю своих рабов, предоставляя им земельные участки и орудия труда. С другой стороны, выделившаяся из общины разбогатевшая часть сельского населения (дехканы) разными способами присваивала землю рядовых общинников и водные ресурсы. Об имущественной дифференциации внутри общины можно судить на основании открытых археологами жилищ нового типа: в V—VI вв. появились усадьбы-«замки» больших крестьянских семейств, огражденные стенами, за которыми находилась жилая башня. Замки дехканов (образцом их является Тешик-кала в Хорезме) строились по такому же плану, но отличались значительно большими размерами, прочностью стен и роскошью отделки. Обедневший земледелец-общинник вынужден был становиться в зависимость от дехкана на началах издольной аренды. Такие издольщики назывались кедиверами, они впоследствии превратились в феодально зависимых крестьян, в то время как из крупных землевладельцев — дехканов сформировался класс феодалов. В земледельческих областях Средней Азии, расположенных в оазисах по долинам рек, образовалось несколько десятков владений во главе с феодалами, которые также носили название дехканов. Наиболее сильными из этих феодалов были цари Согда и Ферганы, владетели Осрушаны, Бухары и Мерва. В V в. и в первой половине VI в. все эти местные правители были данниками царя эфталитов. Независимость сохранял только Хорезм,управляемый царями из династииАфригидов. Средняя Азия и тюрки Между 563 и 567 г. Тюркский каганат, образовавшийся в середине VI в. в районе Алтайских гор и в степях Семиречья, заключив союз с сасанидским Ираном, разбил эфталитов и подчинил своей власти Среднюю Азию до реки Аму-Дарьи. Кочевники-тюрки мало вмешивались во внутреннюю жизнь феодальных владений Средней Азии, довольствуясь взиманием с них дани. В 80-х годах VI в. в тюркском кочевом обществе происходил процесс классообразования. В связи с этим в Семиречье произошло восстание обедневших кочевников против правящей кочевой знати. Во главе движения бедноты стал царевич Абруй (в китайских источниках Або), сын тюркского кагана от рабыни, лишенный прав на престол из-за своего происхождения. Потерпев неудачу в открытой борьбе со знатью за престол, Абруй со своими сторонниками из беднейших кочевников откочевал в Бухарский оазис. Здесь он соединился с согдийскими крестьянами, поднявшими еще раньше восстание против местных феодализирующихся землевладельцев-дехканов. Восставшие крестьяне и кочевники изгнали из Бухарского оазиса местных дехканов и связанных с ними купцов, заняли их земли и выбрали Абруя правителем (583 г.). Бежавшая согдийская знать обратилась за помощью к тюркскому кагану. Тот прислал войска, которые жестоко подавили движение. Вернувшиеся дехканы обратили побежденных повстанцев в своих кедиверов или в рабов, отняв у них земли. Абруя подвергли мучительной казни, бросив в мешок, наполненный красными пчелами (586 г.). После 588 г. Тюркский каганат распался на Восточный, с центром в Монголии, и Западный, с центром в Семиречье. Средняя Азия вошла в состав последнего. В 634 г. Китайская империя овладела землями восточных тюрок и закрепила свою власть над Восточным Туркестаном (ныне Синьцзян). В 658—659 гг. она одержала победу и над западными тюрками. Китайская империя на время подчинила себе Среднюю Азию, но вторжение тибетцев в Восточный Туркестан и возрождение Восточнотюркского каганата (в Монголии) во второй половине VII в. положили конец попыткам феодального Китая утвердить свою власть в Средней Азии. От времени Тюркского каганата в Средней Азии остались значительные группы тюркоязычного населения (в Семиречье, Фергане, Балхе и др.), впоследствии вошедшие в состав узбекской и казахской народностей. Средняя Азия в VI и начале VII в. VI и начало VII в. отмечены, согласно сообщениям китайских источников, ростом производительных сил в земледельческих оазисах Средней Азии. Появилось шелководство, перенесенное в V в. из Китая в Хотанский оазис (в Восточном Туркестане), а оттуда на запад. Расширилась площадь орошаемой и обрабатываемой земли. К этому же времени относятся первые известия о посевах проса и пшеницы в области Чача (Ташкентский оазис). Еще более быстрыми темпами феодальные отношения в Средней Азии стали развиваться с VII в. Росло число укрепленных дехканских замков. Таков, например, замок на горе Муг (в нынешней Таджикской ССР), принадлежавший в конце VII и начале VIII в. правителю города Пенджикента Диваштичу. Раскопки в Пенджикенте дают представление о городе того времени. Город был невелик: площадь его, ограниченная городскими стенами, не превышала 19 га, а население достигало 3—4 тыс. человек. В городе преобладали богатые, чаще всего укрепленные усадьбы дехканов, владевших землями в окрестностях города, но зачастую занимавшихся также и торговлей. Ремесло далеко еще не было отделено от сельского хозяйства, и многие ремесленники жили в усадьбах дехканов как их зависимые люди или рабы. Тем не менее материал раскопок дает основание говорить о прогрессе в технике ткацкого, кожевенного и гончарного ремесел, производства стекла и т. д. В рассматриваемое время развивалась и внешняя транзитная торговля с Индией (через Балх) и особенно с Китаем. Главная роль в этой торговле принадлежала согдийцам. По данным китайских источников, за время с 627 по 647 г. только из Самарканда и ближайших к нему владений было отправлено в Китай 20 посольств, обычно в сопровождении торговых караванов. Согдийцы везли в Китай стекло, бирюзу, коней и др., вывозили же оттуда шелковые ткани. В разных районах Средней Азии добывались золото, железная руда и каменная соль. В Средней Азии в VII в. сложилось много небольших царств и княжеств, в которых правили династии местного (согдийского, хорезмийского, тохарского), а кое-где и тюркского происхождения. Все они находились сначала под верховной властью Западнотюркского каганата, которому местные цари и князья платили дань. Одно время, в середине VII в., некоторые княжества признавали и власть китайского императора. Ко времени же арабского завоевания (VIII в.) мелкие государства Средней Азии фактически были самостоятельными. Преобладающей религией ираноязычного оседлого населения оставался зороастризм, связанный со старинными местными культами и этим сильно отличавшийся от персидского зороастризма. В некоторых местностях (Тохаристан) был распространен и буддизм. По преимуществу в городах имелись также общины иудеев, манихеев и христиан. К этому времени в Средней Азии обострились классовые противоречия. Проникшее в нее из Ирана маздакитское учение имело большой успех среди малоземельных и беднейших крестьян. Именно маздакиты руководили крестьянскими выступлениями против дехканов. В начале VIII в. в Хорезме под предводительством Хурзада произошло народное восстание против знати. Движение это выдвинуло маздакитскую программу уничтожения знати, установления социального равенства и передачи всех земель свободным сельским общинам. Культура В V—VII вв. в Средней Азии продолжала развиваться письменность на хорезмийском и особенно на согдийском языках, являвшихся разговорными языками для большинства населения оседлых земледельческих областей Средней Азии, а также части Восточного Туркестана. На широкое распространение письменности указывает возникновение скорописи. Письменные памятники религиозного содержания — буддийские, манихейские и христианские на согдийском языке и согдийском алфавите (самые ранние из них датируются предположительно IV в. н. э., самые поздние — VIII в.) говорят о культурных связях согдийцев с Индией, Ираном и Сирией. Наиболее богатое собрание памятников согдийской письменности представляют документы начала VIII в., записанные на коже и палках, которые были найдены в замке на горе Муг. Богатейший материал для представления об изобразительном искусстве согдийцев в VII—VIII вв. дают недавно открытые советскими учеными росписи в Пенджикенте (Пянджикенте). Великолепные стенные фрески, обнаруженные здесь, свидетельствуют о существовании в VII—начале VIII в. высокоразвитой местной школы живописи. Стены пенджикентских зданий — храмов и жилых помещений — были покрыты сюжетными многокрасочными росписями на разнообразные темы (изображение торжественных приемов согдийских царей, поединков дехканов, боевых столкновений конников и пеших воинов, изображение арфистки и т.д.). Культовая пенджикентская живопись является важным источником для решения вопроса об идеологии и верованиях населения Средней Азии в период, непосредственно предшествовавший арабскому завоеванию и насаждению ислама. Но особенную ценность представляют стенные росписи Пенджикента на светские сюжеты. В светской живописи Пенджикента, очень выразительной и выполненной с большим мастерством, уже отчетливо проявились, однако, веяния нарождающегося феодального общества, выразившиеся в новой, более схематичной по сравнению с предшествующим временем, трактовке окружающего мира. В Пенджикенте обнаружены также скульптурные произведения и резьба по дереву с фигурами людей и животных. О высоком уровне развития, изобразительного искусства у согдийцев можно судить и по недавно открытым развалинам дворца в Варахше, к северо-западу от Бухары, с замечательными росписями на стенах (изображения зверей и всевозможных сцен охоты). Из произведений прикладного искусства следует отметить найденный в замке ва горе Муг покрытый кожей деревянный щите высокохудожественным изображением в красках всадника на оседланном коне. Изображение на этом щите, дошедшее до нас в виде фрагмента, представляет исключительный интерес: оно является, по общему признанию, произведением местного искусства и позволяет выявить его своеобразный и оригинальный характер. Это изображение дает также представление о вооружении согдийского воина-всадника в конце VII — начале VIII в. Средняя Азия славилась также согдийским высококачественным стеклом. В 428 г. приехавшие в Китай согдийские купцы обучили китайских ремесленников изготовлению этого стекла. Большое количество хорошей стеклянной посуды этого времени было найдено при раскопках в городище Афрасиаб (в Самарканде) и в других местах. Завоевание арабами Средней Азии Начавшиеся в 30-х годах VII в. завоевания арабов распространились и на Среднюю Азию. Завершив завоевание Ирана и захватив Мервский оазис, войска Арабского халифата в 651 г. дошли до река Аму-Дарьи. До конца VII в. арабские войска совершали из Мерва лишь набеги на среднеазиатские владения с целью захвата военной добычи. Но в начале VIII в. Хаджжадж, наместник восточных областей Халифата, послал в Среднюю Азию своего полководца Кутейбу ибн Муслима, под командованием которого арабские войска завершили завоевание большей части Средней Азии (между 705 и 715 гг.). Арабы встречали повсюду упорное сопротивление народов Средней Азии. Но это сопротивление было разрозненным. Отсутствие политического единства, разобщенность отдельных княжеств и распри князей облегчили арабским завоевателям их наступление. Арабские полководцы стремились привлечь на свою сторону местную знать, искавшую помощи у завоевателей в борьбе с народными движениями. Так был занят Хорезм, правитель которого (хорезмшах), желая подавить крестьянское восстание под предводительством Хурзада, призвал Кутейбу на помощь против своего народа. Отряды хорезмптаха принимали участие при осаде Кутейбой в 712г. Самарканда. Арабское завоевание Средней Азии сопровождалось разрушениями, захватом богатой военной добычи и уводом большого числа мирных жителей в рабство. По сообщению историка Ибн ал-Асира, Кутейба вывел из Средней Азии до 100 тыс. рабов-пленников. Стремясь прочно закрепиться в оседлых оазисах Средней Азии, арабы целыми семьями поселялись в захваченных городах и селениях. В Среднюю Азию, как и в Иран, направлялись арабские наместники, которых сопровождали писцы со своими канцеляриями. Вместе с ними в страну шли и служители мусульманского духовенства, всеми способами насаждавшие ислам. Борьба народов Средней Азии против владычества Арабского халифата Притеснения и вымогательства халифских властей в Средней Азии вызывали возмущение не только народных масс, но и ряда местных дехканов. Как видно из документов, обнаруженных в упомянутом уже замке на горе Муг, Самарканский царь Гурак обращался (в 718 или в 719 г.) к китайскому императору с просьбой о помощи против арабов. Ненависть к завоевателям жителей Согда вызвала среди них движение за переселение в Фергану, еще не покоренную арабами. Собралось свыше 10 тыс. человек во главе с владетелем Пенджикента Диваштичем. Осажденные затем арабами в Ходженте, все они вынуждены были сдаться, выговорив себе помилование. Но арабский полководец обманул переселенцев: мужчины по его приказанию были перебиты, а женщины и дети поделены между воинами и обращены в рабство. Одновременно арабские власти произвели кровавую расправу над населением Ходжентского района, перебив там несколько тысяч крестьян. В 728 г. арабские власти обещали отмену поземельной подати (хараджа) для земледельцев, которые примут ислам. Но когда многие согдийские крестьяне согласились стать мусульманами, завоеватели не исполнили своего обещания и стали взимать харадж с помощью карательных отрядов. В ответ на это разразилось восстание согдийцев, продолжавшееся 10 лет (728—737 гг.). Восстала вся страна. Одно время в руках арабского войска оставались только два города. Многие дехканы вынуждены были примкнуть к восставшим народным массам. На помощь к ним пришли и тюркские кочевые племена из Семиречья. Но повстанцам было трудно сопротивляться арабским войскам, которые получали постоянные подкрепления от халифа. В 737 г. арабское войско одержало победу над соединенным войском согдийцев и тюрок близ Кеша (ныне Шахрисябз), и движение было подавлено. После поражения этого восстания дехканы, желая сохранить свои социальные привилегии и имущество, стали переходить на службу к победителям, вступая в соглашения с арабской знатью и принимая ислам. Но народ изыскивал малейшую возможность для новой борьбы. Через 10 лет (в 747 г.) широкие массы крестьян и горожан приняли участие в начавшемся в Мервском оазисе под предводительством Абу Муслима восстании, которое закончилось низвержением династии Омейядов в Халифате и возведением на престол династии Аббасидов (750 г.). В 751 г. произошло возглавленное Шариком восстание 30 тыс. крестьян Бухарского оазиса против Халифата, с трудом подавленное халифскими войсками. В 776—783 гг. в Мавераннахре произошло движение согдийских крестьян. Некоторые дехканы из ненависти к владычеству Халифата сначала также примкнули к восстанию. Но когда выяснилось, что оно направлено не только против завоевателей, но и против местных крупных землевладельцев, дехканы покинули ряды восставших. Во главе движения стал хуррамит Хашим ибн Хаким, прозванный Муканна (по-арабски — «покрытый», т. е. «закрывавший лицо покрывалом»), родом из окрестностей Мерва, белильщик тканей. Участник восстания Абу Муслима и последующих движений в Хорасане против Арабского халифата, Муканна около 15 лет просидел в халифской тюрьме. Бежав оттуда, Муканна перебрался в Мавераннахр, где началось восстание, и возглавил его. Восставшие хотели полностью освободить Среднюю Азию и Хорасан от владычества Аббасидского халифата. Хуррамиты стремились отобрать земли у крупных земельных собственников, как арабских, так и местных, и передать их сельским общинам, установив социальное равенство. Восстание это в источниках носит название движения «людей в белых одеждах». Первоначально оно имело большой успех. «Люди в белых одеждах» захватили ряд городов и укрепленных пунктов и подошли к Самарканду. В борьбе с арабскими войсками, которые теперь были поддержаны отрядами согдийской знати, на стороне Муканны принимали участие тюркские кочевые племена из Семиречья: тюргеши и карлуки. Подавить это движение халифу Махди удалось только после упорной и долгой борьбы. В 806—810 гг. в Средней Азии произошло новое большое восстание против арабского владычества, охватившее огромный район от Хорезма до Памира. Халиф Мамун справился с ним не столько в результате военных действий против повстанцев, сколько путем переговоров с их вождем Рафи ибн Ляйсом и зажиточной частью участников движения, которые, получив от халифа разные привилегии, награды и земельные пожалования, изменили движению. Процесс развития феодальных отношений, начавшийся в Средней Азии еще до арабского завоевания, продолжался и под владычеством Халифата. Значительная часть земельного фонда, в первую очередь земли прежде свободных сельских общин, стала собственностью государства. Часть земельного фонда перешла к арабским знатным фамилиям, другие земли остались в собственности среднеазиатских дехканов, подчинившихся власти Халифата и мало-помалу принявших ислам. Прежние свободные земледельцы-общинники постепенно превратились в феодально зависимых крестьян. К IX в. в Средней Азии стала складываться таджикская народность, говорившая на языке, принадлежавшем к группе западноиранских языков. Таджикский язык первоначально был, по-видимому, разговорным для населения Мервского, Бухарского и других оазисов. Значительная часть согдийцев вместе с другими ираноязычными группами населения постепенно вошла в состав таджикской народности. Падение владычества Арабского халифата в Средней Азии в IX—X вв. В IX в. в связи с общим процессом политического распада Арабского халифата в Средней Азии утвердилась местная таджикская династия Саманидов (819—999). К середине IX в. под ее властью был объединен весь Мавераннахр, кроме Бухары и ее области, где оставался местный владетель — бухар-худат. Воспользовавшись феодальными усобицами и крестьянским восстанием в Бухарском оазисе, Исмаил Саманид в 874 г. захватил Бухару, подавив восстание крестьян против местных феодалов и низложив бухар-худата. При жизни своего старшего брата, саманидского государя Насра I, Исмаил был только удельным князем Бухары, но после смерти брата он стал во главе всего Саманидского государства (892—907). При Исмаиле это государство достигло наибольшего политического могущества. Власть над восточной частью Ирана (Хорасаном) в то время находилась в руках персидской династии Саффаридоэ (861—900). Саффариды пытались захватить и Мавераннахр, но в 900 г. их войска были разбиты военными силами Исмаила Саманида. Саффаридское государство было разгромлено, и его земли (Хорасан, Систан и Табаристан) вошли в состав владений Саманидов. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ В ПЕРИОД РАСЦВЕТА КУШАНСКОГО ЦАРСТВА

Хорезм О положении отдельных областей Средней Азии в I—II вв. н. э. можно судить главным образом по данным археологии. Северо-западный угол Кушанской империи занимал Хорезм. Эта область археологически обследована лучше других. Хорезм попал в зависимость от кушанов, видимо, уже при Кадфисе I и еще более прочно был включен в состав Кушанского государства при Канишке. Важнейшие памятники Хорезма Кушанского времени (Аяз-кала, Гяуркала и др.) относятся ко II в, В этот период горбда продолжают сохранять прежний облик, зато значительные изменения происходят в деревне. Именно с этой точки зрения интересен комплекс Аяз-кала. Здесь открыты неукрепленные сельские поселения, представляющие собой комплекс крестьянских усадеб, каждая из которых состоит из большого обнесенного невысокой кирпичной стеной двора, занятого, видимо, садами и огородами. Это, возможно, свидетельствует о распаде патриархальной родовой общины на отдельные патриархальные семьи и образовании сельской общины. Наличие неукрепленных крестьянских поселений характерно именно для сельской общины, в которой не род, а семья является основной хозяйственной ячейкой. Результатом распада родовой общины было появление знати. Среди множества неукрепленных крестьянских усадеб комплекса Аяз-кала выделяются три, обладающие значительно большими размерами и представляющие собой мощные крепости, владельцы которых могли легко господствовать над окрестным населением. Одновременно с этим усиливается роль государства. Если ранее каждый город и даже каждое сельское поселение сами по себе оборонялись от кочевников, то теперь в сторону степей выдвигается цепь построенных государством укреплений с постоянными гарнизонами. В культурном отношении Хорезм менее других областей был затронут новыми веяниями, распространявшимися в кушанский период по территории Средней Азии. Правда, следы распространения буддизма имеются и в Хорезме, где попадаются миниатюрные изображения буддийских ступ. Однако в целом зороастризм или какая-то из его разновидностей продолжает оставаться господствующей религией. Несколько сильнее было иноземное влияние в области искусства. Кушанское (греко-буддийское) искусство нашло отражение в ряде предметов хорезмийского художественного ремесла. Чач, Фергана, Согдиана Северо-восточные земледельческие области Средней Азии — Чач и Фергана — не претерпели в кушанский период существенных изменений. В Согдиане много предметов кушанского времени найдено на Афрасиабе — городище древнего Самарканда. Находки захоронений в кувшинах показывают, что преобладающей религией становится зороастризм. О сохранении местных традиций свидетельствуют многочисленные культовые глиняные фигурки, связанные с праздником Науруза (Нового года). Они ежегодно разбивались и заменялись новыми. Все это говорит о том, что и Согдиана, подобно Хорезму, была сравнительно мало затронута индийским влиянием. Бактрия В Бактрии, судя по данным археологии, сохранялось значительное различие между деревней и городом. Уровень сельскохозяйственной техники продолжал оставаться весьма низким, зерно перемалывалось на зернотерках или при помощи ручных жерновов и т. д. Вместе с тем раскопки в старом Термезе говорят о сравнительно высоком уровне городской жизни Бактрии кушанского времени. Захоронения в Гиссарском могильнике также дают любопытный материал: прекрасные сосуды, сделанные на гончарном круге, свидетельствуют о высоком развитии ремесла. По сравнению с Хорезмом и Согдианой Бактрия была сильнее затронута индийскими влияниями. Выше уже приводились данные о значительном распространении здесь буддизма, почвой для которого было, повидимому, большее, чем в других областях Средней Азии, развитие рабовладельческих отношений. Гунны в I—II вв. н. э. В начале нашей эры, примерно в то время, когда в Средней Азии начало создаваться Кушанское царство, гунны, воспользовавшись ослаблением могущества империи Хань, захватили Восточный Туркестан. Однако налоги и повинности, которыми гунны облагали население оазисов Восточного Туркестана, были настолько тяжелы, что в 34 г. н. э, правители отдельных городов-государств сами попытались перейти под протекторат Китая. Вся вторая половина I в. наполнена борьбой между Китаем и гуннами, причем в союзе с Китаем выступали племена сянь-би, кочевники тунгусского происхождения. В 90 г. гуннам было нанесено поражение в Хами, в результате которого земли гуннов в районе Хами были заняты сянь-би, а сами гунны, кочевавшие здесь, частично приняли наименование сянь-би, т. е. вошли в состав сяньбийского племенного союза (как ранее противники гуннов включались в их племенной союз), частично откочевали на запад, к озеру Балхаш С этих пор начинается ассимиляция гуннов другими центральноазиатскими племенами, а, с другой стороны, сами гунны все прочнее подчиняют своей власти кочевавших в районе Балхаша усуней. Таким образом, гунны продвигались все далее и далее на запад. Центр гуннских владений перемещается на территорию Казахстана. Во II в., в период наибольших успехов Кушанского царства, гунны продолжают вести борьбу с Китаем за те части Восточного Туркестана, которые не вошли в империю Канишки. В зависимости от гуннов находилось большинство кочевых племен Средней Азии, и гуннские набеги в период упадка Кушанской империи затрагивали даже оседлую Согдиану. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ В СИСТЕМЕ ДЕРЖАВ АЛЕКСАНДРА МАКЕДОНСКОГО И СЕЛЕВКИДОВ

По сравнению с западной половиной бывшей державы Ахеменидов влияние эллинизма в Восточном Иране и Средней Азии оказалось значительно менее прочным, и реакция местного населения против македонских завоевателей проявилась здесь ранее, чем на Западе. При Александре македонское господство в среднеазиатских сатрапиях держалось на союзе завоевателей с местной знатью и на военной оккупации важнейших стратегических пунктов. Эту последнюю функцию выполняли военные колонии — многочисленные Александрии, основанные в Восточном Иране и Средней Азии. Когда известие о смерти Александра пришло в Среднюю Азию, немедленно восстали эллины-колонисты, не желавшие нести опасную гарнизонную службу в отдаленном краю. В количестве 23 тыс. они бросили колонии и двинулись на запад. Македонскому полководцу Пердикке удалось их обезоружить и уничтожить, однако после этого численность гарнизонов в восточных сатрапиях значительно сократилась. Борьба наследников Александра между собой подорвала союз завоевателей с местной знатью; народ с трудом сносил македонское господство. С севера восточным сатрапиям угрожали кочевники, под их ударами пала Александрия Маргиана. После окончательного распада империи Александра первым царям династии Селевкидов удалось на некоторое время установить господство над среднеазиатскими областями. Включение Средней Азии в состав державы Селевкидов сопровождалось эллинской колонизацией, укреплением торговых связей со Средиземноморьем, развитием, хотя и в очень ограниченной степени, денежного хозяйства. Средняя Азия все сильнее вовлекалась в систему отношений, господствовавших в эллинистическом мире. Эллинизация страны была связана с усилением эксплуатации народных масс; тонкая греко-македонская прослойка жила фактически за счет широких слоев местного крестьянства, что возбуждало острое его недовольство. Местная знать, отстраненная завоевателями от власти, также была недовольна. Распространение эллинистической культуры в Средней Азии было сравнительно поверхностным. Как только события на западных границах и династические распри отвлекли внимание Селевкидов от восточных сатрапий, среднеазиатские области, слабо связанные с центром и упорно сопротивлявшиеся греко-македонскому завоеванию, отпали. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН В XVI И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII В

В начале XVI в. в Средней Азии и Казахстане произошли большие политические перемены, связанные прежде всего с передвижением кочевников из Дешт-и Кьшчака в земледельческие районы Средней Азии. В XVI в. в Средней Азии возникло два государства, возглавленных узбекскими династиями: Бухарское ханство в Маверан-нахре и Ургенчское в Хорезме.( Впоследствии (с XVII в.) за Ургенчским ханством утвердилось название Хивинского ханства в связи с перенесением столицы из Ургенча в Хиву. ) В пределах этих двух государств находилась основная масса оседлого населения Средней Азии, а также кочевое и полукочевое население, относительно более многочисленное в Хорезмском ханстве. Влияние правителей Хорезма распространялось временами на обширные пространства туркменских земель: в XVI в. почти вся территория нынешнего Туркменистана попала под власть узбекских феодальных владетелей, во главе которых стояли ханы Хорезма. Экономические и политические связи между населением оседлых земледельческих и кочевых скотоводческих районов составляли в XVI—XVII вв., как и раньше, характерную черту исторического развития народов Средней Азии. В XVI в. наступил последний этап формирования узбекской народности. Кочевники, передавшие этому народу свое общеплеменное название, начали постепенно оседать, смешиваясь с потомками согдийцев, хорезмийцев и различных тюркских племен и народностей, населявших с давних времен территорию нынешнего Узбекистана. В XVI—XVII вв. происходило переселение ряда туркменских племен из Хорезмского оазиса и соседних с ним районов в южную часть Туркменистана. Вызванное этим перемешивание южных и северных туркменских племен сыграло большую роль в складывании туркменской народности. Казахские ханства возникли уже в XV в. В XVI в. в основном завершилось формирование казахской народности, явившееся результатом длительного процесса слияния различных тюркских племен Дешт и Кыпчака. По-видимому, к этому же времени относится и сложение таких соседних с казахами тюркских народностей Средней Азии, как киргизы и каракалпаки.( Письменные источники дают первые несомненные сведения о киргизах на Тянь-Шане в начале XVI в., а этническое название каракалпаков упоминается в источниках с конца XVI в. ) Сложившаяся к середине XVII в. карта расселения народов Средней Азии и Казахстана в главных чертах сохранилась и в исследующие столетия. Развитие феодальных отношений при сохранении значительных родо-племенных пережитков, облекавших эти отношения в патриархальные формы, имело место у всех кочевников Средней Азии и Казахстана в XVI — первой половине XVII в. Кочевники-узбеки, осваивая земледельческие районы Средней Азии и входя в тесное соприкосновение с более развитым феодальным обществом, принесли с собой отношения, свойственные ранним этапам феодализма. Это сказалось на дальнейшем развитии Мавераннахра, Ферганы и особенно Хорезма, где вновь усилилась феодальная раздробленность, что затормозило их социально-экономическое развитие. Другой причиной наметившегося к середине XVII в. хозяйственного и культурного упадка в земледельческих областях Средней Азии было перемещение торговых путей, происходившее в результате великих географических открытий, развития морской торговли европейских стран с Востоком, что повлекло снижение роли караванной торговли. Эту торговлю подрывали также турецкие завоевания в Передней Азии. В XVI в. потеряли былое значение старинные сухопутные торговые пути из Китая в страны Средиземноморья, проходившие через Семиречье и Фергану. В это же время вследствие нарушения безопасности торговых путей в Китай почти совершенно прекратились не только хозяйственные, но и дипломатические сношения с ним. После прихода к власти в Иране династии Сефевидов в результате войн, которые вели Сефевиды с узбекскими ханами значительно сократились хозяйственные связи Средней Азии с Ираном. Международное положение Средней Азии и Казахстана осложнялось угрозой со стороны джунгарских феодалов и иранских шахов. В создавшихся условиях все большее значение приобретали развивавшиеся экономические и дипломатические взаимоотношения Казахстана и Средней Азии с Русским государством. Они сыграли очень важную роль в дальнейшем, создавая исторические предпосылки присоединения этих областей к России. Политические события конца XV — начала XVI в., войны и междоусобицы серьезно подорвали хозяйственную жизнь Средней Азии, в экономике которой еще не были полностью преодолены тяжелые последствия монгольского завоевания. В результате войн и усобиц вновь были разрушены многие ирригационные сооружения и приведены в запустение целые области. Особенно трудное положение создалось в первой половине ХVII в., когда в Бухарском ханстве и в Хорезме значительно ослабела власть верховных правителей и усилилась феодальная раздробленность этих государств. Сельское хозяйство Основным занятием оседлого населения Средней Азии было поливное земледелие; урожайность полей зависела от состояния ирригационной сети. Устройство и очистка арыков, засорявшихся илом во время разливов Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи (повторявшихся несколько раз в году), требовали много рабочих рук и больших затрат труда. Архаические орудия труда в сельском хозяйстве оставались почти неизменными на протяжении столетий. Земледелец Средней Азии пахал примитивным плугом (омач), пользовался деревянной бороной (мала), употреблял деревянную лопату для веянья зерна и т. п. Для землекопных работ применялась в качестве универсального орудия своеобразная мотыга — кетмень. В XVI—XVII вв., как и в предшествовавшие столетия, основными земледельческими культурами в Средней Азии были пшеница, ячмень, рис и хлопок. Возделывались также кукуруза, просо, мак и т. п. Большое значение имели шелководство, огородничество, садоводство, виноградарство и бахчеводство. Плоды и овощи (местные сорта персиков, винограда и дыни) играли серьезную роль в питании населения, а сушеные фрукты (абрикосы и виноград) не только продавались на базарах Средней Азии, но шли и на вывоз. Сушеные фрукты, в частности, занимали со второй половины XVI в. значительное место в вывозе в Россию. Скотоводство, являвшееся второстепенной отраслью хозяйства в земледельческих областях, было главным занятием кочевников и имело экстенсивный характер. Основными видами скота были: курдючная овца, двугорбый верблюд, рогатый скот и лошади различных пород. Кони из Средней Азии (в основном туркменские) в XVI— XVII вв. пользовались большим спросом в Индии и поставлялись тысячами ежегодно на рынки Кабула. Ремесло и торговля В XVI—XVII вв. увеличение спроса на хлопчатобумажные и шелковые ткани на русских и восточных рынках вызвало довольно значительное развитие текстильного ремесленного производства в Средней Азии; развивалось и кожевенное производство. Значительная часть тканей и кожевенных изделий вывозилась в другие страны, составляя важную статью торговли на внешнем рынке. Такие виды производства городских ремесленников, как изготовление оружия и военного снаряжения, металлической посуды и ювелирных изделий, обслуживали главным образом потребности местных рынков. В городах существовала цеховая организация ремесла, которая регламентировалась особыми уставами («рисоля»). Велика была зависимость ремесленников от феодальных правителей. Они должны были уплачивать специальные налоги (промысловый и полавочный) изделиями своего ремесла. Старинный обычай делать подарки хану во время празднеств превратился в феодальную повинность. Ремесленники в Средней Азии обычно сами продавали свои изделия. Многие из них имели свои лавки на базарах. Многие города Средней Азии находились в XVI—XVII вв. в состоянии упадка, особенно в Хорезме. Об этом свидетельствовало ухудшение строительной техники и архитектуры, снижение качества керамических изделий и других видов ремесленного производства. Среднеазиатские купцы ездили в различные страны Востока и в Россию, где выменивали изделия для «ханского обихода» и вели торговлю также и своими товарами. Широко используя купцов и послов как посредников при обмене, ханы старались монополизировать торговлю на внешнем рынке. Внешняя торговля в значительной степени определялась потребностями феодальной верхушки, о чем свидетельствует ассортимент ввозимых в Среднюю Азию товаров: ценная пушнина (соболь, выдра), моржовые клыки («рыбий зуб»), дорогая красная кожа, охотничьи птицы (соколы и кречеты). Товарное хозяйство в Средней Азии развивалось очень медленно. Усиление феодальной эксплуатации. Классовая борьба Собственность феодалов на землю и воду являлась основой господствовавшего в Средней Азии способа производства. В XVI—XVII вв. в среднеазиатских ханствах продолжался рост феодального землевладения, в частности владений мусульманского духовенства. У казахов и киргизов в этот период укреплялась собственность феодальной верхушки на землю, хотя номинально земля продолжала считаться общинной собственностью. С развитием феодального землевладения усиливалась эксплуатация крестьян. Типичной формой эксплуатации была кабальная издольщина. В большинстве своем крестьяне юридически считались лично свободными, фактически они целиком зависели от феодалов. Крестьяне платили множество различных налогов и были обременены тяжелыми повинностями в пользу феодалов и феодального государства. На ирригационные, дорожные, строительные и другие работы крестьянин обязан был выходить со своим рабочим скотом, инструментом и продуктами питания. Ко многим из таких работ привлекались и ремесленники. Трудящееся население страдало от войн и феодальных усобиц, во время которых оно должно было давать людей в ополчение, выходить на постройку крепостей, принимать на постой войска, поставлять подводы, верховых и вьючных животных и т. п. Усиление классовых противоречий и феодального гнета в XVI—XVII вв. вело к обострению классовой борьбы в среднеазиатских ханствах. Правда, сведения об антифеодальных выступлениях трудящихся того времени, даваемые источниками, редки и отрывочны, ибо придворные историки интересовались ими мало, уделяя внимание прежде всего политическим событиям, происходившим во дворцах правителей, феодальным войнам и походам. Однако имеются данные, с несомненностью свидетельствующие о происходивших в различных районах Средней Азии массовых движениях и восстаниях. Некоторые восстания были непосредственно связаны с военными событиями начала XVI в., в частности с завоевательными походами Шейбани-хана и борьбой узбекских феодалов с Тимуридами. Горожане выступали против насилий сборщиков податей, восставали против феодалов. Так, анонимный автор одного сочинения о Щейбанихане («Избранные летописи побед») упоминает о жестоком подавлении этим завоевателем восстания жителей города Каракула в 1501 г. В «Записках» правителя Ферганы, впоследствии основателя династии Великих Моголов в Индии, Бабура коротко, но вполне определенно рассказывается о восстаниях «черни» в различных городах Ферганы, направленных против властей. Бабур сообщает о выступлении «черни» города Оша в 1498—1499 гг. В 1502—1503 гг. союзные Вабуру моголистанские ханы оставили гарнизоны в покорившихся Бабуру городах Оше и Маркинане (Маргелане). «Вопреки надеждам народа, — пишет Бабур, — они начали творить жестокости и насилия». Жители подняли восстание и изгнали гарнизоны. В XVI в. жители Самарканда, возмущенные жестокостью феодала Хосров-шаха, выступили против него с оружием в руках. Имеются сведения о крупном восстании населения во второй половине XVI в. в Кулябе и о вооруженных выступлениях в Зарафшанской долине в XVII в. Эти выступления, насколько позволяют судить сообщения источников, имели локальный характер и не охватывали одновременно больших территорий. Образование Бухарского ханства Хозяйственные потребности кочевников-скотоводов, особенно их феодализирующейся знати, все более нуждавшихся в земледельческих продуктах и в ремесленных изделиях, нередко служили побудительными мотивами к передвижениям кочевников из глубины степей к земледельческим оазисам и городам. Именно в связи с этим в XV—XVI вв. развивался обмен в сыр-дарьинских городах, возрастало хозяйственное и политическое значение некоторых из них, в частности Ташкента. В начале XVI в. в результате завоевания территорий, входивших в состав государства Тимуридов, узбекским ханом Мухаммедом Шейбани основные земледельческие районы Средней Азии оказались под властью узбекских феодалов. Номинально подчинились власти Шейбанидов и горные владения, расположенные на территории современного Таджикистана. Однако держава Шейбани была непрочным военно-административным объединением. Феодальные усобицы вскоре ослабили обширное, но не успевшее окрепнуть Узбекское государство. Создались благоприятные условия для военных вторжений иранского шаха Исмаила и его союзника — Бабура. В 1510 г. в ожесточенной битве с войсками Исмаила в районе Мерва было убито много узбекских воинов, погиб и сам Шейбани. Часть его завоеваний была утеряна. В конце 1512 г. Бабуру удалось овладеть Самаркандом. Но уже в следующем году Бабур потерпел в Мавераннахре поражение и Самарканд вновь стал столицей Щейбанидов. В процессе дальнейшего роста феодальной раздробленности многие среднеазиатские города (Бухара, Ташкент, Фергана и др.) превратились в независимые владения. В середине XVI в. столица образовавшегося на территории Мавераннахра узбекского ханства Шейбанидов была перенесена из Самарканда в Бухару, после чего за этим ханством утвердилось название Бухарского. В конце 50-х годов XVI в. усилился шейбанид Абдулла-хан, посадивший на трон своего отца Искандер-хана (1561—1583). Действуя от его имени и приняв на себя обязанности командующего войсками, Абдулла-хан успешно закончил борьбу с другими претендентами на престол и значительно расширил пределы Бухарского государства, он подчинил Ферганскую долину и взял Балх, а в 1576 г. овладел Ташкентом и Самаркандом В 15831., после смерти своего отца, Абдулла-хан занял трон и правил до 1598 г. В борьбе за укрепление ханской власти он опирался на поддержку высшего мусульманского духовенства и действовал с беспощадной жестокостью, уничтожая непокорных сородичей и вассалов. Достигнутое такими мерами временное ослабление феодальной раздробленности в шейбанидских владениях и объединение Мавераннахра вокруг одного центра — Бухары создали в стране относительное спокойствие и сравнительно благоприятные возможности для развития торговли и хозяйственной жизни населения. Военные походы и политические действия Абдуллы-хана, стремившегося щедрыми пожалованиями уделов склонить на свою сторону казахских султанов, обеспечили ему в 70—80-х годах немалое влияние и в землях Южного Казахстана. Однако в 1588 г. казахский хан Тевеккель порвал свои вассальные отношения с правителем Бухары и выступил против него. Последовали длительные войны между бухарскими и казахскими феодалами, продолжавшиеся почти непрерывно и в течение всей первой половины XVII в. В 1584 г. Абдулла-хан завоевал Бадахшан, где до этого времени оставались еще правители из династии Тимуридов, затем овладел городами Мервом, Гератом и Мешхедом, а в 1593—1594 гг. покорил Хорезм. Обострение отношений с шахом Ирана Аббасом I побудило Абдуллу-хана искать союза против него с Турцией и индийской державой Великого Могола. В 1585 г. состоялся обмен посольствами между Бухарой и Индией. После смерти Абдуллы-хана и вскоре последовавшего убийства его сына феодалами династия Шейбанидов прекрашла свое существование и бухарским престолом овладели Аштарханиды (1599—1753), потомки астраханских ханов, бежавших из покоренной войсками Ивана Грозного Астрахани. В начале XVII в. политическое значение Бухары резко пало. Уже в 1598 г. возвратили свою самостоятельность правители Хорезма, а затем были утрачены и многие другие завоевания Абдуллы-хана. После Имамкули-хана (1611—1642), укрепившего в известной мере власть и совершившего несколько крупных набегов на казахские степи, в Мавераннахре вновь наступили худшие времена феодальной раздробленности. Аграрные отношения в Бухарском ханстве Существовавшая в Бухарском ханстве государственная феодальная собственность на землю в ряде случаев была только номинальной и фактически прикрывала собственность крупных феодалов и высшего мусульманского духовенства. В государстве Шейбанидов уже в первой половине XVI в. узбекская феодальная верхушка обладала крупной земельной собственностью. Среди крупных феодалов было немало и представителей старинной гимуридской знати, примирившихся с династией Шейбанидов и удержавших (если не полностью, то частично) свои земельные владения. Основой экономического и политического господства феодалов являлись земельные пожалования, предоставлявшиеся им ханской властью. Институт условных пожалований, известных в Средней Азии до Тимуридов под термином икта, а при Тимуридах называвшихся союргал и тиул, получил дальнейшее развитие в XVI в. Тогда же получило распространение пожалование тому или иному лицу права взимать в свою пользу поземельную подать с определенного числа крестьянских дворов или даже с целых кишлаков и районов (танхо). Наряду с условным военнопленным землевладением существовала и безусловная феодальная собственность на землю — так называемый мульк. Большинство мульков находилось в руках высшей феодальной знати и мусульманского духовенства. В частности, владельцами крупнейших мульков являлись сами ханы и их родственники из правящей династии. Были также и мелкие мульковые владения, удельный вес которых был, однако, невелик. Происхождение мулькового землевладения было различно. Одним из его источников было введение в сельскохозяйственный оборот «мертвых», неорошенных земель. Мульковые земли приобретались путем покупки и посредством ханских пожалований. Практиковалась и передача земли ханами светским и духовным феодалам в мульк за какие-либо заслуги, причем пожалованная земля освобождалась от всяких налогов и в этом случае называлась свободным от государственных повинностей владением. Эта категория пожалований называлась «мульк-и хурр» или «мульк-и холис», что значит «очищенный», «обеленный». Среди мульковых земель феодальной знати были и заброшенные, неорошаемые земли; они раздавались на кабальных условиях безземельным и малоземельным крестьянам. Пользуясь этой землей, крестьяне обязаны были строить на ней ирригационную сеть и выплачивать высокий оброк с урожая зерновых культур и хлопка. Некоторые крупные землевладельцы получали звание тархана, освобождавшее их от налогов и повинностей в пользу государства. Между тем крестьяне, работавшие на земле тархана, не освобождались от налогов; они обязаны были платить их тархану. Увеличивался фонд земли, пожертвованной религиозным учреждениям на различные культовые и благотворительные цели (вакуфы). Владение вакуфными землями открывало широкие возможности эксплуатации трудящихся духовенством. В руках духовенства и шейхов дервишских орденов концентрировалась значительная часть земель. Так, например, бухарский шейх Ходжи-Исмаил был владельцем нескольких сот мелких и крупных владений, разбросанных по разным областям Средней Азии. Кроме того, этот шейх являлся и крупнейшим скотовладельцем. Представители мусульманского духовенства наживали огромные доходы, отправляя караваны на Восток и в Россию. Их хозяйства обслуживались в значительной мере также и рабским трудом. Образование Хорезмского (Хивинского) ханства В 1505 г. Хорезм, в котором правили Тимуриды, был завоеван Шейбаии-ханом, а через несколько лет после его смерти на этот оазис распространили свою власть узбекские ханы из рода, враждебного династии Шейбанидов. Основателем новой династии был Ильбарс. Усилившись в результате продвижения в Хорезм кочевых узбекских племен из Дешт-и Кыпчака, правители этой династии использовали благоприятную для них обстановку, создавшуюся в связи с ослаблением Ирана, и присоединили к своим владениям территорию нынешнего Южного Туркменистана и туркменские земли Балхан и Мангышлак. Но Хорезмское ханство в этот период переживало тяжелый экономический упадок и находилось в состоянии крайней феодальной раздробленности. На обширных территориях, подчинявшихся номинально ханам Хорезма, находился ряд уделов, во главе которых стояли царевичи — члены правящего дома. Наряду с господствовавшей узбекской знатью во многих таких уделах видное место занимала туркменская знать. В XVI в. на территории современной Туркмении существовали четыре феодальных владения, правители которых, как правило, лишь формально признавали верховенство ханов Хорезма. В XVI в. ханы Бухары неоднократно пытались подчинить себе Хорезм, а в XVII в. начались нападения кочевников-калмыков. В 1598—1601 гг. территории Южного Туркменистана были вновь завоеваны шахами Ирана, которые ликвидировали местные феодальные княжества и назначили в Мерв и Нису своих наместников. В первой половине XVII в. оформилось Аральское феодальное княжество, впоследствии отделившееся от Хивинского ханства. В самом Хорезмском оазисе, где главными ставками ханов в XVI — первой половине XVII в. были сначала Вазир, затем Ургенч и, наконец, Хивак (Хива), после Ильбарса и вплоть до середины XVII в. продолжалась борьба за власть между различными группировками феодально-племенной знати. Внутриполитическая обстановка в Хорезме осложнялась непрекращавшейся борьбой между узбекскими и туркменскими феодалами за господство. К началу XVII в. все большее влияние стала приобретать туркменская знать, занявшая первенствующее положение при хане Асфендиаре (1623—1643). Выступившей против нее узбекской знати удалось после длительной борьбы посадить на трон Абулгази (1643—1663), в годы правления которого несколько укрепилась ханская власть и был предпринят ряд походов на туркменские племена, от которых особенно пострадало племя салоров. Население Хорезмского ханства состояло из трех групп, различавшихся как в этническом, так и в экономическом и культурном отношениях. Жители городов и земледельческих селений были в основном потомками хорезмийцев — древних обитателей оазиса, смешавшихся со многими пришлыми, главным образом тюркскими, элементами. Вторую группу составляли туркменские племена, населявшие в основном западные и южные части ханства и занимавшиеся главным образом кочевым скотоводством. Третьей группой были кочевые узбеки, основная масса которых переселилась в Хорезм при Ильбарсе; значительная часть узбеков начала переходить к оседлому земледелию. В дальнейшем узбеки и хорезмийцы постепенно сливаются в одну народность. Трудящееся население Хорезма было обременено всевозможными налогами и феодальными повинностями. Туркмены должны были платить, кроме ушура (1/10 части урожая) и зякета (1/40 части скота), «котловую подать» (на ханский котел), исчислявшуюся десятками тысяч баранов. Туркмены, занимавшиеся земледелием, платили налог зерном. Некоторые туркменские племена поставляли воинов-нукеров для ханской гвардии. Трудящиеся-туркмены страдали и от гнета «своих» феодалов, занявших видные должности при ханском дворе и нередко игравших большую роль во внутриполитической жизни Хорезма. Однако полностью подчинить туркмен феодалы Хорезма не смогли. Об этом свидетельствуют неоднократные выступления туркмен против ханов и их чиновников. Так, например, в середине XVI в. туркмены племени эрсари перебили 40 сборщиков податей, посланных к ним ханом, и отказались платить зякет. В ответ на это ханскими властями был организован карательный поход против туркмен. Последним пришлось выселиться в безводную степь и уплатить тяжелую дань — 40 тыс. баранов, по тысяче за каждого убитого сборщика податей. В дальнейшем эта дань превратилась в ежегодный налог. Низший, совершенно бесправный слой населения Хорезма составляли рабы. В рабов обращали военнопленных. В XVI—первой половине XVII в., как и позднее, Хорезм являлся главным невольничьим рынком Средней Азии. Казахские ханства В XVI — первой половине XVII в. существовало одновременно несколько казахских ханств. Попытки ханов Касыма и Хакк-Назара создать одно большое Казахское государство успеха не имели. Касым (1511—ок. 1520г.) вел борьбу с Шейбанидами за Ташкент и успел утвердить свою власть над обширными территориями, в основном Юяшого Казахстана. Но после его смерти разгорелись усобицы между ханами. В правление Тагира (1523—1533), вероломного и жестокого хана, многие казахские племена покидали подвластную ему территорию. Хакк-Назар (1538—1580), сын Касыма, пытался укрепить свою власть и расширить владения, используя, в частности, междоусобия ногайских феодалов. В первые годы его правления продолжалась совместная борьба казахов и киргизов против ханов Моголистана. Войны казахских ханов с правителями Моголистана велись с переменным успехом. В 60-х годах Хакк-Назар потерпел серьезное поражение от моголистанского хана Абдур-Рашида, после чего казахские ханы на длительное время утратили влияние в Семиречье, где впоследствии преобладание от моголи-станских ханов перешло к ойратским (иначе — джуигарским) феодалам. Тевеккель (1586—1598) вел войны против Абдуллы-хана Щейбанида, совершал неоднократные набеги на Ташкент и другие города Средней Азии. Есим (1598—1628) заключил мир с бухарским ханом; Ташкент, из-за которого шла в основном борьба между казахскими и бухарскими феодалами, был признан подвластным казахскому хану. В XVII в. все более серьезной угрозой для казахских ханств становились наступательные действия со стороны Джушарского государства. В свою очередь правители Джунгарии испытывали возраставшее давление со стороны правившей в Китае маньчжурской династии, которая стремилась распространить свои завоевания и на Среднюю Азию. Таким образом, судьбы казахских ханств оказались тесно связанными с событиями в Центральной Азии.( До конца XIX в. в географической науке не отличали Среднюю Азию от Центральной Азии. Материалы, собранные многочисленными, главным образом русскими, экспедициями, убедительно доказали, что физико-географические и естоственноисторические условия этих двух частей азиатского материка имеют существенные различия. С тех пор понятие «Средняя Азия» прочно вошло в научный обиход. ) Эти события оказывали влияние также на положение киргизов Тянь-Шаня и всех северных окраин Средней Азии. В противоположность кочевникам-узбекам, подвергавшимся сильному влиянию древней земледельческой и городской культуры Мавераннахра, казахи-скотоводы в основной своей массе оставались кочевниками. Земледелие у казахов было развито слабо. Небольшие очаги земледелия имелись в южных и центральных районах Казахстана — по Сыр-Дарье, в Семиречье и по Тургаю. Но и здесь земледелие не отделилось от скотоводства и имело подсобное значение. Техника возделывания земли была примитивной. Употреблялись архаические сельскохозяйственные орудия: мотыга, деревянная соха, вместо бороны — суковатый пень или вязанка хвороста. Урожайность была очень низкой. Полив посевов производился примитивными водоподъемными сооружениями (атпа и чигирь). Эта изнурительная работа требовала много времени и труда. Земледелием у казахов занимались главным образом бедняки (джатаки), не имевшие возможности вести скотоводческое хозяйство. Ремесла, существовавшие у казахов, — валяние кошм, обработка кожи и дерева, примитивное ткачество, кузнечный промысел — при низком уровне производительных сил и слабом развитии общественного разделения труда были тесно связаны со скотоводческим хозяйством и существовали слитно с ним. Внутристепной обмен был нерегулярным и незначительным; он производился главным образом летом и без посредников. Ремесленники северных районов, изготовлявшие деревянные части юрт, седла и т. п., сами продавали свои изделия скотоводам степных районов. При неразвитом земледелии почти не имелось излишков хлеба, лишь небольшое количество зерна обменивалось на скот. Незначительной была и продукция ремесла, становившаяся объектом внутристепного обмена. Участие рядовых скотоводов-кочевников в меновых операциях было весьма слабым. В их хозяйствах отсутствовали не только излишки, но подчас и самое необходимое для удовлетворения насущных нужд семьи. В ином положении находились феодалы: они все более и более расширяли обмен за счет феодальных поборов и эксплуатации трудящегося населения. Стоимость товаров определялась в переводе на скот. Своеобразным эквивалентом, заменявшим деньги, была овца. В Казахстане в описываемое время земля и пастбища формально считались собственностью «рода» и входивших в него аульных общин. Фактически же пастбищами распоряжались родоначальники — феодалы, управлявшие общинами. Право распоряжения перекочевками и распределения пастбищ представляло собой форму, в которой и выражалась собственность феодалов на землю. Используя это своз право, они закрепляли для своих многотысячных стад наибольшие и наилучшие пастбищные угодья и превращали рядовых кочевников в феодально зависимых крестьян. Основную массу населения казахских ханств составляли мелкие крестьяне-скотоводы (шаруа). Эти крестьяне были собственниками орудий труда, некоторого количества голов скота, но, лишенные пастбищных угодий, они неизбежно попадали в экономическую зависимость от феодалов — фактических собственников земли. Степень этой зависимости определялась тем, насколько аульные общины, бывшие в прошлом собственниками земли, сохранили свою силу и влияние. Казахские общины устойчиво сохраняли свою родовую форму, нередко они носили родо-племенные названия. Сохранялась также родовая генеалогия. Устойчивыми были и родовые традиции. Отдельные части казахского войска собирались по родам; каждый род имел свой боевой клич (уран). Но родовой облик общины лишь маскировал усиливавшуюся экономическую зависимость ее от феодалов. Казахские крестьяне-скотоводы, шаруа, были обременены всевозможными феодальными повинностями. Некоторые повинности приобретали характер регулярных податей. С шаруа взыскивался зякет в скотоводческих районах и ушур в районах земледельческих.(Размеры этих поборов в XVI — первой половине XVII в. еще не были у казахов оформлены юридически. Они были фиксированы в конце XVII в. так называемыми законами Тауке: зякет составлял 1/20 часть скота, ушур 1/10 часть урожая. ) Шаруа обязаны были содержать хана и султанов во время их разъездов по степи, оплачивать за султана значительную часть калыма, поставлять воинов для походов в полном снаряжении (два коня, оружие, боеприпасы, запасы продовольствия). Многие малоимущие скотоводы и бедняки, не имевшие скота, попадали в кабалу. За временное пользование молочным скотом или овцами они обязаны были отрабатывать в феодальных хозяйствах, возвращая затем, взятый у них скот с приплодом. Нередко бедняки вынуждены были вместе со своими семьями постоянно работать в хозяйстве феодала, пасти и доить скот, стричь овец, обрабатывать кожу, шерсть и т. п. В казахских ханствах XVI—XVII вв. существовало и рабство, главным источником которого был плен. Но оно носило в Казахстане патриархальный характер и не принимало таких тяжелых форм, как в Бухаре и Хиве. Нередко раб в Казахстане получал от своего хозяина юрту и скот, обзаводился хозяйством, превращаясь в феодально зависимого. Богатую верхушку аульных общин составляли баи, представлявшие собой самую многочисленную группу класса феодалов, а также бии — родоначальники и судьи. Широко используя свое богатство и власть, опираясь к тому же на патриархально-родовые институты и родовые традиции, эти феодалы жестоко эксплуатировали трудовую массу общин. Нередко общины возглавлялись батырами, военными предводителями, каковыми, как правило, были феодалы, имевшие в своем распоряжении отряды джигитов, что расширяло возможности накопления скота путем барымты.(Барымта (бармта) — набег на аул ответчика с отгоном скота, совершаемый по решению суда биев. ) Власть батыра над общиной особенно тяжело сказывалась во время феодальных войн, когда требовалось много молодых воинов. Большим источником обогащения была для батыров военная добыча. Султанами, стоявшими на верхней ступени феодальной лестницы, могли быть только потомки Чингис-хана, а потому султаны не входили в родовые группы казахов, представляя собой особый род — торе, из членов которого выбирались ханы. Эти «выборы» по существу были лишь церемонией, призванной замаскировать фактически наследственную власть ханов. Однако строгого порядка наследования ханской власти не было, иногда смена ханов вызывала жестокую борьбу между соперничавшими феодальными группировками. Ханам принадлежало право распоряжения всей землей ханства. Но в условиях феодальной раздробленности это право ограничивалось реальной силой биев — правителей родов, распоряжавшихся пастбищами аульных общин. Ближайшее окружение хана и султанов составляли тюлеигуты, т. е дружинники, которые выполняли роль исполнительного аппарата, обеспечивая реализацию судебных решений и расправу над непокорными плательщиками оброков. Привилегированное положение в казахском обществе занимали мусульманские служители культа, особенно в южных районах Казахстана, где религия ислама успела более укрепиться. Наряду с мусульманской религией у казахов сохранялись остатки шаманизма и пережитки других древних языческих верований. В XVI—XVII вв. у казахов произошло существенное изменение в способах передвижения, играющего исключительно большую роль в жизни кочевника. Еще в начале XVI в. у них не только сохранялся, но, по-видимому, преобладал способ передвижения жилища (шатра, юрты) на повозках, запряженных верблюдами, волами или лошадьми. В последующие десятилетия этот способ передвижении выходит из употребления, уступая место передвижению верхом и перевозке жилищ в разобранном виде на вьюках. Киргизы Тянь-Шаня Северо-восточная часть Средней Азии — Семиречье (Джетысу), входившее в состав Моголистана, представляло собой типичную скотоводческую область. Существовавшие здесь в прошлом города и очаги земледелия пришли после монгольского нашествия в XIII в. в полный упадок. Один из современников, проезжавший в 1543 г. через Среднюю Азию в Китайское государство, приписывал кочевникам-киргизам монгольское происхождение и отмечал, что они повинуются не какому-либо государю, а своим старшинам, которые носят название кашка. Занимая труднодоступные горные районы, киргизы сравнительно мало подвергались воздействию земледельческой и городской культуры среднеазиатских феодальных государств. Феодальные отношения у киргизов развивались крайне медленно, переплетаясь с патриархально-родовыми пережитками. Сведения о киргизах в восточных источниках XVI—XVII вв. носят фрагментарный характер и в основном сводятся к упоминаниям о киргизских родах и племенах, принимавших то или иное участие в политической жизни соседствовавших с Тянь-Шанем феодальных государств. Эти сведения до сих пор еще мало изучены. Мусульманская религия среди киргизов начала распространяться еще позднее, чем среди казахов. Распространению этой религии активно содействовала феодализирующаяся родовая верхушка киргизов, экономически и политически связанная с соседними мусульманскими ханствами, поддерживавшая мусульманских шейхов, которые приезжали к киргизам из Ферганы и других соседних с Тянь-Шанем областей. По описаниям таких шейхов, многие киргизы в XVI в. были еще многобожниками и поклонялись идолам. С распространением ислама феодальный гнет усиливался в Казахстане, в Киргизии и в других кочевых районах Средней Азии. Связи среднеазиатских ханств с Русским государством С середины XVI в , особенно после присоединения к Русскому государству Казани и Астрахани, связи Хивы, Бухары и казахских ханств с Россией заметно оживились. Через казахские степи проходили караванные пути, связывавшие Россию со Средней Азией и странами Востока: из Тобольска на Сарысу, до Туркестана и Бухары, из Астрахани к Гурьеву, а затем через Хивинский оазис на Чарджоу и Бухару. Полуостров Мангышлак исстари служил воротами в Среднюю Азию на путях с Поволжья. На Мангышлаке были две пристани: Караганская и Карбалыкская, служившие стоянками для русских торговых судов («бусов»), приходивших из Астрахани с русскими и азиатскими товарами. В 1557 г. в Астрахань приезжали купцы из Ургенча. Посольства среднеазиатских ханств вели в России переговоры о торговле. Бухарский хан Абдулла просил Ивана IV о свободном пропуске его купцов в Астрахань. Ответом на эту просьбу было разрешение азиатским купцам торговать не только в Астрахани, но и в других русских городах. В 1573 г. было отправлено к казахским ханам посольство Чебукова для переговоров о совместной борьбе против сибирского хана Кучума. Хотя посольство Чебукова и не достигло цели, связи казахских ханств с Россией продолжали развиваться. Время от времени они нарушались вооруженными набегами казахских феодалов на русские поселения и торговые караваны, но возникавшие конфликты успешно преодолевались. С разгромом Кучума и присоединением Сибири к Русскому государству границы России еще более приблизились к казахской степи. С конца XVI в. началась русская колонизация Западной Сибири. На северных границах Казахстана возникли русские города: Тара, Тюмень, Верхотурье, Тобольск. Эти города, становясь экономическими и культурными центрами Западной Сибири, связывали Казахстан с центральными районами России. Расширялся обмен продуктов казахского хозяйства на русские товары; через Тобольск отправлялись посольства из Казахстана в Россию; усилилось транзитное значение торгового пути, проходившего из Бухары в Западную Сибирь через центральные районы Казахстана. Возникавшие в Западной Сибири русские деревни, населенные главным образом черносошными крестьянами, вплотную подошли к казахским аулам. Создавались условия для возникновения обмена между русскими крестьянами-земледельцами и казахами-скотоводами. В конце XVI в. в связи с приездом в Москву послов хана Тевеккеля возник вопрос о принятии казахскими ханствами русского подданства. Для переговоров по этому вопросу в 1595 г. было отправлено к Тевеккелю посольство Степанова, а в марте того же года ему была дана жалованная грамота о принятии казахов в подданство России. Этот документ знаменовал собою начало нового этапа в развитии экономических и политических связей Казахстана с Россией. Культура народов Средней Азии и Казахстана С конца XV в. Самарканд стал терять значение политического и культурного центра Средней Азии. Поэзия и историческая литература, развивавшиеся здесь под сильным влиянием ислама и дервишизма, пришли в упадок. В Самарканде почти совершенно прекратились занятия светскими науками. Роль политического и культурного центра Средней Азии перешла к Герату, расположенному на скрещении торговых путей из Ирана, Средней Азии, Индии и Китая. Но в результате военных и политических событий начала XVI в. Герат также утратил свое значение культурного центра народов Средней Азии. Многие художники и писатели вынуждены были эмигрировать из Герата в другие восточные страны и там продолжать свою творческую деятельность. К числу таких деятелей относится талантливый гератский художник Кемаледдин Бехзад, заслуживший своими замечательными миниатюрами широкую известность на Востоке и на Западе. Бехзад начал свою творческую деятельность в конце XV в., но в основном она развернулась в первой четверти XVI в. В своих произведениях Бехзад четко и верно обрисовывал характерные особенности изображаемых им людей; особенно выразительно удавалось ему немногими штрихами передавать движение. Бехзад был большим мастером композиции и отличался высоким искусством в изображении природы. В первой половине XVI в. в Бухаре возникла особая бухарская школа мастеров-миниатюристов, выдающимися представителями которой были Шейх-заде Махмуд, прозванный Музаххибом (т. е. позолотчиком), и его ученик Абдулла Ага-Риза. Работы мастеров этой школы характеризуются простотой и стройностью композиции, свежестью и яркостью красок. Большим мастерством отличалось в Бухаре оформление рукописных книг, творчество народных мастеров по декоративной отделке зданий, резьба по дереву и по камню, цветная майолика. Развитие этих видов искусства и художественного ремесла было связано с тем, что во второй половине XVI в. Бухара стала политическим и культурным центром Мавераннахра; в ней строились дворцы, мечети и медресе, разбивались парки, сооружались водохранилища и т. п. Однако в этот же период в Бухаре почти полностью прекратилось преподавание светских наук. Наступило засилье богословия и схоластики. Ученые Средней Азии XVI—XVII вв. в отличие от своих предшественников не дали почти ничего нового в области математики, астрономии, географии, медицины. Если еще в XV в. среднеазиатские ученые обогатили мировую науку трудами по обработке астрономических наблюдений, проводившихся в самаркандской обсерватории Улугбека, то в XVI в. астрономические исследования все более заменяются занятиями астрологией. Круг деятельности среднеазиатских ученых ограничивается в основном изучением арабского языка, богословия и мусульманского права. Впрочем, были и в это время, как и позднее, отдельные исключения. До нас дошла часть большой энциклопедии, составленной в Балхе в первой половине XVII в. по поручению одного из узбекских правителей местным ученым Мухаммедом ибн Вели. Составной частью энциклопедии являлось большое историческое сочинение Ибн Вели, в котором излагаются события истории Средней Азии от Чингис-хана до первых Аштарханидов. Гератский историк Хондемир составил обширную историческую хронику «Круг жизнеописаний», в которой изложение событий всеобщей истории и биографий знаменитых людей доводится до 1510 г. В XVI в. были написаны также «Книга бухарского гостя» Фазлуллы Рузбе-хана, «Книга шахского благородства» Хафиза Таныша и замечательные «Мемуары» Бабура. Эти произведения являются важными источниками для изучения истории Средней Азии XVI в. В первой четверти XVI в. в Самарканде был переведен на староузбекский («джагатайский») язык персидский свод летописей всемирной истории Рашид-ад-дина (XIII—XIV вв.), а также «Зафар-наме», сочинение Шарафуддина Иезди, посвященное истории Тимура. В первой половине XVII в. появился еще один тюркский перевод части сочинения Рашид-ад-дина, выполненный туркменом Салор-Баба. Не только в историографии, но и в художественной литературе Средней Азии в XVI в. все большее значение начинал приобретать староузбекский язык, хотя многие поэты продолжали писать на таджикском языке. В начале XVI в. создавали свои произведения поэт и историк Кемаледдин Бенаи, а также автор весьма интересных мемуаров, Зайнуддин Васифи. Изобличая пороки окружавшей его среды, Васифи проявил себя тонким и острым сатириком. Бенаи описал военные события своего времени в поэме «Шейбани-наме» (на староузбекском языке). Бенаи писал и сатирические произведения в прозе. Поэт Хилали, казненный в 1639 г. по обвинению в шиизме, прославился своими лирическими стихами. В 60—80-х годах XVI в. в Бухаре при дворе Абдуллы-хана Шейбанида находилось много видных поэтов. Наиболее замечательным из них был Абдурахман Мушфики (умер в 1588 г.), обличавший в некоторых своих сатирических стихотворениях неравноправие женщин и другие тяжелые стороны жизни и быта того времени. В творчестве Мушфики в известной мере отражались интересы трудящихся, в частности городских ремесленников. Значительно снизился в XVI в. уровень культуры в Хорезме, где еще в большей степени, чем в Мавераннахре, сказывались упадок хозяйства и феодальная раздробленность. Данные источников о культуре кочевых народов (казахов, киргизов и туркмен) для XVI—XVII вв. очень скудны. В XVI—XVII вв. культурные связи кочевой степи с земледельческими районами Средней Азии хотя и развивались, но оставались еще слабыми. В кочевом обществе были сильны пережитки доисламских верований и обрядов. Грамотность в кочевых районах была распространена мало. Не было в это время у казахов и письменной литературы на родном языке, а потому большое место в духовной жизни казахского народа, равно как и киргизов, занимало устное творчество, создавшее разнообразные жанры. Широко бытовали у казахов, туркмен и киргизов песни и пословицы, отражавшие трудовой опыт кочевника-скотовода, а также семейно-бытовые песни, свадебные, похоронные, поминальные («кыз-танысу» — прощание невесты с близкими и с родным аулом, «жоктау» — плач по умершему и пр.). В бытовых сказках трудовой народ воплощал свои мечты о хороших пастбищах («Жупар-корыгы»), о семейном счастье и т. п., в фантастических сказках — стремление разгадать тайны природы («Ер-тостик»), поиски счастливой земли, на трудном пути к которой в обширных пространствах степи человек вступает в борьбу со стихийными силами природы («Тулпар»). Казахский героический эпос XVI в. запечатлел наряду с фантастикой подлинные исторические события, например длительные войны между кипчаками, иранцами и ойратами (поэма о Кобланды), совместную борьбу казахов и узбеков с внешним врагом (поэма о Камбаре) и пр. Исполнение песен сопровождалось игрой на различных, преимущественно струнных, инструментах. Наиболее талантливые музыканты создавали произведения на исторические и бытовые темы. Сочетание в одном лице музыканта и певца является характерным для музыкального творчества казахов. Народы Средней Азии, создавая свою культуру, проявляли большое мастерство в области прикладного искусства; высокого совершенства достигли художественная обработка шерсти у казахов (орнаментированные кошмы для внутреннего убранства юрты, полосы для стягивания деревянного остова юрты), тканье ковров у туркмен, резьба по дереву и кости, ювелирное мастерство у узбеков и таджиков и т. д. В прикладном искусстве создавался особый для каждой народности стиль орнамента. В XVI—XVII вв., в период упадка среднеазиатской феодальной культуры, наукч и искусства, народное творчество узбеков, таджиков, казахов, туркмен, киргизов и других народов продолжало развиваться, обогащая сокровищницу культурного наследия народов Средней Азии. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVII И В XVIII В

В середине XVII в. самыми крупными феодальными государствами Средней Азии были Бухарское и Хивинское (иначе Хорезмское) ханства. Основное население Бухарского ханства составляли узбеки и таджики, в его пределах по среднему течению Аму-Дарьи обитали также туркмены; другие народности были представлены незначительными группами. Наиболее многочисленную часть жителей Хивинского ханства составляли узбеки и туркмены, а ядро этого государства — Хорезмский оазис был населен преимущественно узбеками. По нижнему течению Сыр-Дарьи жили каракалпаки, сохранявшие в то время известную самостоятельность, но постоянно вынужденные отстаивать ее от посягательств правителей Хивы и казахских ханов. Казахи, населявшие огромные пространства от Урала до Тянь-Шаня и от Сибири до Каспийского моря, делились на три жуза (орды — в русских источниках) — Старший, Средний и Младший. Жузы представляли собою исторически сложившиеся объединения казахских племен. Основным районом Старшего жуза было Семиречье. Средний жуз занимал территорию современного Центрального Казахстана. Земли Младшего жуза примыкали к Приуралью. Основной областью расселения киргизов в XVII—XVIII вв. были горы Тянь-Шаня. История киргизов в это время была теснее всего связана с событиями, происходившими в казахском Старшем жузе и в Ферганской долине. На восточных окраинах Средней Азии существовали многочисленные мелкие самостоятельные и полусамостоятельные феодальные владения. Благодаря недоступности своих гор пользовались известной независимостью таджикские княжества Памира и Припамирья, самым крупным из которых был Бадахшан. В первой половине XVIII в. в Фергане сложилось и окрепло самостоятельное феодальное государство под властью узбекских правителей племени минг. В этом государстве, населенном в основном узбеками и родственными им тюркскими племенами, насчитывалось также немало таджиков и киргизов. В дальнейшем это государство стало известно под именем Кокандского ханства. Хозяйство В степях и горах, окаймляющих оазисы Средней Азии, у казахов, киргизов, туркмен, части узбеков и каракалпаков до-прежнему преобладало кочевое скотоводство, а в бассейнах Аму-Дарьи, Сыр-Дарьи, Зеравшана и других рек, в районах, искусственно орошаемых их водами, главной отраслью хозяйственной деятельности населения было интенсивное поливное земледелие. Относительно более высокого уровня развития достигло земледелие в Фергане и Бухарском ханстве. Хлопководство занимало значительное место в сельском хозяйстве; продукты огородничества, бахчеводства и садоводства, в частности виноград и дыни, пользовались заслуженной славой. Однако в результате междоусобных войн и нового притока кочевников в конце XVII и в первой половине XVIII в. в Бухарском ханстве хозяйство пришло в упадок. Значительно сократились посевные площади, многие из них были превращены в пастбища. Такая судьба постигла, в частности, плодородную Миянкальскую долину. В ханстве стало не хватать хлеба. В Хиве, где земледелие вообще находилось на более низком уровне, чем в Бухаре, только некоторые отрасли сельского хозяйства избежали общего упадка. Такими отраслями были в особенности садоводство, бахчеводство и культура шелковицы. В XVII в. бухарские купцы приезжали в Хиву за шелком. В XVIII в. в источниках появляются упоминания о хивинском табаководстве. Весьма неблагоприятно сказались на состоянии земледелия в Хорезмском оазисе изменения водного режима в дельте Аму-Дарьи, вследствие чего Ургенч и Вазир, являвшиеся важными политическими центрами Хивинского ханства, остались без воды. К середине XVII в. они были покинуты жителями, переселившимися в Новый Ургенч и в другие места, где было достаточно воды для поливного земледелия. Ремесленное производство и торговля во второй половине XVII и в XVIII в. были более всего развиты в Бухарском ханстве. Особенно высокого уровня в нем достигло текстильное производство и изготовление бумаги. Писчая бумага, выработанная в Самарканде и Бухаре, еще во второй половине XVII в. считалась лучшей в мире по своему качеству и вывозилась в Китай и европейские страны. В Бухарском ханстве было развито также кожевенное производство, изготовление холодного оружия, сосудов из бронзы и меди, производство ковров и керамических изделий. Городское ремесло Бухары отличалось значительной специализацией. В произведениях поэта XVII — начала XVIII в. Сайидо Насафи упоминается более 200 городских профессий: позументщиков, кондитеров, ткачей, гончаров, портных, тюбетеечников, мыловаров, оружейников, красильщиков, музыкантов, сказочников, хлебопеков, ковроделов, ювелиров, водоносов, седельщиков, каменотесов, скорняков и т. д. Относительно высокое развитие городских ремесел сказывалось на состоянии внешней торговли и в свою очередь стимулировалось ее ростом. Бухарское ханство вело оживленную торговлю с Ираном, Россией, Индией и Китаем. Связи с Индией были столь интенсивны, что в Бухаре образовался индийский квартал, в котором проживали купцы и ростовщики из Пенджаба и Раджпутаны. Упадок хозяйства Бухары в конце XVII и первой половине XVIII в. отразился и на положении городов. Значительно сократилась их торговля с соседними восточными странами. Во второй половине XVIII в. постепенно стали возвращаться к жизни некоторые города (Самарканд и города по Сыр-Дарье), что связано с ростом их торговли с Россией. Русское правительство, поощряя укрепление торговых связей со Средней Азией, предоставляло большие льготы бухарским и хивинским купцам, приезжавшим на Яик, в Оренбург и в города Сибири. Из Бухары в Россию вывозились преимущественно ткани, более всего — хлопчатобумажные, меньше — шелковые. Из России поступали выделанная кожа, меха, сукна, металлические изделия. В Хиве городская жизнь и ремесленное производство были развиты гораздо слабее, чем в Бухаре. Внешняя торговля, в которой принимали участие сами ханы, осуществлялась преимущественно с казахскими жузами и с Россией. Объем ее был сравнительно незначителен. У казахов, киргизов, туркмен и у других народов, в хозяйстве которых большую роль играло скотоводство. Ремесло, как и раньше, было связано преимущественно с переработкой продуктов животноводства (выделка войлоков из овечьей шерсти, выработка грубых шерстяных тканей из верблюжьей шерсти, изготовление кожаной обуви и конской сбруи). Имелись у этих народов и свои мастера по производству изделий из металлов (кузнечное, оружейное и ювелирное дело). Из дерева изготовлялись остовы юрт, седла, посуда и т. п. Обработкой кожи, дерева и металла занимались мужчины, домашним ткачеством и валянием войлока — женщины. У туркмен в руках женщин находилось изготовление ковров, издавна пользовавшихся широкой известностью далеко за пределами Средней Азии. Хозяйство скотоводческих народов Средней Азии и Казахстана продолжало носить в основном натуральный характер, внутренний обмен играл небольшую роль. Вместе с тем развивалась торговля у казахов с Россией, Бухарой и Хивой, у киргизов — c Ферганой, а во второй половине XVIII в. и с Китаем. До конца XVIII в. казахская и киргизская торговля оставалась в основном меновой. Туркмены же в XVIII в. были больше вовлечены в денежную торговлю, хотя и у них в это время еще преобладало натуральное хозяйство. В полосе предгорий Копет-дага часто встречаются русские монеты XVIII в. Среди туркмен имелись богатые купцы. В середине XVIII в. русский исследователь Рычков отмечал, что туркмены торгуют с Хивой, Бухарой, Балхом и Бадахшаном, «и находятся среди них купцы гораздо неубогйе». Туркмены настолько нуждались в торговле, что запрещение посещать базары было в руках соседних феодальных правителей одним из средств давления на непокорные туркменские племена, которым эти правители неоднократно пользовались. Усиление феодально-родовой знати. Политические изменения в Средней Азии В XVII—XVIII вв. в Средней Азии и Казахстане происходит заметное повышение роли феодально-родовой знати, особенно у кочевников. Ближайшие последствия этого были далеко не одинаковы для разных ханств, народов и племен. В Бухарском и Хивинском ханствах это было одной из причин ослабления центральной власти и хозяйственного упадка. Внутри этих государств десятилетиями тянулись феодальные усобицы. Менаду обоими государствами также происходили постоянные войны. Политическая обстановка в Бухарском и Хивинском государствах была кратко и метко охарактеризована послом Петра I Флорио Беневени: «Все дженерально между собою драки имеют». В этих условиях возрастало могущество ишанов — руководителей дервишских братств. Завладев обширными земельными угодьями, накопив большие богатства и используя авторитет религии, они добились возможности беспрепятственно развивать свои хозяйства. Богатство и политический вес руководителей братств настолько возросли, что они могли оказывать влияние на политику ханов, а иногда и прямо устанавливали свою власть. Так, например, это удалось сделать в Фергане в начале XVIII в. ходжам, завладевшим там несколькими крупными городами. У казахов усиление экономических и политических позиций феодалов отразилось в законодательстве хана Тауке (1680—1718). У киргизов это проявилось в появлении манапов, феодально-родовых вождей, пользовавшихся большей властью над своими сородичами, чем обычные главы родов и племен — бии. Знать туркменских племен, подвластных Хиве, стала привилегированным военнослужилым сословием в ханстве, что было четко оформлено установлением системы нукерства (вассалитета). Значительно укрепились позиции знати и у туркмен, живших в Бухарском ханстве. В Западной и Южной Туркмении также усилилось влияние знати, от которой, несмотря на сохранение форм родоплеменной организации и пережитки общинного самоуправления, фактически зависело решение важнейших вопросов. Развитие феодализма у кочевых народов мало отразилось на формах их политической организации. У них по-прежнему сохранялась племенная разобщенность. Ни Тауке, ни последующим казахским ханам не удалось добиться установления единой центральной власти над тремя жузами. У туркмен своего государства не было. Киргизские родоплеменные группировки политически объединены не были. Разобщенные и раздробленные народы Средней Азии и Казахстана страдали от нападений извне. В казахские и киргизские земли, в Ферганскую долину и на Ташкент совершали походы джунгарские феодалы, которые сами подвергались атакам со стороны маньчжуров, установивших свое господство в Китае и Монголии. Южная часть Туркмении долгое время находилась под властью иранских шахов, а в начале 40-х годов в Среднюю Азию вторглись войска Надир-шаха. Вторжение джунгаров. Переход Младшего и Среднего жузов в подданство России В середине XVII в. на восточных границах казахских земель участились столкновения казахов с джунгарами. Во второй половине этого века джунгарские феодалы захватили Семиречье — основную территорию Старшего жуза. В конце XVII — начале XVIII в. все казахские жузы оказались затронутыми их экспансией. В 20-х годах XVIII в., оставшихся в памяти казахского народа как время великих бедствий, многие тысячи семей казахов вынуждены были надолго покинуть свои земли и откочевать в глубь Средней Азии и далеко на запад, к рекам Эмбе и Яику. Около 1728 г. казахи сумели на время объединиться и одержать несколько побед над джунгарами. В результате этих побед значительная часть территории Младшего и Среднего жузов была освобождена, и только Старший жуз остался под властью джунгарских феодалов. Несмотря на это, угроза со стороны Джунгарии Младшему и Среднему жузам не была устранена. Реальной помощи казахи могли ожидать только от России. В последние годы своей жизни хан Тауке просил царя о военной защите от нападений джунгаров. Затем к русскому правительству с просьбами о покровительстве и принятии в подданство обратился правитель Младшего жуза Абулхаир. В 1731 г. эта просьба была удовлетворена, и к Абулхаиру было отправлено посольство для приведения его к присяге. Вступая в русское подданство, Абулхаир надеялся не только получить защиту от джунгаров, но и упрочить с помощью царского правительства свою власть. В том же 1731 г. к России была присоединена центральная часть Среднего жуза, а в 1740 г. приняли присягу правители его северо-восточных районов. В начале 40-х годов возобновилось наступление джунгарских феодалов на земли Среднего и Младшего жузов. Это наступление было приостановлено в результате дипломатического вмешательства России. Тем не менее в то время джунгарские войска захватили отдаленные от русских границ районы по среднему течению Сыр-Дарьи. В 1758 г. джунгарское феодальное государство было завоевано войсками Маньчжурской династии, правившей в Китае. С этого времени над казахскими жузами нависла новая угроза со стороны маньчжурских завоевателей. Казахстан во второй половине XVIII в. Хозяйственное развитие Младшего и Среднего жузов определялось все более сильным влиянием экономики России. Казахские скотоводы втягивались в обмен. Вначале торговля шла преимущественно между феодально-байской верхушкой и русскими купцами, во с конца XVIII в. в ней стали принимать участие рядовые казахи, а также русские крестьяне. Преследуя колонизаторские цели, правительство России строило на своих восточных границах города и укрепленные линии, опоясавшие казахские западные и северные земли. В 1735 г. был основан Оренбург, вскоре ставший крупным административными торговым центром. Значительную роль в развитии хозяйственных связей между казахским и русским населением играл также Троицк. Общение с русскими крестьянами способствовало развитию в казахских районах земледелия и рзмесла, в результате чего усиливалась тяга к оседлому образу жизни. Известные изменения происходили и в скотоводческом хозяйстве; кое-где начало распространяться сенокошение и заготовка на зиму корма для скота. В казахских жузах укреплялась феодальная собственность на землю. Используя свое право распоряжения кочевьями, феодалы захватывали лучшие пастбища и самые удобные для зимовки районы. На положении трудящихся казахов тяжело сказывались и колонизаторские мероприятия парских властей. В 1756 г. казахам было запрещено перегонять скот на богатые зимние пастбища между Уралом и Волгой, а затем последовало распоряжение, лишавшее их права переводить свои стада на пастбища, лежащие за Иртышом. По отношению к крупным феодалам подобного рода запреты фактически не применялись, более того, иногда для влиятельных султанов, биев и батыров делались исключения и в официальном порядке. Земельные захваты феодалов и колонизаторские мероприятия царских властей приводили к углублению классовых противоречий в казахских жузах, ухудшая и без того трудное положение беднейших слоев населения. С середины XVIII в. начались массовые побеги рабов (пулов) за Яик и Иртыш, многие из них оставались навсегда в русских поселениях. В 60-х годах имели место выступления трудящихся казахов против своих феодалов. Крестьянская война в России в 1773—1775 гг., возглавленная Пугачевым, вызвала отклик в казахских степях. В войска Пугачева стали вливаться отдельные группы казахских джигитов; много казахских воинов сражалось в башкирских отрядах повстанческой армии. В 1774 г. в.Младшем и Среднем жузах начались массовые волнения, сковывавшие силы царских войск. Правители Младшего и Среднего жузов, ханы Нуралы и Аблай, подавляли волнения казахов и оказывали помощь царскому правительству, стремясь прекратить нападения своих подданных на пограничные линии. Участие казахов в военных действиях Пугачева и массовые волнения в Младшем и Среднем жузах подготовляли почву для будущих народных движений, направленных против ханов, феодальной аристократии и гнета царизма. По данным источников активное участие в крестьянской войне 1773—1775 гг. принимал батыр Срым Датов. После поражения восстания Пугачева батыр Срым не сложил оружия и ушел со своим отрядом в степь. Впоследствии он руководил крупным народным движением в Младшем жузе, длившемся (с перерывами) с 1783 до 1797 г. Основной движущей силой этого восстания были трудящиеся скотоводы (шаруа). К движению присоединились и некоторые бии и батыры, интересы которых ущемлялись политикой феодальной аристократии и хана Нуралы. В начельный период восстание было направлено непосредственно против хана Нуралы и его султанов, являвшихся слугами царизма. Но в 90-х годах оно стало шириться, приобретая все более антифеодальный характер. Бии, ранее примкнувшие к движению, начали от него отходить. В 1797 г. царскому правительству удалось путем создания в жузе ханского совета из представителей высшего и среднего слоев аристократии объединить соперничавшие группы казахских феодалов. Батыр Срым, отказавшийся от дальнейшей борьбы, был включен в состав ханского совета. Ханом Младшего жуза стал Айчувак, дряхлый старик. Восстание, преданное биями и старшинами, пошло на убыль и прекратилось. Одной из важных причин поражения была непоследовательность руководителей, в частности батыра Срыма. В 40-х годах фактическим правителем Среднего жуза стал Аблай. Он опирался преимущественно на влиятельных батыров и располагал довольно значительной военной силой. Приняв в 50-х годах русское подданство, Аблай позже пытался укрепить свое положение при помощи Маньчжурской династии, признав себя подданным Китая. Аблай стремился распространить свою власть на Старший жуз, а в 1770 г. предпринял поход против киргизов с целью подчинить их своей власти; поход принес ему богатую добычу, но не дал политических результатов. После смерти Аблая ханом стал Вали, но его власть признавалась только частью Среднего жуза. Следуя примеру Аблая, он также пытался опереться на маньчжуров и получил от богдыхана утверждение в ханском достоинстве. Основная часть Старшего жуза после разгрома Джуягарского ханства маньчжурскими войсками находилась под контролем маньчжурских чиновников, действовавших с помощью казахских феодалов. Правитель Ташкента Юнус-ходжа в 90-х годах подчинил себе часть территории Старшего жуза до Чимкента включительно, а также овладел казахскими землями по правому берегу Сыр-Дарьи до городов Туркестана. Предоставив внутреннее управление биям, Юнус-ходжа собирал с казахского населения подати (зякет) и держал у себя заложниками влиятельных лиц из казахов. Киргизы Имеющиеся в источниках сведения о хозяйстве, социально-экономических отношениях и политическом устройстве киргизов в XVII—XVIII вв. очень скудны. Хозяйство киргизов в XVIII в. в еще большей степени, чем у казахов, сохраняло натуральный характер, а в общественных отношениях у них более устойчиво держались родоплеменные пережитки. Феодальная эксплуатация была сильно замаскирована обычаями, связанными с родовой взаимопомощью. Основную массу эксплуатируемого класса составляли трудящиеся скотоводы — букара. Так же как у казахов, у киргизов были рабы, называвшиеся кулами. Эксплуататорский класс в киргизском обществе состоял из правителей-родоначальников, которые, как и у казахов, назывались биями, и из влиятельного слоя богачей — баев. В отличие от казахов киргизы не имели аристократии, ведущей свой род от Чингис-хана. Власть биев в различных родах и племенах не была одинаковой. Китайские авторы, говоря о киргизах, отличали «высших начальников» — биев, которых сравнивали с хакимами и беками Синьцзяна, от следовавших за ними агалыкчи, называя этих последних «большими и малыми старшинами». По свидетельству китайских авторов, у киргизов в XVIII в. существовал порядок передачи власти правителей (биев) по наследству, но феодальной государственности с династической властью ханов или султанов не было. Русские источники 80-х годгв XVIII в. также отмечают, что киргизы «все разделены по волостям и имеют своих старшин», и подчеркивают, что у этого народа «никакова хана и султана не находится, а имеют одного князя или бия Атекая, который во всей их орде в почтении». Названный здесь князем Атекай (Атеке) был манапом в племени сары-багышей. По собранным русскими в XIX в. сведениям, первые манапы у киргизов появились не раньше конца XVII в. в северной части Тянь-Шаня и первоначально только у племени сары-багышей. В рассказах самих киргизов существовала версия, согласно которой слово манап происходит от собственного имени вождя племени сары-багышей Манапа, который жил в конце XVII в. и был прадедом Атеке. По преданиям, Манап обладал большой властью и правил с необычайной жестокостью. Слово манап стало нарицательным, оно распространилось среди других киргизских родов и племен в качестве обозначения родоначальника, бия, обладающего сильной властью. Внешнеполитическая обстановка для киргизов определялась экспансией джунгарских феодалов и конфликтами с узбекскими властителями Ферганской долины. При завоевании Семиречья в 1683—1685 гг. джунгары потеснили северокиргизские племена, часть которых, по-видимому, уже в то время вынуждена была переселиться на юг — в горы Ферганы, на Алай и в некоторые районы Восточного Туркестана. Китайские авторы сообщают, что киргизы, земли которых в долинах рек Кегень, Каркара и на берегах озера Иссык-Куль были захвачены джунгарами, переселились в Андижан и жили там до падения Джунгарского государства (Андижаном в китайских сочинениях называлась вся Ферганская долина и прилегающие к ней горные области). Воспоминания о тяжелой борьбе и бедствиях, которые пришлось испытать киргизскому народу в годы наступления джунгарских феодалов в конце XVII — первой половине XVIII в., сохранились в киргизских исторических преданиях и в эпосе. После разгрома маньчжурами Джунгарского государства многие киргизы вернулись на свои земли в Северном Тянь-Шане. Вслед за завоеванием Джунгарии маньчжурские войска подчинили Восточный Туркестан и подошли вплотную к киргизским землям. В 1758—1759 гг. бии киргизских племен вступили в подданство Китая, но подданство это носило формальный характер и киргизы сохраняли свой прежний уклад жизни. Номинальной была и власть кокандских правителей, влияние которых до самого конца XVIII в. ограничивалось отдельными районами восточной части Ферганской долины и прилегающих к ней гор. Но хотя киргизы фактически и не подчинялись власти кокандских правителей, они активно участвовали во многих важнейших событиях политической жизни Кокандского государства. В первые, годы правления Ирданы-бия, пришедшего к власти в начале 50-х годов XVTII в., видную роль в Фергане играл Кубад-бий, которого бухарский историк называл «главою киргизов», характеризуя его как «сподвижника и опору Ирданы». Начало дипломатических связей киргизов с Россией было положено сары-багышами, во главе которых стоял упоминавшийся выше Атеке. В 1784 г. впервые в русские города явились киргизские посланцы Абдуррахман и Ширгази, привезшие в дар Екатерине II «от главного родоначальника Атяки батыря» барсовые и рысьи шкуры. Посланцы эти были награждены, а Атеке послано в подарок 800 рублей серебром. Бухара и Хива Хозяйственный упадок в Бухарском и Хивинском ханствах, проявившийся в первой половине XVIII в., был связан с усилением феодального гнета, ростом эксплуатации узбекских и таджикских крестьян и ремесленников. Вместе с тем происходил процесс концентрации феодального землевладения. Раздавая землю в издольную аренду мелким земледельцам, феодалы взимали с них всевозможные сборы и подати, вынуждали выполнять многочисленные повинности. Ремесленники подвергались феодальной эксплуатации путем взыскания пошлин, разных сборов, обязательных подношений и др. Деятельность ростовщического капитала в свою очередь способствовала разорению крестьян и усугубляла тяжесть феодальной эксплуатации. В литературе того времени ярко описываются гнет, произвол и насилия, которые господствовали в Бухарском ханстве в конце XVII в. Субхан-Кули-хан (1680— 1702) выдавал специальные документы на право досрочного сбора с населения податей натурой и деньгами. Налоги взыскивались за семь лет вперед. С мульковых земель взимали под видом мулъкона такие подати, что владелец отдавал свою землю даром, но никто не брал. Верховную власть в Бухарском ханстве продолжала удерживать династия Аштарханидов (1599—1753), внутри которой не прекращалась междоусобная борьба. В начале XVIII в. аштарханидские ханы превратились в номинальных правителей, которые возводились на престол и свергались враждующими феодальными кликами. Иногда сепаратистские выступления феодалов сочетались со вспышками народного возмущения. О большом народном восстании против Абдул-Азиз-хана (1645—1680), центром которого было селение Дахбед, вблизи Самарканда, сообщает таджикский поэт Сайидо Насафи. Хан подавил восстание и сжег все непокорные селения в этом районе. В правление Убайдуллы-хана (1702—1711) массовое восстание, вызванное порчей монеты, вспыхнуло в столице. Придворный летописец, современник описываемого события, Мир Мухаммед Амин-и Бухари сообщает в связи с этим: «Народ Бухары непокорен и склонен к восстаниям и мятежам». Не прекращались войны между Бухарским и Хивинским ханствами, равно как и усобицы в самом Хивинском ханстве. Хивинские ханы Абулгази (1643—1663) и Ануша-хан (1663—1687) совершали неоднократные набеги на бухарские владения. Абулгази-хан вероломно убил туркменских племенных вождей, после чего учинил беспощадный погром туркменских племен, приведший к запустению целых районов. При последнем представителе династии Аштарханидов — Абулфайз-хане (1711—1747) слабость центральной власти и феодальная раздробленность страны достигли крайней степени. Современники рассказывали, что этот хан имел только титул, распоряжались же всем корыстолюбивые сановники, безнаказанно грабившие народ. В это время от Бухары отпало несколько важных областей; Ташкентом управляли то казахские ханы, то джунгарские феодалы, значительная часть Ташкентской области перешла в подчинение кокандского бия Абдуррахима. Балх с плодородной областью по левому берегу Аму-Дарьи оказался в руках потомков аштарханида Надир-Мухаммед-хана, а затем других узбекских владетелей; окрепла самостоятельность таджикского княжества Бадахшан, где у власти стояла местная династия, основанная во второй половине XVII в. Ярбеком. Коканд В Фергане в начале XVIII в. образовалось самостоятельное феодальное государство, возглавлявшееся правителями из племени минг. Основатель этой династии Шахрух-бий совершил несколько походов против городов Ферганской долины, в которых хозяйничали ходжи, отнял у них эти города и включил их в состав своих владений. Его сыну Абдуррахим-бию удалось овладеть Ходжентом, а затем, как уже отмечалось выше, значительной частью Ташкентской области. Серьезные удары ферганскому владению мингов, избравших своей столицей Коканд и отстроивших этот город, были нанесены джунгарами. Джунгарские нашествия ослабили узбекских биев Коканда, но их зависимость от правителей Джунгарии была кратковременной. В начале 50-х годов, после смерти Абдул-Керим-бия, в Коканде в течение нескольких лет происходила борьба за власть между различными претендентами из потомков Шахруха. В конце концов здесь утвердилась власть Ирданы-бия, сына Абдуррахима. В годы его правления кокандское владение начало признаваться самостоятельным государством наряду с Бухарским и Хивинским ханствами. Укрепление Коканда, явившееся результатом главным образом благоприятных внешнеполитических условий, вызвало приток переселенцев из переживавших упадок Хивинского и Бухарского ханств, а в 50-х годах и из Кашгарии. Кокандскому ханству благоприятствовало, в частности, то, что оно не было затронуто завоевательными походами Надир-шаха. Нашествие Надир-шаха Надир-шах двинул свои войска на завоевание Средней Азии в 1740 г. В начале этого года Надир-шах, уже подчинивший к тому времени большую часть узбекских ханств левобережья Аму-Дарьи, повел свои войска в Мавераннахр. Вступив в Балх, он отправил провиант и артиллерию вниз по Аму-Дарье, а сам с войсками подошел к Чарджоу (Чарджуй) и переправился на правый берег реки. Абулфайз-хан изъявил Надиру покорность и был оставлен на троне, но фактическим правителем Бухары Надир-шах сделал своего ставленника — аталыка («заступающий место отца») из узбекского племени мангытов Мухаммеда-Хаким-бия. Включив в состав своей армии 10 тыс. конников, отобранных из войска Абулфайз-хана, Надир начал поход на Хорезм. Хивинский хан Ильбарс оказал войскам Надир-шаха мужественное сопротивление, но был взят в плен и убит. Надир-шах захватил Хиву, где оставил гарнизон и своего наместника. В результате нашествия Надира Бухарское и Хивинское ханства сильно пострадали. Походы Надир-шаха и карательные экспедиции его военачальников усугубили хозяйственный упадок в Бухарском и Хивинском ханствах. Многие города и земледельческие оазисы были разграблены и разорены. Население восставших городов частью было угнано в Хорасан, частью разбежалось. Мангытская династия в Бухаре После гибели Надир-шаха в 1747 г. господство иранских феодалов над Бухарским и Хивинским ханствами пало. Уполномоченный Надир-шаха в Бухаре Мухаммед-Рахим-мангыт убил Абулфайз-хана и вступил на бухарский престол, приняв титул эмира; так было положено начало Маягытской династии бухарских эмиров (1753—1920). В первые пять лет своего правления Мухаммед-Рахим вел успешную борьбу с непокорными предводителями узбекских племен, которых он принудил к подчинению. После его смерти в 1758 г. власть перешла в руки его дяди Даниел-бия аталыка (1758—1785), при котором территория Бухарского ханства сократилась вследствие отпадения Шахрисябза и Гиссара, ставших самостоятельными княжествами. При эмире Шах-Мураде (1785—1800) Бухарское ханство заметно окрепло. Он отменил ряд налогов и провел в жизнь некоторые другие мероприятия, облегчавшие положение налогоплательщиков. Войскам было назначено жалованье. Шах-Мураду удалось покорить отложившегося от Бухары владетеля Шахрисябза и сломить сепаратизм других феодалов. Централизация власти создала условия для некоторого оживления хозяйственной жизни. Связанный с дервишскими кругами, Шах-Мурад широко использовал влияние духовенства, разжигая в период войн с Ираном вражду к шиитам. Он овладел Мерном и совершил несколько походов в Хорасан. Во время борьбы против своего брата Умар-хана Шах-Мурад разрушил знаменитую Мургабскую плотину, после чего Мургабский оазис пришел в запустение. Коканд и Хива во второй половине XVIII в. Во второй половине XVIII в. Коканд уже прочно утвердил свое господство над частью Ташкентской области, но основным ядром его владений оставалась Ферганская долина. Это время было для Ферганской долины периодом дальнейшего и более быстрого хозяйственного развития. Местные летописцы сообщают о дешевизне продуктов в Коканде, о благоприятных условиях для торговли и т. п. Лишь в самом конце XVIII в. началась вооруженная борьба Коканда с Бухарой из-за обладания городами Ходжент, Ура-Тюбе и их районами. В Хивинском ханстве во второй половине XVIII в. вспыхнула ожесточенная борьба между туркменскими и узбекскими феодалами. С 1757 по 1779 г. здесь шли непрерывные войны, которые вновь сильнейшим образом подорвали хозяйственную жизнь оазиса. В этих тяжелых условиях в 60-х годах выдвинулся Мухаммед-Амин, глава племени кунграт, опиравшийся на некоторых предводителей узбекских племен, а также на состоятельную часть горожан и духовенство. В 1782 г. ему удалось отразить нападение бухарских войск. Мухаммед-Амин имел в своих руках фактическую власть и управлял от имени ханов, выбиравшихся из казахских чингисидов, но не пользовавшихся в стране ни малейшим влиянием. Мухаммед-Амин явился основателем династии инаков, возглавлявших объединения узбекских кочьвых племен и правивших, подобно ему, от имени подставных ханов. Связи с Россией В XVII в. расширились торговые и политические связи среднеазиатских ханств с Россией. Во второй половине этого века участились приезды хивинских и бухарских послов в Москву и русских посольств в Среднюю Азию. При Петре I связи России с Средней Азией становятся еще более тесными Каждые 5—6 лет в Москву или Петербург прибывали посольства из Бухары и Хивы. В XVII — XVIII вв. все большее значение для торговли с Средней Азией приобретает путь к низовьям Волги. В XVIII в. развивается также торговля с Россией по Каспийскому морю. Одна из важнейших торговых дорог проходила через Мангышлак, где были кочевья туркмен-салоров. По этой дороге в Среднюю Азию поступали русские и западноевропейские товары — меха, кожи, сукно, посуда, а также изделия из металла. Из Средней Азии в Россию вывозились хлопчатобумажные и шелковые ткани, холодное оружие и пряности. Возраставшие связи с Россией увеличивали тягу к ней со стороны туркмен Каспийского побережья. Ярким свидетельством крепнущего влияния России был смелый план туркмена Ходжи-Непеса с помощью русских повернуть Аму-Дарью в Каспийское море и возродить пришедшее в упадок земледелие туркмен. Ходжа-Непес приехал в Петербург и лично изложил свой проект Петру I. Культура народов Средней Азии Хозяйственный и политический упадок Средней Азии не мог не отразиться на состоянии культуры ее народов. В Бухарском и Хивинском ханствах упадок культуры обнаруживается в преобладании в литературе суфийских мотивов, панегиризма, манерности и усложненности языка. Эта литература, придворная и религиозная по преимуществу, создавалась на узбекском и таджикском языках. Наряду с нею развивалась литература, более тесно связанная с интересами и жизнью городских ремесленников. Писатели этого направления резко противопоставляли свое творчество придворной поэзии. Таков, например, таджикский поэт Сайидо Насафи (умер между 1707—1711 гг.), писавший касыды, посвященные не царям, а простым ремесленникам — булочнику, маляру. В своей аллегорической поэма «Хайвонотнома» (сказание о животных), где общественные пороки олицетворены в образах зверей,он предоставляет последнее слово победителю—муравью, который повторяет слова народной мудрости: «Муравьи, объединившись, одолевают и льва». Очень близок к нему по идеям и мотивам творчества узбекский поэт Турды (умер ок. 1700 г.), вышедший из племенной знати, но проживший значительную часть своей жизни в нужде. Его стихотворения просты и выразительны. В них поэт осуждает произвол беков и призывает к свержению недостойного хана, к прекращению феодальных усобиц, разоряющих народ, и к объединению враждующих узбекских племен. В XVII в. сложилось героическое сказание туркменского народа «Кер-оглы». в котором отражены исторические события, происходившие задолго до этого на территории Туркмении. В XVII—XVIII вв. широкое распространение получили дастаны — эпические произведения, своеобразно сочетающие поэтическую и прозаическую формы. Особенной популярностью пользовались дастаны Андалиба Мухаммед Гариба (1710—1770). В его творчестве наряду с суфийскими идеями заметно обращение к народным мотивам. Еще большее значение имело творчество Махтум-куля, крупнейшего туркменского поэта (род. в 30-х и умер в 80-х годах XVIII в.), получившего общенародное признание и оказавшего большое влияние на последующих туркменских поэтов. Из историографов этого периода наиболее известны: хивинский хан Абулгази( автор книг «Родословное древо тюрков» и «Родословное древо туркмен», летописцы Мухаммед бин Вали («Море тайн в достоинствах известий»), Мухаммед-Амин Ярокчи («Океан историй»), Мухаммед-Юсуф Мунши («Мукимханова история»), Мухаммед-Амин Бухарский («Убайдулло-нома»). Огромное влияние имел на развитие среднеазиатской литературы индийский поэт, писавший по-персидски, Мирза Абдулкадыр Бедил (1644—1721). Некоторые поэты восприняли социальные мотивы, выраженные в его стихах в весьма усложненной, трудно доступной форме. Другие толковали его творчество в реакционно-суфийском духе и подражали его сложному стилю. В культуре казахов и киргизов огромное место занимало устное творчество, разнообразное по жанрам и содержанию — лирические, трудовые и обрядовые песни, богатырский эпос, в котором отразилась освободительная борьба казахов и киргизов против джунгарских феодалов. Крупнейшим произведением героического эпоса является «Манас», в течение столетий создававшийся киргизскими народными певцами-импровизаторами (акыны). Обычно все празднества, пиры знати и т. п. сопровождались наряду со спортивными играми состязаниями певцов и сказителей. Поэзия была тесно связана с музыкой: акыны импровизировали не только песню, но и музыкальный аккомпанемент к ней. смотреть

Источник статьи: http://rus-orthography-lopatin-dict.slovaronline.com/3868-%D0%A1%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D1%8F%D1%8F%20%D0%90%D0%B7%D0%B8%D1%8F

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Географические названия мира: Топонимический словарь. — М: АСТ . Поспелов Е.М. 2001 .

Словарь современных географических названий. — Екатеринбург: У-Фактория . Под общей редакцией акад. В. М. Котлякова . 2006 .

География. Современная иллюстрированная энциклопедия. — М.: Росмэн . Под редакцией проф. А. П. Горкина . 2006 .

Смотреть что такое СРЕДНЯЯ АЗИЯ в других словарях:

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

(Центральная Азия) — географический термин, получивший более определенное значение лишь со времени А. Гумбольдта и употребляемый для обозначения внутре. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

(Центральная Азия) — географический термин, получивший более определенное значение лишь со времени А. Гумбольдта и употребляемый для обозначения внутре. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

1) часть азиатской территории СССР от Каспийского моря на З. до границы с Китаем на В. и от Арало-Иртышского водораздела на С. до границы с Ира. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ, 1) часть азиатской терр. СССР от Каспийского м. на 3. до границы с Китаем на В. и от Арало-Иртышского водораздела на С. до границы с И. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Средняя Азия (Центральная Азия) — географический термин, получивший более определенное значение лишь со времени А. Гумбольдта и употребляемый для обозначения внутренних частей Азиатского материка. Принимая за среднюю параллель Азии широту 44½°, Гумбольдт называет С. Азией пространство в 5° широты к северу и югу от этой параллели (39½ °—49½° с еверной широты); западная граница С. Азии совпадает с Каспием, но восточная осталась такой же неопределенной, как и прежде. Рихтгофен, в своем труде о Китае, предложил новое, значительно более точное определение. Положив в основание научно-геологические принципы и указывая на характерную особенность этой части Азии — господство замкнутых бассейнов, высохших или высыхающих и не имеющих стока к океану, он, под именем Центральной Азии, понимает пространство от Тибета на юге до Алтая на севере, от Памира на западе до Хингана на востоке. Аралокаспийская низменность, по Рихтгофену, принадлежит к переходному поясу. В настоящее время все внутренние замкнутые бассейны Азиатского материка называют чаще всего Внутренней Азией, причем восточной части этой огромной области, лежащей к востоку от Памира, придают по-прежнему название Центральной Азии, а западной, занимающей Туркестан, часть Аралокаспийской низменности и Ирак — С. Азии. В более узком смысле под С. Азией разумеют Туркестанский бассейн, т. е. страну между Каспийским морем на западе, Памиром на востоке, Арало-Иртышским водоразделом на севере, до Копетдага и Гиндукуша на юге. См. Туркестан. В. М.

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

древняя — на рубеже 2 — 1-го тыс. до н.э. С. А. была населена пастуш. племенами, назыв. саками — древнейшими предками совр. народов С. А. . смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

древняя — на рубеже 2 — 1-го тыс. до н.э. С. А. была населена пастуш. племенами, назыв. саками — древнейшими предками совр. народов С. А. В первые века 2-го тыс. до н.э. в С. А. складыв. класс. общество рабовлад. типа. В 7 — 6 вв. до н.э. возникли древнейшие госуд. образования в С. А., наиболее значит. из к-рых явл. Бактрия, Согдиана, Хорезм. Впервые имена древ. народов С. А. — бактрийцев, хорезмийцев, согдийцев, саков — встреч. в Бехистунской надписи Дария I (519 до н.э.) в числе народов, подвласт. перс. царству Ахеменидов. В сер. 6 в. до н.э. большая часть С. А. была завоев. царем Киром, включ. в состав Ахеменидской державы и разделена на четыре сатрапии. Владыч. Ахеменидов над С. А. продолж. до разгрома их державы Александром Македонским в 4 в. до н.э. В 329 — 328 до н.э. Александр завоевал Бактрию и Согдиану. Хорезму удалось сохран. свою независим. Установл. греко-макед. владыч. вызвало ряд восстаний народов С. А., боровш. за свою независим. Наиболее крупным было восст. согдийцев 329 — 327 до н.э. под предводит. (до 328) Спитамена. После распада империи Александра Бактрия, Согдиана и Маргиана входили (ок. 312 — 250 до н.э.) в состав госуд. Селевкидов. Длительный период греко-макед. владыч. в С. А. был ознаменован непрекращ. борьбой народов С. А. за свою независим. Ок. 250 до н.э. в результате восст. кочевого племени дахов, входивш. в состав массагетск. племен. союза, под предвод. братьев Аршака и Тиридата была свергн. власть Селевкидов в зап. обл. С. А. и образов. обширное и могуществ. парфянское царство Аршакидов с гл. г. Ниса (около совр. Ашхабада) на склонах Копет-Дага. Одноврем. с образов. Парфянского царства, ок. 250 до н.э. на терр. Бактрии, Согдианы и Маргианы возникло самостоят. Греко-Бактрийское царство. В сер. 2 в. до н.э. (ок. 160 — 155) зап. обл. Бактрии были захвач. Парфией. Согд отошел к Хорезму. В результате непрекращ. борьбы местн. населения С. А. против власти инозем. завоеват. — греков, и натиска с С.-В. кочевых массагетских и тохарских племен Греко-Бактрийское царство прекратило свое существ. ок. 140 — 130 до н.э. На терр. Ферганы неск. позже (в кон. 2 в. до н.э.) слож. самостоят. госуд. — Давань. В нач. 1 в. до н.э. в юж. обл. С. А. образов. Кушанское царство, основанное представит. одного из тохарских родов. Вскоре оно включ. в себя Хорезм. В 3 в. н.э., в связи с ослабл. и начавш. распадом госуд. Великих Кушан, Хорезм восстановил свою независим. под властью местной династии Афригидов. Зап. обл. С. А. попали под власть иран. шахов Сасанидов, госуд. к-рых образов. на развалинах Парфянской державы. В кон. 4 в. в результате нового завоеват. натиска с С. и С.-В. кочевых племен, известных под именем эфталитов, или «белых гуннов», власть кушан в С. А. была свергн. и на месте их владений на землях Тохаристана (Бактрии) и Согдианы возникло госуд. Эфталитов. В сер. 6 в. оно пало под натиском тюркских племен из Семиречья, образовавших Тюркский кагант. Основные центры каганата наход. в Семиречье и Вост. Туркестане. В 7 в. Согдиана, Тохаристан и нек-рые др. обл. С. А. представл. собой конфедерацию ряда отдельных раннефеод. княжеств под верхов. главенством Зап.-Тюркского каганата. Высокоразв. культура и иск-во народов С. А. потерпели сильный урон в результате араб. завоев. (кон. 7 — нач. 8 вв.). Араб. господство над С. А. вызывало многочисл. нар. антиарабские восст., наносившие сильные удары халифату (напр., восст. Муканны, 70 — 80-е гг. 8 в., и ряд др.). Ослабл. политич. могущества халифата Аббасидов в нач. 9 в. создало благоприят. условия для возрожд. самостоят. гос-ности в С. А. В 821 на основе Хорасанского наместничества возникло Тахиридов госуд., а в кон. 9 в. — Саманидов госуд. В это время С. А. фактич. станов. независимой от халифата. Госуд. Саманидов в 999 пало под натиском тюрок-караханидов, владевших Семиречьем и Кашгаром, к-рые подчинили Мавераннахр. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Средняя Азия – часть территории Центральной Азии, простирающаяся от Каспийского моря на западе до китайской границы на востоке и от Арало-Иртышского во. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Средняя Азия – часть территории Центр. Азии, простирающаяся от Каспийского моря на З. до Китая на В. и от Арало-Иртышского водораздела на С. до Ирана и. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

1) Орфографическая запись слова: средняя азия2) Ударение в слове: Ср`едняя `Азия3) Деление слова на слоги (перенос слова): средняя азия4) Фонетическая . смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Ударение в слове: Ср`едняя `АзияУдарение падает на букву: еБезударные гласные в слове: Ср`едняя `Азия

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ, территории во внутриматериковой Азии, на которой расположены Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения. К Средней Азии часто относят также территорию Юж. Казахстана, к югу от Арало-Иртышского водораздела.

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ – территории во внутриматериковой Азии, на которой расположены Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения. К Средней Азии часто относят также территорию Юж. Казахстана, к югу от Арало-Иртышского водораздела.
. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ , территории во внутриматериковой Азии, на которой расположены Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения. К Средней Азии часто относят также территорию Юж. Казахстана, к югу от Арало-Иртышского водораздела. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ, территории во внутриматериковой Азии, на которой расположены Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения. К Средней Азии часто относят также территорию Юж. Казахстана, к югу от Арало-Иртышского водораздела. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Mittelasi|en n -s, Zentralasi|en n -s

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

– территории во внутриматериковой Азии, на которойрасположены Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения. К Средней Азиичасто относят также территорию Юж. Казахстана, к югу от Арало-Иртышскоговодораздела. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

, территория, занимаемая Узбекистаном, Киргизией, Таджикистаном и Туркменией, где расположены крупнейшие пустыни Кызылкум и Каракумы, а также высочайшие горные системы Тянь-Шань и Памир. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Начальная форма – Средняя азия, единственное число, женский род, именительный падеж, неодушевленное

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Asia Centrale Итальяно-русский словарь.2003.

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Средняя Азия Ср`едняя `Азия

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ В III—IV ВВ. Н. Э

III—IV вв. н. э.—мало изученный период в истории Средней Азии. Особенно плохо известны социально-экономические отношения. Местная традиция скудна и сохранилась главным образом в пересказах арабоязычных писателей более позднего времени. Материал литературных источников относится преимущественно ко времени, непосредственно предшествующему арабскому завоеванию (V—VIII вв.). Поэтому для характеристики Средней Азии 111—IV вв. приходится использовать материал более позднего времени. Для истории идеологии и культуры Средней Азии в этот период большое значение имеют, в частности, согдийские рукописи VII—IX вв. из Восточного Туркестана и VIII в. с горы Муг в Таджикистане. Распад Кушанского царства. Политическая раздробленность Средней Азии В III в. начинается распад Кушанской империи. Юго-западные области Средней Азии захватывает сасанидский Иран. Кушанские цари теряют значительные территории в Индии. Власть кушанских царей Индостана сохраняется лишь на небольшой территории в долине Кабула. Кушанские шахи Согда, правители города Кушании на Зарафшане, повидимому, политически никак не были с ними связаны. В IV в. кушанские шахи Кабула переходят от борьбы с Сасанидами к союзу с ними, закрепленному брачными связями. Окончательное крушение остатков Кушанской державы происходит на рубеже IV и V вв., когда в Среднюю Азию хлынули новые волны кочевников. В процессе разложения Кушанской империи Средняя Азия снова распадается на бесконечное количество городов-государств. Разделенные степями, пустынями и труднопроходимыми горами отдельные оазисы и долины представляли собой самостоятельные государственные образования. Нередко политическая раздробленность шла еще дальше, и на территории одного оазиса возникало несколько государств. Напротив, иногда происходило объединение мелких городских царств под властью более крупных в своеобразные федерации городов-государств. Изменилась вся карта Средней Азии. За древней Бактрией теперь окончательно утвердилось название Тохаристан. Гиндукуш отделял Тохаристан на юге от Кабульского царства, Гиссарский хребет на севере — от Согда. На востоке с Тохаристаном граничило Памирское нагорье, заселенное независимыми кочевниками, на западе — оазисы Мургаба и Герируда. На территории современной Горно-Бадахшанской области был расположен ряд горных княжеств. Согд (Согдиана античных авторов) политически был раздроблен. Собственно Согд охватывал бассейн Зарафшана от Пенджикента до Кермине. Западная часть долины Зарафшана представляла собой особую федерацию городских царств во главе с Бухарой. Общее число владений в Согде было весьма значительно; наиболее сильным было княжество Маймург с центром в Ривдаде (вероятно, городище Тали-Барзу), в 8—9 км к югу от Самарканда. Значение Маймурга объяснялось тем, что в нем находились главные сооружения ирригационной системы, орошавшей земли к югу от Зарафшана. Самарканд, древняя Мараканда, в III—IV вв. был, невидимому, незначительным городом. После падения Греко-Бактрийского царства он упоминается в источниках (а именно, в китайских) впервые с V в. С этого времени начинается рост Самарканда как торгового и культурного центра. Ниже Самарканда по Зарафшану находились небольшое государство Иштихан и Кушания, столица Согда при кушанах, один из последних обломков великой империи. У истоков Зарафшана находилась область Осрушана. На левом берегу Аму-Дарьи было расположено небольшое владение Амуль (Чарджоу). Фергана, за исключением Ходжента (древняя Александрия Эсхата, современный Ленинабад), также представляла собой федерацию городов-государств с центром в Касане. Ниже по течению Сыр-Дарьи, в долине Чирчика был расположен Шаш (Чач) с центром в Бинакенте (современный Ташкент). Ниже Шаша по Сыр-Дарье также существовали цветущие культурные земли. В бассейне Арыси было расположено Исфиджабское царство с центром в Исфиджабе (около современного Чимкента). Еще ниже располагалась область Фараба, или Отрара, имевшая накануне арабского завоевания самостоятельных царей. Хорезм История Хорезма в III—IV вв. известна лучше, чем история других областей Средней Азии, благодаря производившимся здесь раскопкам. Культурная полоса Хорезма в I тысячелетии н. э. была значительно шире, чем когда-либо позже. Она простиралась далеко на запад и на восток от Аму-Дарьи. Для Хорезма была характерна довольно значительная политическая централизация. Упадок Кушанской империи в III в. н. э. привел к освобождению Хорезма от кушанской зависимости. Первые Сасаниды претендовали на то, чтобы господствовать над Хорезмом, но фактически он был независим от них. На III в. падает кратковременный подъем могущества Хорезма,,последний расцвет его в рабовладельческую эпоху. Выдающимся памятником культуры Хорезма I—VI вв. н. э. является городище Топрак-кала. Здесь находилась в III в. столица Хорезма. Город в плане представлял собой правильный прямоугольник. В северо-западном углу был расположен дворец правителя — огромный трехбашенный замок. На юго-восток от замка находился храм огня. От него на юг шла длинная улица, разрезавшая город на две половины. Отходившие от нее переулки отделяли друг от друга массивные дома-кварталы, из которых состояла столица позднерабовладельческого Хорезма. В Топрак-кала открыто большое количество памятников искусства (архитектуры, скульптуры, живописи), монет и — самое главное — памятники хорезмской письменности. Здесь был обнаружен архив из 116 документов, написанных на дереве и коже. В 305 г. столица была перенесена в город Кят на правом берегу Аму-Дарьи, где, по рассказу хорезмского ученого X—XI вв. Бируни, хорезмшах Африг (имя его известно и по данным нумизматики) построил величественный замок Фир. От Африга пошла династия Афригидов, правившая в Хорезме несколько векоп. По имени этой династии и культура Хорезма этого периода называется афригидской. Юго-западная часть Средней Азии с первой половины III в. входила в состав сасанидского Ирана. Хозяйство и общественный строй Средней Азии в III—IV вв. Основу хозяйства Средней Азии составляло ирригационное земледелие. Оросрттельная сеть достигла наивысшего развития в кушанский период. Главные оросительные системы Средней Азии с их большими каналами, по которым крупные речные суда проникали на десятки километров в глубь страны, восходят к этому времени. В рассматриваемый период здесь были известны многие из сельскохозяйственных культур, выращиваемых и теперь: пшеница, просо, ячмень, люцерна, хлопок, виноград, огородные и бахчевые растения, в частности дыни, плодовые деревья, тутовое дерево и т. д. Значительную роль играло животноводство — разведение лошадей, крупного и мелкого рогатого скота, домашней птицы. В малоплодородных горных районах скотоводство преобладало над земледелием. Высокого развития достигло также ремесло — гончарное, металлургическое, стекольное, кузнечное, ткацкое (особенно в окрестностях Бухары) и т. д. Для данного периода оно известно по археологическим находкам, для более позднего — также и по сообщениям арабских писателей. Сильно было развито горное дело, особенно на востоке Средней Азии, в горах, нередко восходившее к глубокой древности. Китайские источники сообщают, что в горах Ферганы и Согда добывались железо, золото, серебро и нефрит. В Илаке добывалось серебро, в Карамазаре — медь, в Бадахшане — рубины, в Бактрии — лазурит и т. д. Чтобы составить представление об общественном строе Средней Азии III— IV вв., материал приходится черпать отчасти из последующего времени. Среднеазиатский город рассматриваемого периода обычно занимал обширное пространство, обнесенное колъгом мощных глинобитных стен и пересеченное арыками. Здесь находились окруженные садами и посевами укрепленные усадьбы дехкан. Непременной принадлежностью города был рынок, почти всегда за воротами, а также храмы и монастыри различных религий — зороастрийские («дома огня», куда по праздникам горожане собирались на общественную трапезу), буддийские, манихейские и христианские. Вокруг города располагался рустак — находящаяся под его влиянием сельская местность, границы которой определялись размерами ирригационной сети. В рустаке находились такие же укрепленные усадьбы, как и в городе. Различие состояло в меньшей густоте расположения построек, в меньшем удельном весе ремесла сравнительно с земледелием. Неукрепленные селения существовали только в отсталых горных местностях. Даже те населенные пункты, которые позднейшие арабские источники именуют деревнями, имели обычно стены, цитадель правителя, храмы, рынки. Их полусамостоятельные правители нередко носили столь же громкие титулы, как и правители крупных городов. Наряду с относительно скромными «замками» крестьянских семенных общин возникают мощные крепости землевладельческой знати. Наличие укрепленных поселений — характерная особенность Средней Азии. Не случайно поэтому иноземные источники постоянно говорят о большом количестве среднеазиатских «городов». Это объясняется специфическими условиями Средней Азии. Рядом с оазисами жили кочевники. Оживленный обмен с ними способствовал возникновению центров торговли и ремесла, а их постоянные набеги не позволяли оседлому населению жить вне укреплений. Упадок рабовладельческого строя на территории Средней Азии находит отражение в различных областях жизни. В результате ослабления государственной власти и прогрессирующего закабаления крестьянства приходит в упадок ирригационная система. Центр тяжести хозяйственной жизни переносится из города в деревню. Получает резкое преобладание замкнутое хозяйство, развивающееся в поместьях крупных землевладельцев. Ослабевают внешние экономические связи. Наивысшего расцвета торговля достигает в кушанский период. Обмен с кочевниками, транзитная торговля между Ираном, Индией, Китаем и Восточной Европой, пути которой скрещивались в Средней Азии,— все это еще сохраняется от кушанского периода, но в уменьшенных масштабах. Купцов еще много, и они весьма влиятельны (источники упоминают о них применительно к Пайкенду, Бухаре, Хорезму), но по своему положению они во многом приближаются к землевладельческой знати: они также имеют земли, башни, клиентов и рабов. Именно рабами купцов и землевладельческой знати были те ремесленники, изделия которых упоминаются в литературных источниках и обнаружены археологами. Свободных ремесленников в рабовладельческой Средней Азии было мало; лишь в немногих городах, например в Антиохии Маргиане, в парфянский период существовали ремесленные кварталы. Политический строй В политическом строе и в быту среднеазиатских государств этого времени сохранились весьма древние черты. Власть царя была ограничена советом старейшин.Царь был верховным жрецом и участвовал в религиозных церемониях. Особа царя считалась священной, с ней связывались магические представления: цари некоторых городов не могли показывать народу свои волосы, дабы не навлечь несчастья. Китайские и арабские источники говорят о пышном придворном этикете. Цари ряда городов и государств чеканили монету. Известны монеты Бухары, Хорезма, Согда. Для Хорезма характерны, в частности, мелкие бронзовые монеты. Некоторые согдийские монеты чеканились по образцу китайских с квадратным отверстием в середине, Происхождение многих монет еще не установлено. Города-государства иногда объединялись в конфедерации под гегемонией сильнейшего из них. Во главе конфедерации стоял съезд царей и знати. Основную массу войска составляла аристократическая конница. Наряду с этим городская знать выставляла отряды вооруженных рабов — чакиров. О них говорят китайские источники. Культура Культура Средней Азии на рубеже древности и средневековья стояла высоко. Значительное развитие получили письменность и литература — религиозная, историческая, астрономическая и т» д. Существовало много различных видов письменности. Очевидно, не позже IV в. н. э. на основе арамейского алфавита было создано согдийское письмо. Известная переписка между матерью, жившей в Самарканде, и дочерью, которая жила в согдийской колонии в Дуньхуане, в восточной части Восточного Туркестана, датируется началом IV в. Эта переписка дает представление о семейном быте согдийцев и, в частности, о грамотности и самостоятельности женщин, не говоря уже о том, что она является одним из немногих и притом наиболее древних памятников согдийского языка. В Хорезме развивается хорезмское письмо, с V в. начинающее эволюционировать в сторону курсива. К III —IV вв. относятся важнейшие памятники древнехорезмской письменности: архив гтз Топрак-кала, ранние монеты Афригидов. В Тохаристане было, невидимому, распространено несколько алфавитов индийского происхождения. Своеобразное письмо, восходящее к арамейскому алфавиту (как согдийское и хорезмское), существовало и у кочевников. К сожалению, письменных памятников этого времени сохранилось немного. Бируни упоминает о хрониках и религиозных трактатах в Хорезме, уничтоженных арабами. Искусство Средней Азии на рубеже древности и средневековья также достигло высокого уровня. Его образцами могут служить терракотовые статуэтки Афрасиаба, скульптурные украшения погребальных ящиков, серебряные чаши с реалистическими изображениями царей, всадников и божеств, происходящие, видимо,из Хорезма. Архитектура получила новый толчок благодаря строительству замков. Для гражданской архитектуры Хорезма в этот период характерны суровые и простые формы построек, обработка поверхности стен в виде полуколонн, соединяемых наверху полукруглыми арочками, массивные цоколи центральных высоко подымающихся башен. В религиозном отношении Средняя Азия отличалась не меньшей пестротой, чем в политическом. Это было следствием того, что в процессе исторического развития одна религиозная система наслаивалась здесь на другую. Древнейшими формами религиозной идеологии были местные культы, еще продолжавшие играть значительную роль, хотя бы в виде пережитков, и возникший на территории Восточного Ирана и Средней Азии зороастризм. В кушанский период распространяется буддизм. В период распада Кушанского царства в Среднюю Азию проникают иудаизм, манихейство и христианство. Из Восточного Туркестана (Синьцзяна) дошли многочисленные манихейские тексты, согдийские и тюркские. В тюркском варианте, восходящем к V в., сохранилось главное произведение манихейского вероучения — «Хуастуанифт». смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ В IX—X ВВ

Феодальные отношения в IX—X вв. В IX—X вв. в Средней Азии наблюдался подъем сельского хозяйства. Получили большое распространение сельскохозяйственные культуры — рис и хлопок. В значительно больших размерах стали разводиться бобовые культуры, овощи, лен (как масличное растение) и конопля. Увеличилось хозяйственное значение шелководства. В источниках X в. говорится о ста с лишним сортах винограда, разводившихся в Средней Азии. В IX—X вв. сохранялись, хотя и уменьшились в размерах, государственные земли — султана (термин «султан» в то время означал «правительство»). Земли провинциальной знати — дехканов считались их мульками, т. е. отчуждаемой собственностью каждого феодала. Владельцы этих земель не несли обязательной службы государству, но мульки были обложены поземельной податью (хараджем). Остальные категории земель не отличались от аналогичных видов земельной собственности, сложившихся в других странах, ранее входивших в состав Халифата. Это были «собственные» земли (хасс) фамилии Саманидов, а также земли религиозных учреждений (вакф). Новым явлением было то, что при Саманидах, особенно в X в., фонд государственных земель уменьшился в результате раздачи их служилым людям в условное владение (икта). На правах икта передавались земли разных размеров — от целой области до одного селения или даже его части. Владелец икта должен был нести службу (военную или гражданскую) государству и получал за это право взимать в свою пользу с крестьян, сидевших на данной земле, харадж и все подати, ранее вносившиеся в казну. Юридически земли икта считались государственными и не должны были переходить по наследству, но на практике уже с X в. наблюдалось стремление владельцев икта превратить их из временных условных владений (бенефиция) в наследственные (феод, лен). Постепенное и закономерное превращение икта из бенефиция в наследственный лен завершилось между XI и XIII вв. Как и в других саранах Среднего Востока, в Средней Азии крупная феодальная собственность на землю и воду соединялась с мелким крестьянским держанием и с издольной системой эксплуатации. Крупных господских хозяйств почти не было, а те, которые имелись, обслуживались рабами. Феодальная рента взималась в смешанной форме, но ведущее место среди крестьянских повинностей занимала продуктовая рента. Феодальная рента или поступала целиком в казну (с государственных земель в качестве налога), или шла целиком в пользу землевладельца (с вакфов и с земель икта), или же делилась в определенной пропорции между феодалами и казной (с мульковых земель). Феодально зависимые крестьяне к земле прикреплены еще не были. Единицей обложения в Средней Азии был джуфт-и гав (буквально—«пара быков»), т. е. участок, который мог быть обработан при помощи одной упряжки быков в течение сезона (в среднем 6—8 га орошаемой земли). Нередко на одном таком участке работало несколько крестьянских семейств. Город в IX—X вв. В IX—X вв. в Средней Азии сложился типичный город феодального общества. Древнейшими его частями были цитадель и обнесенный стенами старый город (шахристан) с общественными зданиями и усадьбами знати, воздвигнутыми еще до арабского завоевания. Теперь же возникли рабады, т. е торгово-ремесленные посады, в которых и сосредоточилась вся хозяйственная жизнь города. Такие города, как Мерв, Ургенч, Бухара и Самарканд были в IX—X вв. центрами ремесленного производства и торговли. Здесь выделывались хлопчатобумажные и шелковые ткани, простые и высокохудожественные изделия из железа, меди и стали, изделия из бронзы (кувшины и чаши), изделия из поливной и неполивной обожженной глины, из кожи (обувь, седла, колчаны) и т. д. Ремесленники одной и той же специальности объединялись в корпорации, напоминавшие европейские цехи, и селились обычно в одном и том же квартале, где находились и их мастерские-лавки. Эти ремесленные корпорации состояли из мастеров (устад), подмастерьев (халифэ) и учеников (шагирд). Объединения ремесленников часто вели борьбу с государственной властью и местными феодалами, стремясь к освобождению от феодальных повинностей и к установлению цеховой монополии, но так и не смогли этого добиться. В Средней Азии центральная власть поддерживала местных феодалов в борьбе с городскими ремесленниками. Последние не имели здесь союзника и в лице крупного городского купечества. Феодалы вкладывали средства в караванную торговлю, и крупные купцы были тесно связаны с феодалами. Так же, как и на всем Ближнем и Среднем Востоке, в Средней Азии не было общегородского самоуправления. Власть в городах, служивших местопребыванием общегосударственных и местных правителей, оставалась в руках феодалов. Самоуправление существовало только в рамках отдельных корпораций (ремесленных, купеческих и духовных) и городских кварталов, имевших своих выборных старшин. В городах, расположенных на караванных путях, купцы пользовались большим влиянием. Они торговали преимущественно предметами роскоши: китайским шелком, среднеазиатским стеклом, коврами, драгоценными камнями, пряностями и т. д. Торговые караваны ходили из Средней Азии в Восточную Европу и Русь, на Волгу и Каму, где среднеазиатские купцы скупали у болгар, хазар и русских пушнину и кожи, русские и варяжские мечи, а сбывали им хлопчатобумажные и шелковые ткани, ковры, серебряные изделия, сухие фрукты и т. д. Шелковые ткани из Бухары и Мерва вывозились в Сирию и Византию.Через Семиречье из Средней Азии караванный путь шел также в Китай. В торговле с Русью главную роль играл город Ургенч в Хорезме. Хорезмские купцы ездили не только в Итиль и Болгар, но и в Киев. Автор XI в. Мервези приводит известие, относящееся к концу X в., о хорезмских купцах, с которыми «падишах Руса Буладимир» (т. е. русский князь Владимир) беседовал о мусульманской вере. Государственный строй Управление Саманидским государством осуществлялось через 10 ведомств (диванов): диваны великого везира, финансов, внешних сношении, почты, гвардии и др. Центральная власть играла важную роль в борьбе с постоянными нападениями тюркских степных кочевников. Однако политика централизации наталкивалась на упорное сопротивление дехканов. Феодальная раздробленность еще больше усиливалась в результате распространения института икта. Стоявшие во главе областей правители — хакимы чаще всего были местными наследственными землевладельцами. Уже современники Саманидов, арабские и арабоязычные географы X в., говорят, что ряд областей Саманидского государства — Хорезм, Хутталян, Саганиан, Исфиджаб и другие феодальные владения не вносили хараджа в казну Саманидов и фактически пользовались почти полной независимостью. С середины X в. в Саманидском государстве усилилась междоусобная борьба за власть внутри класса феодалов, в которую были вовлечены не только представители династии и крупные дехканы, но и тюркская гвардия в лице ее видных военачальников. Войско в Саманидском государстве состояло из феодального ополчения дехканов и дворцовой гвардии, которая, так же как и при дворе аббасидских халифов, формировалась из молодых тюрок — гулямов (мамлюков). Военачальники гвардии, наделенные землями икта, вскоре сами превратились в феодалов. Опираясь на дехканское ополчение и на тюркскую гвардию, старинная провинциальная знать в лице крупных дехканов, а с середины Х в. и новая военная тюркская аристократия вели борьбу против центральной власти. Народные движения в X в. Начиная с 902 г. в Хорасане происходили многочисленные народные волнения и восстания, облекавшиеся в идеологическую оболочку карматства. В 907 г. вспыхнуло большое восстание в районе Херата. При Насре II (914—943) возникло движение в Бухаре, возглавленное хлебопеком Абу Бекром. Основными участниками движения были бухарские айяры (городская беднота), а также ремесленники, мелкие торговцы и окрестные крестьяне. Карматы Хорасана и Средней Азии, так же как и карматы Ирака, Сирии и Бахрейна, отстаивали свободу крестьянства, выступали против победивших феодальных порядков, требовали передачи земель сельским общинам и установления социального равенства для всех свободных людей. Но на рабов идеи равенства карматы не распространяли. Они добивались только, чтобы рабы принадлежали не отдельным лицам, а сельским общинам и участвовали в обработке их земель. Против карматства особенно активно боролись «правоверное» (суннитское) мусульманское духовенство и военная знать Бухары. Саманид Пух II ибн Наср (943—954), став эмиром, жестокими мерами истреблял карматов во всем Саманидском государстве. Культура IX—X века были временем расцвета материальной и духовной культуры народов Средней Азии. Высокого уровня достигли архитектура и изобразительные искусства. Именно в этот период усовершенствовалась техника возведения сводов и куполов. Об этом свидетельствует девятикупольная мечеть в Хазаре с арками и куполами из сырцового кирпича и интереснейший памятник — караван-сарай Кырк-кыз в Термезе (VIII—IX вв.), представляющий квадратное в плане здание с массивными башнями на углах, снаружи похожее на крепость, а внутри имеющее сложную систему купольных и сводчатых помещений, соединенных коридорами. Выдающимся архитектурным памятником этого времени является мавзолей Исмаила Саманида (892—907) в Бухаре, построенный в форме куба, с красивым геометрическим узором по стенам. В области прикладного искусства особенное развитие получила керамика, покрытая одноцветной, а затем и полихромной (многокрасочной) глазурной росписью. Для каждого района была характерна посуда с особой орнаментацией. Особенно хороша по выполнению и узору самаркандская керамика. Прекрасны большие блюда и вазы с черным и красным стилизованным узором на светлом, цвета слоновой кости, фоне. В узоры нередко вписаны орнаментальные надписи, содержащие пословицы и пожелания. Встречаются также изображения животных и птиц. Большим совершенством отличалась и глазурованная глиняная посуда с рельефным узором ( Образцы этой высокохудожественной керамики находятся в Государственном Эрмитаже в Ленинграде, в Музее восточных культур в Москве и в ряде других музеев России). Столь же высокохудожественными являлись изделия из бронзы. Не меньших успехов народы Средней Азии достигли и в области литературы. В IX в. сложился литературный язык дари, иначе фарси (буквально — «придворный», «персидский»), близкий к родственным разговорным языкам — таджикскому и новоперсидскому. Поэзия на языке дари вошла в литературный фонд и таджиков, и персов. Поэзия таджиков в X в. на языке дари была представлена талантливыми произведениями двух поэтов — Рудаки и Дакики. Рудаки, сын крестьянина, был мастером литературного жанра касыды (торжественной оды), а также газели (лирического стихотворения) и дидактической поэмы. В своих стихах он воспевал природу, любовь и радости жизни. Дакики посвятил свою жизнь поэтической обработке героического эпоса иранских народностей. Этот труд Дакики не успел закончить. Дело Дакики продолжал и завершил уже в начале XI в. великий поэт, классик персидской и таджикской поэзии Абу-л-Касим Фирдоуси Тусский (934 — около 1021) (О Фирдоуси см. главу XXXIV настоящего тома.). В IX—X вв. в Средней Азии большое развитие получили научные знания. Повсюду возникали местные школы. Научные произведения писались на арабском языке, а с конца X в. и на языке дари. Так, например, на этом языке был написан ценный анонимный труд по географии «Худуд ал-алем» («Пределы мира»)(Известен также под названием «Рукопись Туманского», по имени русского ученого-ираниста, открывшего эту рукопись.). В IX в. широкую известность приобрели имена среднеазиатских математиков Мухаммеда ибн Мусы ал-Хорезми, автора трудов по алгебре и географии, и Ахмеда ал-Фергани. Абу Наср ал-Фараби (X в. ) — один из величайших философов Востока, последователь Аристотеля — разработал учение о вечности материи и несотворенности мира. Подлинным гигантом мысли был медик и философ рационалист Ибн Сина, или Авиценна (980—1037), как его называли в Западной Европе. В физике Ибн Сина продолжал традицию аристотелизма, в логике и в теории познания — материалистическую тенденцию ал-Фараби. Но материалистические выводы в трудах Ибн Сины выражены менее ясно, нежели у ал-Фараби, и нередко скрыты за мистической формой изложения. Мировую славу Ибн Сина заслужил главным образом двумя своими трудами на арабском языке — по философии («Китаб ашшифа» — «Книга исцеления») и по медицине («Ал-Канун фи-т-тиб» — «Канон врачебной пауки»). Латинский перевод последнего труда был издан на Западе в XV в. в числе первопечатных книг; влияние Ибн Сины в восточной и западноевропейской медицине сохранялось до XVII в. Величайшим ученым-энциклопедистом стран Средней и Передней Азии и Средиземноморья в средние века был хорезмиец Абу-р-Рейхан ал-Бируни (973—1048) — математик, астроном, филолог, географ и историк. Из многочисленных его сочинений следует отметить труд по хронологии истории Востока, превосходное историко-географическое описание Индии, не дошедший до нас труд о восстании «одетых в белое», а также ряд арабских переводов из Птолемея. Тюркские кочевые племена Средней Азии в конце X в. Уже с VI в. степные пространства, лежавшие к северу и северо-востоку от земледельческих районов Средней Азии, были заняты объединениями племен, говоривших на языках тюркской системы. Эти племенные объединения в X в. находились на разных ступенях общественного развития. На более высоком уровне развития среди этих племен стояли уйгуры, жившие в северной части Восточного Туркестана. Согласно известиям китайских и персидских авторов, в X в. часть уйгуров оставалась кочевниками-скотоводами, а часть их перешла к земледелию. В оазисах уйгуры-земледельцы жили вместе со старинным местным населением иранского происхождения. Через страну уйгуров лежал караванный путь из Средней Азии в Китай. На этом пути находилось немало городов. У уйгуров сложилось раннефеодальное общество и возникло уйгурское государство. Уйгуры имели уже свою письменность, основанную на алфавите сирийского происхождения. До нас дошло немало письменных памятников — религиозных текстов и деловых документов на уйгурском языке. Старинная примитивная религия уйгуров — шаманство — к концу VIII в. была вытеснена манихейством, а на смену последнему пришел буддизм, который в X в. приняла часть уйгуров. Часть их около того же времени приняла христианство несторианского толка. До нашего времени сохранилось много развалин буддийских монастырей с фресковой живописью (Богатое собрание памятников искусства уйгуров находится в Государственном Эрмитаже в Ленинграде.). В районе горной системы Тянь-Шаня, на территории нынешней Киргизии, жили киргизы (точнее — кыргызы), переселившиеся сюда в разное время с верховьев Енисея. Эти племена составили ядро сложившейся значительно позже киргизской народности. В северных предгорьях Тянь-Шаня и в степях Семиречья (юго-восточная часть нынешнего Казахстана) кочевали племена карлуков и ягма, в районе озера Иссык-куль — чигили. Степи в низовьях Сыр-Дарьи и между Аральским и Каспийским морями занимали огузы, часть которых, оставшаяся в закаспийских степях, сложилась позднее в туркменскую народность. В западной части нынешнего Казахстана в X в. кочевали кыпчаки, которые в византийских источниках назывались куманами, а в русских летописях — половцами. Кыпчаки позже (в середине XI в.) откочевали за Дон, к берегам Черного моря. В X в. причерноморские степи, вплоть до устьев Дуная, были еще заняты другими тюркоязычными кочевниками — баджанаками, т. е. печенегами (согласно русским летописям). Башкиры, жившие примерно на той же территории, что и в наши дни, первоначально говорившие на языке финно-угорской системы, с X в. уже тюркизировались. Процесс классообразования у всех этих кочевников происходил в разное время. Даже еще в начале X в. огузы, судя по рассказу арабского путешественника Ибн Фадлапа, жили в условиях разлагавшегося первобытно-общинного строя. Из общины выделились богатые скотоводы, владевшие стадами, в которых насчитывалось до 10 тыс. лошадей и до 100 тыс. овец, а также рабами. С другой стороны, появились скотоводы-бедняки, сохранявшие, однако, личную свободу. Все дела решались на сходках родовых старшин. К концу Х в. у огузов, чигилей, ягма, а еще раньше у карлуков и других кочевников степной полосы Средней Азии и нынешнего Казахстана, уже складывались раннефеодальные отношения. Формирование классового общества шло у них в основном по одному общему пути. Древняя родовая кочевая община постепенно сменилась аульной кочевой общиной, в которой земля (пастбища) находилась еще в общинной собственности, а скот — уже в частной собственности. Накопление поголовья скота у богатых кочевников, в чем немалую роль играли набеги на соседних кочевников и на земледельческие оазисы, усиливало имущественное неравенство и приводило к выделению кочевой знати. Постепенно к ней перешло право распоряжения пастбищами, возникла феодальная собственность на землю и установилась феодальная зависимость массы рядовых кочевников от богатых и знатных. Феодальные отношения у тюркских кочевников сохраняли, однако, нередко в течение многих столетий, патриархальную оболочку. Сохранялось племенное и родовое деление. Специфика же феодальной собственности на пастбища (землю) выражалась в том, что она сочеталась с общинным землепользованием (кочевки велись всей общиной), при этом земля не продавалась. Феодальные повинности рядовых кочевников в отношении кочевой знати (выпас скота, заготовка топлива, личная служба) выступали в форме родовой помощи, «древнего» патриархального обычая. Считалось, что глава племени или рода занят организацией военного дела и охраны пастбищ, поэтому «черный народ» обязан ему «помощью» в личном хозяйстве. Во второй половине X в. ханы и знать огузов, карлуков, чигилей и ягма приняли религию соседних развитых феодальных обществ — ислам, навязав его массе кочевников. В самом конце X в. на территории Семиречья и Восточного Туркестана феодализирующаяся военная знать ряда тюркских кочевых племен создала государство, получившее в исторической науке название Караханидского. Династия Караханидов вышла из среды воинственного кочевого племени ягма. Караханидское государство объединило как кочевые тюркские племена, так и население старинных земледельческих районов и городов Семиречья и Кашгара. Тогда же стали складываться государственные объединения у огузов. Наибольшее историческое значение имело создание Сельджукского государства огузов, получившего свое название по имени вождя Сельджука и его потомков — Сельджукидов. Их владения первоначально находились близ города Дженда на Нижней Сыр-Дарье. Из-за вражды с владетелем Дженда сельджукские огузы перекочевали южнее, к городу Hур, а около 1035 г. откочевали в район города Нисы и соседних оазисов (на юге нынешней Туркмении). Во главе сельджукских огузов в то время стояли два брата — Тогрул-бек и Чагры-бек, внуки Сельджука, из огузского племени кынык. Падение Саманидского государства. Возникновение узбекской народности В конце X в. Саманидское государство было завоевано Караханидами. Феодальные смуты и недовольство народных масс ростом феодальной ренты в этом государстве облегчили караханидским отрядам победу над Саманидами. К тому же Караханиды еще до завоевания вошли в сношения с представителями мусульманского духовенства и с верхушкой тюркской гвардии Саманидского государства. Оседлые провинциальные землевладельцы — дехканы также были готовы поддержать Караханидов, рассчитывая с их помощью стать независимыми в своих владениях. К политической самостоятельности стремились и военачальники тюркской гвардии. Еще в 977 г. один из тюркских военачальников, Себук-тегин, захватил Газну с прилегающей областью (в нынешнем Афганистане) и основал там, против воли Саманидского эмира, самостоягельное княжество, так называемое Газневидское государство. После этого Себук-тегин договорился с караханидским ханом Насром о разделе Саманидского государства. Земли на юг и запад от Аму-Дарьи должны были достаться Газневидскому государству, а земли на север и восток от Аму-Дарьи — Караханидскому государству. В 999 г. Караханиды заняли Бухару и все земли за Аму-Дарьей (Мавераннахр). Саманидское государство перестало существовать. После караханидского завоевания власть в Мавераннахре перешла в руки тюркской кочевой знати. Со времени прихода к власти Караханидов в Мавераннахр переселилось огромное количество тюркского кочевого населения из Семиречья и Восточного Туркестана. Тюркское население имелось в Мавераннахре и до XI в., но тогда оно было немногочисленно. В XI—XII и последующих веках часть кочевников, больше всего из беднейших слоев, медленно переходила к оседлому земледельческому труду, смешивалась с оседлым таджикским населением и ассимилировала последнее, передавая ему свой язык тюркской системы, называемый советскими лингвистами староузбекским. Сложилась народность, впоследствии получившая название узбекской. Средняя Азия при Караханидах После завоевания Караханидами Средней Азии произошли изменения в формах государственного управления. Саманидское государство с его относительно развитым бюрократическим аппаратом и с большим фондом государственных земель перестало существовать. Вместо него теперь сложилось Караханидское государство, в котором господствовала удельная система. Почва для нее была подготовлена уже раньше ростом феодальной раздробленности. Караханидское государство в XI—XII вв. владело огромной территорией, в которую входили Восточный Туркестан, Семиречье, Фергана и Мавераннахр. Члены Караханидской династии в качестве удельных ханов (илек-ханов) владели отдельными районами. Во главе Караханидского государства стоял хан ханов (султан султанов, или тамгач-хан,— так раньше называли тюрки китайского императора). Уже с первой половины XI в. каждый из удельных ханов стремился максимально ослабить свою зависимость от тамгач-хана. В 1089 г. Караханиды были разбиты войсками Сельджукской империи, и им пришлось стать ее вассалами. В 1128 г. изгнанные из Северного Китая кочевники — кидани (кара-китаи) захватили Семиречье и Восточный Туркестан. В 1141 г. они подчинили себе весь Мавераннахр. Караха-нидские удельные ханы принуждены были стать вассалами-данниками киданьского государя — гурхана. Сами кидани обосновались в Семиречье, где продолжали вести кочевой образ жизни. Развитие феодальных отношений в XI—XII вв. В XI—ХП вв. в Средней Азии произошло перераспределение земельного фонда. Неприкосновенными остались только вакфные земли. Большая часть прежних государственных и мульковых земель перешла в руки новых владельцев. При этом преобладающей формой феодальной земельной собственности в XI в. стала икта, которая в течение XI—XII вв. из временного бенефиция превратилась фактически в наследственный лен, феод. Икта получали теперь преимущественно представители военной кочевой знати, подвергавшие феодальной эксплуатации не только кочевников, но и в еще большей мере оседлых крестьян. К началу XIII в. крестьяне, сидевшие на землях икта, находились почти в полной зависимости от их владельцев. Владельцы икта пользовались правом налогового, а к началу XIII в. и судебною иммунитета. Представители кочевой знати, владея землями икта и получая с них ренту продуктами, обычно продолжали жить в степи. Прошло по крайней мере столетие, прежде чем они переселились в города. Переход мульковых земель дехканов к военно-кочевой знати из числа завоевателей и превращение земель в икта привели постепенно к полному исчезновению дехканов. При этом сам термин дехкан не исчез, но позже им стали обозначать простого крестьянина. Икта обладала теми же основными признаками, какие были присущи и европейским ленам, но, кроме того, она имела и такие особенности, которых не знало феодальное землевладение в странах Запада. Как в Средней Азии, так и в других странах, впоследствии завоеванных тюркскими кочевниками (Иран, Азербайджан, страны Передней Азии), икта стала специфической формой господства военно-кочевой знати над оседлым крестьянством. Икта нередко включала территорию и земледельческого оазиса, и кочевой степи. Данные источников о положении феодально зависимого крестьянства в этот период очень скудны. Несомненно лишь, что оседлые крестьяне подвергались более тяжелой эксплуатации, чем кочевники, и что зависимость крестьян от феодалов в этот период все время росла. Возвышение Хорезма в XI—XII вв. Хорезм, разъединенный при Саманидах на две части (Южный с центром в Кяте, где правил местный князь — хорезмшах, и Северный с центром в Ургенче, где правителем был арабский эмир), в 996 г. объединился в одно феодальное государство. В XI—XII вв. Хорезм переживал хозяйственный и культурный подъем. Основой экономики Хорезма была его богатая земледельческая культура, сложившаяся на базе огромной оросительной сети с речными каналами, плотинами и другими сооружениями. Здесь возделывались пшеница, ячмень, просо, рис, хлопок, фрукты, виноград и бахчевые растения. В городах Хорезма развивались ремесла, росла транзитная торговля с кочевниками степей, а также с хазарами, Поволжьем и Киевской Русью (с X в.). Из этих стран шли кожа, меха, корье для дубления кож, лошади и рогатый скот, а также рабы и рабыни, а из Хорезма вывозились сушеные фрукты, зерно, рис, ковры, серебро, седла, кожевенные изделия и ткани. Хорезмские купцы принимали участие и в торговле с Китаем, Ираном и городами Мавераннахра. Столица Хорезма Ургенч к началу XI в. являлась одним из самых красивых и благоустроенных городов Востока и была крупным культурным центром. При дворе хорезмшаха одно время жили выдающиеся ученые стран Востока, в их числе Ибн Сина и Бируни. В 1043 г. Хорезм подпал под власть Сельджукской империи в качестве вассального княжества. Но уже в середине XII в. хорезмшахи, располагавшие огромными материальными средствами и наемными войсками, добились его независимости, а в конце XII — начале XIII в. перешли сами к активным завоеваниям, подчинили своей власти Хорасан, Западный Иран, Афганистан и Мавераннахр, разгромив государство киданей. К началу XIII в. Хорезм стал центром большой феодальной империи. Народное восстание в Бухаре в 1206—1207 гг. В Бухарском оазисе в XII в. сложилось княжество во главе с садрами (духовное звание, передававшееся по наследству). Садры были крупными феодалами, а также участвовали в караванной торговле. На свои средства они содержали 6 тыс. факихов (мусульманских богословов), чтобы при посредстве этого паразитического слоя держать в повиновении народные массы. Садры являлись самыми жестокими эксплуататорами крестьян и ремесленников и были им глубоко ненавистны. В 1206 г. против местного садра в Бухарском оазисе вспыхнуло восстание ремесленников, поддержанное крестьянами. Во главе этого движения стоял мастер по выделке щитов Мелик Синджар. Восставшие захватили власть в Бухарском оазисе, изгнали садра, его родственников и вассалов конфисковали их поместья и имущество. Но этим воспользовался хорезмшах Мухаммед, который вмешался в бухарские дела, подавил народное восстание в 1207 г. и присоединил Бухару к своим владениям. Культура в XI — начале XIII в. Под владычеством Газневидов и Караханидов условия для развития науки и философии у народов Средней Азии были менее благоприятными, чем в X в. Реакционное суннитское духовенство теперь пользовалось несравненно большим влиянием и упорно преследовало светскую науку и философию. Тем не менее XI—XII века отмечены новыми культурными достижениями, главным образом в области филологии. В XI в. караханидский тюрк, ученый-филолог Махмуд Кашгарский составил на арабском языке словарь тюркских диалектов своего времени. Его труд является важнейшим источником для изучения истории развития языков тюркской системы. К XI в. относится и творчество великого таджикского поэта-мыслителя Насир-и Хусрау (Насир-и Хосров, 1004—1088), автора прозаической «Книги странствия» (описания путешествия в Иран, Сирию, Египет и Аравию) и ряда поэтических произведений. Насир-и Хусрау примыкал к исмаилитам, резко критиковал феодальный строй и стоял за освобождение крестьян от зависимости. Последние годы жизни Насир-и Хусрау, скрываясь от преследования, жил в горах Бадахшана. Первым произведением на староузбекском языке была дидактическая поэма «Кудатку билик» («Совершенное познание», 1069 г.) Юсуфа Бала-сагунского. В ней автор советует караханидскому хану оказывать покровительство культуре оседлых народов, а земледельцам, ремесленникам и купцам отдает преимущество перед кочевниками. До нас дошел также диван (собрание стихов) на староузбекском языке поэта-суфия Ахмеда Ясави (XII в.). Продолжала развиваться и архитектура. Характерными чертами построек были порталу главного фасада зданий и украшение стен резной терракотой, стойко выполненным растительным узором и стилизованными надписями. Лучшими памятниками зодчества XI—XII вв. являются: дворец правителей в Термезе, мавзолеи в Узгене, Рабат-и Малик («Царский рабат») — укрепленный караван-сарай с так называемыми «гофрированными» стенами и орнаментами (XI в.) на пути из Бухары в Самарканд, минареты в Джаркургане, Бухаре и Вабкенте (XII в.) и купольный мавзолей султана Синджара в Мерве (XII в.). В Мерве к началу XIII в. было 10 библиотек, по словам географа Якута, «более богатых сочинениями, чем библиотеки любого другого города». В Мерве же в XII в. находилось и особое учреждение — дивэкуш, где изучались приемы техники шелководства. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ В V — НАЧАЛЕ IX В

Общественный строй народов Средней Азии в V—VII вв. Крушение рабовладельческого Кушанского царства и завоевание Средней Азии кочевниками-эфталитами были связаны с кризисом рабовладельческого строя и зарождением феодальных отношений в ее оседлых земледельческих областях — Хорезме, То-харистане, Согде и Фергане. Возникновение феодальных форм эксплуатации было процессом длительным и вместе с тем революционным по своему историческому значению. Становление феодальных отношений шло двумя путями. С одной стороны, господа сажали на землю своих рабов, предоставляя им земельные участки и орудия труда. С другой стороны, выделившаяся из общины разбогатевшая часть сельского населения (дехканы) разными способами присваивала землю рядовых общинников и водные ресурсы. Об имущественной дифференциации внутри общины можно судить на основании открытых археологами жилищ нового типа: в V—VI вв. появились усадьбы-«замки» больших крестьянских семейств, огражденные стенами, за которыми находилась жилая башня. Замки дехканов (образцом их является Тешик-кала в Хорезме) строились по такому же плану, но отличались значительно большими размерами, прочностью стен и роскошью отделки. Обедневший земледелец-общинник вынужден был становиться в зависимость от дехкана на началах издольной аренды. Такие издольщики назывались кедиверами, они впоследствии превратились в феодально зависимых крестьян, в то время как из крупных землевладельцев — дехканов сформировался класс феодалов. В земледельческих областях Средней Азии, расположенных в оазисах по долинам рек, образовалось несколько десятков владений во главе с феодалами, которые также носили название дехканов. Наиболее сильными из этих феодалов были цари Согда и Ферганы, владетели Осрушаны, Бухары и Мерва. В V в. и в первой половине VI в. все эти местные правители были данниками царя эфталитов. Независимость сохранял только Хорезм,управляемый царями из династииАфригидов. Средняя Азия и тюрки Между 563 и 567 г. Тюркский каганат, образовавшийся в середине VI в. в районе Алтайских гор и в степях Семиречья, заключив союз с сасанидским Ираном, разбил эфталитов и подчинил своей власти Среднюю Азию до реки Аму-Дарьи. Кочевники-тюрки мало вмешивались во внутреннюю жизнь феодальных владений Средней Азии, довольствуясь взиманием с них дани. В 80-х годах VI в. в тюркском кочевом обществе происходил процесс классообразования. В связи с этим в Семиречье произошло восстание обедневших кочевников против правящей кочевой знати. Во главе движения бедноты стал царевич Абруй (в китайских источниках Або), сын тюркского кагана от рабыни, лишенный прав на престол из-за своего происхождения. Потерпев неудачу в открытой борьбе со знатью за престол, Абруй со своими сторонниками из беднейших кочевников откочевал в Бухарский оазис. Здесь он соединился с согдийскими крестьянами, поднявшими еще раньше восстание против местных феодализирующихся землевладельцев-дехканов. Восставшие крестьяне и кочевники изгнали из Бухарского оазиса местных дехканов и связанных с ними купцов, заняли их земли и выбрали Абруя правителем (583 г.). Бежавшая согдийская знать обратилась за помощью к тюркскому кагану. Тот прислал войска, которые жестоко подавили движение. Вернувшиеся дехканы обратили побежденных повстанцев в своих кедиверов или в рабов, отняв у них земли. Абруя подвергли мучительной казни, бросив в мешок, наполненный красными пчелами (586 г.). После 588 г. Тюркский каганат распался на Восточный, с центром в Монголии, и Западный, с центром в Семиречье. Средняя Азия вошла в состав последнего. В 634 г. Китайская империя овладела землями восточных тюрок и закрепила свою власть над Восточным Туркестаном (ныне Синьцзян). В 658—659 гг. она одержала победу и над западными тюрками. Китайская империя на время подчинила себе Среднюю Азию, но вторжение тибетцев в Восточный Туркестан и возрождение Восточнотюркского каганата (в Монголии) во второй половине VII в. положили конец попыткам феодального Китая утвердить свою власть в Средней Азии. От времени Тюркского каганата в Средней Азии остались значительные группы тюркоязычного населения (в Семиречье, Фергане, Балхе и др.), впоследствии вошедшие в состав узбекской и казахской народностей. Средняя Азия в VI и начале VII в. VI и начало VII в. отмечены, согласно сообщениям китайских источников, ростом производительных сил в земледельческих оазисах Средней Азии. Появилось шелководство, перенесенное в V в. из Китая в Хотанский оазис (в Восточном Туркестане), а оттуда на запад. Расширилась площадь орошаемой и обрабатываемой земли. К этому же времени относятся первые известия о посевах проса и пшеницы в области Чача (Ташкентский оазис). Еще более быстрыми темпами феодальные отношения в Средней Азии стали развиваться с VII в. Росло число укрепленных дехканских замков. Таков, например, замок на горе Муг (в нынешней Таджикской ССР), принадлежавший в конце VII и начале VIII в. правителю города Пенджикента Диваштичу. Раскопки в Пенджикенте дают представление о городе того времени. Город был невелик: площадь его, ограниченная городскими стенами, не превышала 19 га, а население достигало 3—4 тыс. человек. В городе преобладали богатые, чаще всего укрепленные усадьбы дехканов, владевших землями в окрестностях города, но зачастую занимавшихся также и торговлей. Ремесло далеко еще не было отделено от сельского хозяйства, и многие ремесленники жили в усадьбах дехканов как их зависимые люди или рабы. Тем не менее материал раскопок дает основание говорить о прогрессе в технике ткацкого, кожевенного и гончарного ремесел, производства стекла и т. д. В рассматриваемое время развивалась и внешняя транзитная торговля с Индией (через Балх) и особенно с Китаем. Главная роль в этой торговле принадлежала согдийцам. По данным китайских источников, за время с 627 по 647 г. только из Самарканда и ближайших к нему владений было отправлено в Китай 20 посольств, обычно в сопровождении торговых караванов. Согдийцы везли в Китай стекло, бирюзу, коней и др., вывозили же оттуда шелковые ткани. В разных районах Средней Азии добывались золото, железная руда и каменная соль. В Средней Азии в VII в. сложилось много небольших царств и княжеств, в которых правили династии местного (согдийского, хорезмийского, тохарского), а кое-где и тюркского происхождения. Все они находились сначала под верховной властью Западнотюркского каганата, которому местные цари и князья платили дань. Одно время, в середине VII в., некоторые княжества признавали и власть китайского императора. Ко времени же арабского завоевания (VIII в.) мелкие государства Средней Азии фактически были самостоятельными. Преобладающей религией ираноязычного оседлого населения оставался зороастризм, связанный со старинными местными культами и этим сильно отличавшийся от персидского зороастризма. В некоторых местностях (Тохаристан) был распространен и буддизм. По преимуществу в городах имелись также общины иудеев, манихеев и христиан. К этому времени в Средней Азии обострились классовые противоречия. Проникшее в нее из Ирана маздакитское учение имело большой успех среди малоземельных и беднейших крестьян. Именно маздакиты руководили крестьянскими выступлениями против дехканов. В начале VIII в. в Хорезме под предводительством Хурзада произошло народное восстание против знати. Движение это выдвинуло маздакитскую программу уничтожения знати, установления социального равенства и передачи всех земель свободным сельским общинам. Культура В V—VII вв. в Средней Азии продолжала развиваться письменность на хорезмийском и особенно на согдийском языках, являвшихся разговорными языками для большинства населения оседлых земледельческих областей Средней Азии, а также части Восточного Туркестана. На широкое распространение письменности указывает возникновение скорописи. Письменные памятники религиозного содержания — буддийские, манихейские и христианские на согдийском языке и согдийском алфавите (самые ранние из них датируются предположительно IV в. н. э., самые поздние — VIII в.) говорят о культурных связях согдийцев с Индией, Ираном и Сирией. Наиболее богатое собрание памятников согдийской письменности представляют документы начала VIII в., записанные на коже и палках, которые были найдены в замке на горе Муг. Богатейший материал для представления об изобразительном искусстве согдийцев в VII—VIII вв. дают недавно открытые советскими учеными росписи в Пенджикенте (Пянджикенте). Великолепные стенные фрески, обнаруженные здесь, свидетельствуют о существовании в VII—начале VIII в. высокоразвитой местной школы живописи. Стены пенджикентских зданий — храмов и жилых помещений — были покрыты сюжетными многокрасочными росписями на разнообразные темы (изображение торжественных приемов согдийских царей, поединков дехканов, боевых столкновений конников и пеших воинов, изображение арфистки и т.д.). Культовая пенджикентская живопись является важным источником для решения вопроса об идеологии и верованиях населения Средней Азии в период, непосредственно предшествовавший арабскому завоеванию и насаждению ислама. Но особенную ценность представляют стенные росписи Пенджикента на светские сюжеты. В светской живописи Пенджикента, очень выразительной и выполненной с большим мастерством, уже отчетливо проявились, однако, веяния нарождающегося феодального общества, выразившиеся в новой, более схематичной по сравнению с предшествующим временем, трактовке окружающего мира. В Пенджикенте обнаружены также скульптурные произведения и резьба по дереву с фигурами людей и животных. О высоком уровне развития, изобразительного искусства у согдийцев можно судить и по недавно открытым развалинам дворца в Варахше, к северо-западу от Бухары, с замечательными росписями на стенах (изображения зверей и всевозможных сцен охоты). Из произведений прикладного искусства следует отметить найденный в замке ва горе Муг покрытый кожей деревянный щите высокохудожественным изображением в красках всадника на оседланном коне. Изображение на этом щите, дошедшее до нас в виде фрагмента, представляет исключительный интерес: оно является, по общему признанию, произведением местного искусства и позволяет выявить его своеобразный и оригинальный характер. Это изображение дает также представление о вооружении согдийского воина-всадника в конце VII — начале VIII в. Средняя Азия славилась также согдийским высококачественным стеклом. В 428 г. приехавшие в Китай согдийские купцы обучили китайских ремесленников изготовлению этого стекла. Большое количество хорошей стеклянной посуды этого времени было найдено при раскопках в городище Афрасиаб (в Самарканде) и в других местах. Завоевание арабами Средней Азии Начавшиеся в 30-х годах VII в. завоевания арабов распространились и на Среднюю Азию. Завершив завоевание Ирана и захватив Мервский оазис, войска Арабского халифата в 651 г. дошли до река Аму-Дарьи. До конца VII в. арабские войска совершали из Мерва лишь набеги на среднеазиатские владения с целью захвата военной добычи. Но в начале VIII в. Хаджжадж, наместник восточных областей Халифата, послал в Среднюю Азию своего полководца Кутейбу ибн Муслима, под командованием которого арабские войска завершили завоевание большей части Средней Азии (между 705 и 715 гг.). Арабы встречали повсюду упорное сопротивление народов Средней Азии. Но это сопротивление было разрозненным. Отсутствие политического единства, разобщенность отдельных княжеств и распри князей облегчили арабским завоевателям их наступление. Арабские полководцы стремились привлечь на свою сторону местную знать, искавшую помощи у завоевателей в борьбе с народными движениями. Так был занят Хорезм, правитель которого (хорезмшах), желая подавить крестьянское восстание под предводительством Хурзада, призвал Кутейбу на помощь против своего народа. Отряды хорезмптаха принимали участие при осаде Кутейбой в 712г. Самарканда. Арабское завоевание Средней Азии сопровождалось разрушениями, захватом богатой военной добычи и уводом большого числа мирных жителей в рабство. По сообщению историка Ибн ал-Асира, Кутейба вывел из Средней Азии до 100 тыс. рабов-пленников. Стремясь прочно закрепиться в оседлых оазисах Средней Азии, арабы целыми семьями поселялись в захваченных городах и селениях. В Среднюю Азию, как и в Иран, направлялись арабские наместники, которых сопровождали писцы со своими канцеляриями. Вместе с ними в страну шли и служители мусульманского духовенства, всеми способами насаждавшие ислам. Борьба народов Средней Азии против владычества Арабского халифата Притеснения и вымогательства халифских властей в Средней Азии вызывали возмущение не только народных масс, но и ряда местных дехканов. Как видно из документов, обнаруженных в упомянутом уже замке на горе Муг, Самарканский царь Гурак обращался (в 718 или в 719 г.) к китайскому императору с просьбой о помощи против арабов. Ненависть к завоевателям жителей Согда вызвала среди них движение за переселение в Фергану, еще не покоренную арабами. Собралось свыше 10 тыс. человек во главе с владетелем Пенджикента Диваштичем. Осажденные затем арабами в Ходженте, все они вынуждены были сдаться, выговорив себе помилование. Но арабский полководец обманул переселенцев: мужчины по его приказанию были перебиты, а женщины и дети поделены между воинами и обращены в рабство. Одновременно арабские власти произвели кровавую расправу над населением Ходжентского района, перебив там несколько тысяч крестьян. В 728 г. арабские власти обещали отмену поземельной подати (хараджа) для земледельцев, которые примут ислам. Но когда многие согдийские крестьяне согласились стать мусульманами, завоеватели не исполнили своего обещания и стали взимать харадж с помощью карательных отрядов. В ответ на это разразилось восстание согдийцев, продолжавшееся 10 лет (728—737 гг.). Восстала вся страна. Одно время в руках арабского войска оставались только два города. Многие дехканы вынуждены были примкнуть к восставшим народным массам. На помощь к ним пришли и тюркские кочевые племена из Семиречья. Но повстанцам было трудно сопротивляться арабским войскам, которые получали постоянные подкрепления от халифа. В 737 г. арабское войско одержало победу над соединенным войском согдийцев и тюрок близ Кеша (ныне Шахрисябз), и движение было подавлено. После поражения этого восстания дехканы, желая сохранить свои социальные привилегии и имущество, стали переходить на службу к победителям, вступая в соглашения с арабской знатью и принимая ислам. Но народ изыскивал малейшую возможность для новой борьбы. Через 10 лет (в 747 г.) широкие массы крестьян и горожан приняли участие в начавшемся в Мервском оазисе под предводительством Абу Муслима восстании, которое закончилось низвержением династии Омейядов в Халифате и возведением на престол династии Аббасидов (750 г.). В 751 г. произошло возглавленное Шариком восстание 30 тыс. крестьян Бухарского оазиса против Халифата, с трудом подавленное халифскими войсками. В 776—783 гг. в Мавераннахре произошло движение согдийских крестьян. Некоторые дехканы из ненависти к владычеству Халифата сначала также примкнули к восстанию. Но когда выяснилось, что оно направлено не только против завоевателей, но и против местных крупных землевладельцев, дехканы покинули ряды восставших. Во главе движения стал хуррамит Хашим ибн Хаким, прозванный Муканна (по-арабски — «покрытый», т. е. «закрывавший лицо покрывалом»), родом из окрестностей Мерва, белильщик тканей. Участник восстания Абу Муслима и последующих движений в Хорасане против Арабского халифата, Муканна около 15 лет просидел в халифской тюрьме. Бежав оттуда, Муканна перебрался в Мавераннахр, где началось восстание, и возглавил его. Восставшие хотели полностью освободить Среднюю Азию и Хорасан от владычества Аббасидского халифата. Хуррамиты стремились отобрать земли у крупных земельных собственников, как арабских, так и местных, и передать их сельским общинам, установив социальное равенство. Восстание это в источниках носит название движения «людей в белых одеждах». Первоначально оно имело большой успех. «Люди в белых одеждах» захватили ряд городов и укрепленных пунктов и подошли к Самарканду. В борьбе с арабскими войсками, которые теперь были поддержаны отрядами согдийской знати, на стороне Муканны принимали участие тюркские кочевые племена из Семиречья: тюргеши и карлуки. Подавить это движение халифу Махди удалось только после упорной и долгой борьбы. В 806—810 гг. в Средней Азии произошло новое большое восстание против арабского владычества, охватившее огромный район от Хорезма до Памира. Халиф Мамун справился с ним не столько в результате военных действий против повстанцев, сколько путем переговоров с их вождем Рафи ибн Ляйсом и зажиточной частью участников движения, которые, получив от халифа разные привилегии, награды и земельные пожалования, изменили движению. Процесс развития феодальных отношений, начавшийся в Средней Азии еще до арабского завоевания, продолжался и под владычеством Халифата. Значительная часть земельного фонда, в первую очередь земли прежде свободных сельских общин, стала собственностью государства. Часть земельного фонда перешла к арабским знатным фамилиям, другие земли остались в собственности среднеазиатских дехканов, подчинившихся власти Халифата и мало-помалу принявших ислам. Прежние свободные земледельцы-общинники постепенно превратились в феодально зависимых крестьян. К IX в. в Средней Азии стала складываться таджикская народность, говорившая на языке, принадлежавшем к группе западноиранских языков. Таджикский язык первоначально был, по-видимому, разговорным для населения Мервского, Бухарского и других оазисов. Значительная часть согдийцев вместе с другими ираноязычными группами населения постепенно вошла в состав таджикской народности. Падение владычества Арабского халифата в Средней Азии в IX—X вв. В IX в. в связи с общим процессом политического распада Арабского халифата в Средней Азии утвердилась местная таджикская династия Саманидов (819—999). К середине IX в. под ее властью был объединен весь Мавераннахр, кроме Бухары и ее области, где оставался местный владетель — бухар-худат. Воспользовавшись феодальными усобицами и крестьянским восстанием в Бухарском оазисе, Исмаил Саманид в 874 г. захватил Бухару, подавив восстание крестьян против местных феодалов и низложив бухар-худата. При жизни своего старшего брата, саманидского государя Насра I, Исмаил был только удельным князем Бухары, но после смерти брата он стал во главе всего Саманидского государства (892—907). При Исмаиле это государство достигло наибольшего политического могущества. Власть над восточной частью Ирана (Хорасаном) в то время находилась в руках персидской династии Саффаридоэ (861—900). Саффариды пытались захватить и Мавераннахр, но в 900 г. их войска были разбиты военными силами Исмаила Саманида. Саффаридское государство было разгромлено, и его земли (Хорасан, Систан и Табаристан) вошли в состав владений Саманидов. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ В ПЕРИОД РАСЦВЕТА КУШАНСКОГО ЦАРСТВА

Хорезм О положении отдельных областей Средней Азии в I—II вв. н. э. можно судить главным образом по данным археологии. Северо-западный угол Кушанской империи занимал Хорезм. Эта область археологически обследована лучше других. Хорезм попал в зависимость от кушанов, видимо, уже при Кадфисе I и еще более прочно был включен в состав Кушанского государства при Канишке. Важнейшие памятники Хорезма Кушанского времени (Аяз-кала, Гяуркала и др.) относятся ко II в, В этот период горбда продолжают сохранять прежний облик, зато значительные изменения происходят в деревне. Именно с этой точки зрения интересен комплекс Аяз-кала. Здесь открыты неукрепленные сельские поселения, представляющие собой комплекс крестьянских усадеб, каждая из которых состоит из большого обнесенного невысокой кирпичной стеной двора, занятого, видимо, садами и огородами. Это, возможно, свидетельствует о распаде патриархальной родовой общины на отдельные патриархальные семьи и образовании сельской общины. Наличие неукрепленных крестьянских поселений характерно именно для сельской общины, в которой не род, а семья является основной хозяйственной ячейкой. Результатом распада родовой общины было появление знати. Среди множества неукрепленных крестьянских усадеб комплекса Аяз-кала выделяются три, обладающие значительно большими размерами и представляющие собой мощные крепости, владельцы которых могли легко господствовать над окрестным населением. Одновременно с этим усиливается роль государства. Если ранее каждый город и даже каждое сельское поселение сами по себе оборонялись от кочевников, то теперь в сторону степей выдвигается цепь построенных государством укреплений с постоянными гарнизонами. В культурном отношении Хорезм менее других областей был затронут новыми веяниями, распространявшимися в кушанский период по территории Средней Азии. Правда, следы распространения буддизма имеются и в Хорезме, где попадаются миниатюрные изображения буддийских ступ. Однако в целом зороастризм или какая-то из его разновидностей продолжает оставаться господствующей религией. Несколько сильнее было иноземное влияние в области искусства. Кушанское (греко-буддийское) искусство нашло отражение в ряде предметов хорезмийского художественного ремесла. Чач, Фергана, Согдиана Северо-восточные земледельческие области Средней Азии — Чач и Фергана — не претерпели в кушанский период существенных изменений. В Согдиане много предметов кушанского времени найдено на Афрасиабе — городище древнего Самарканда. Находки захоронений в кувшинах показывают, что преобладающей религией становится зороастризм. О сохранении местных традиций свидетельствуют многочисленные культовые глиняные фигурки, связанные с праздником Науруза (Нового года). Они ежегодно разбивались и заменялись новыми. Все это говорит о том, что и Согдиана, подобно Хорезму, была сравнительно мало затронута индийским влиянием. Бактрия В Бактрии, судя по данным археологии, сохранялось значительное различие между деревней и городом. Уровень сельскохозяйственной техники продолжал оставаться весьма низким, зерно перемалывалось на зернотерках или при помощи ручных жерновов и т. д. Вместе с тем раскопки в старом Термезе говорят о сравнительно высоком уровне городской жизни Бактрии кушанского времени. Захоронения в Гиссарском могильнике также дают любопытный материал: прекрасные сосуды, сделанные на гончарном круге, свидетельствуют о высоком развитии ремесла. По сравнению с Хорезмом и Согдианой Бактрия была сильнее затронута индийскими влияниями. Выше уже приводились данные о значительном распространении здесь буддизма, почвой для которого было, повидимому, большее, чем в других областях Средней Азии, развитие рабовладельческих отношений. Гунны в I—II вв. н. э. В начале нашей эры, примерно в то время, когда в Средней Азии начало создаваться Кушанское царство, гунны, воспользовавшись ослаблением могущества империи Хань, захватили Восточный Туркестан. Однако налоги и повинности, которыми гунны облагали население оазисов Восточного Туркестана, были настолько тяжелы, что в 34 г. н. э, правители отдельных городов-государств сами попытались перейти под протекторат Китая. Вся вторая половина I в. наполнена борьбой между Китаем и гуннами, причем в союзе с Китаем выступали племена сянь-би, кочевники тунгусского происхождения. В 90 г. гуннам было нанесено поражение в Хами, в результате которого земли гуннов в районе Хами были заняты сянь-би, а сами гунны, кочевавшие здесь, частично приняли наименование сянь-би, т. е. вошли в состав сяньбийского племенного союза (как ранее противники гуннов включались в их племенной союз), частично откочевали на запад, к озеру Балхаш С этих пор начинается ассимиляция гуннов другими центральноазиатскими племенами, а, с другой стороны, сами гунны все прочнее подчиняют своей власти кочевавших в районе Балхаша усуней. Таким образом, гунны продвигались все далее и далее на запад. Центр гуннских владений перемещается на территорию Казахстана. Во II в., в период наибольших успехов Кушанского царства, гунны продолжают вести борьбу с Китаем за те части Восточного Туркестана, которые не вошли в империю Канишки. В зависимости от гуннов находилось большинство кочевых племен Средней Азии, и гуннские набеги в период упадка Кушанской империи затрагивали даже оседлую Согдиану. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ В СИСТЕМЕ ДЕРЖАВ АЛЕКСАНДРА МАКЕДОНСКОГО И СЕЛЕВКИДОВ

По сравнению с западной половиной бывшей державы Ахеменидов влияние эллинизма в Восточном Иране и Средней Азии оказалось значительно менее прочным, и реакция местного населения против македонских завоевателей проявилась здесь ранее, чем на Западе. При Александре македонское господство в среднеазиатских сатрапиях держалось на союзе завоевателей с местной знатью и на военной оккупации важнейших стратегических пунктов. Эту последнюю функцию выполняли военные колонии — многочисленные Александрии, основанные в Восточном Иране и Средней Азии. Когда известие о смерти Александра пришло в Среднюю Азию, немедленно восстали эллины-колонисты, не желавшие нести опасную гарнизонную службу в отдаленном краю. В количестве 23 тыс. они бросили колонии и двинулись на запад. Македонскому полководцу Пердикке удалось их обезоружить и уничтожить, однако после этого численность гарнизонов в восточных сатрапиях значительно сократилась. Борьба наследников Александра между собой подорвала союз завоевателей с местной знатью; народ с трудом сносил македонское господство. С севера восточным сатрапиям угрожали кочевники, под их ударами пала Александрия Маргиана. После окончательного распада империи Александра первым царям династии Селевкидов удалось на некоторое время установить господство над среднеазиатскими областями. Включение Средней Азии в состав державы Селевкидов сопровождалось эллинской колонизацией, укреплением торговых связей со Средиземноморьем, развитием, хотя и в очень ограниченной степени, денежного хозяйства. Средняя Азия все сильнее вовлекалась в систему отношений, господствовавших в эллинистическом мире. Эллинизация страны была связана с усилением эксплуатации народных масс; тонкая греко-македонская прослойка жила фактически за счет широких слоев местного крестьянства, что возбуждало острое его недовольство. Местная знать, отстраненная завоевателями от власти, также была недовольна. Распространение эллинистической культуры в Средней Азии было сравнительно поверхностным. Как только события на западных границах и династические распри отвлекли внимание Селевкидов от восточных сатрапий, среднеазиатские области, слабо связанные с центром и упорно сопротивлявшиеся греко-македонскому завоеванию, отпали. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН В XVI И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII В

В начале XVI в. в Средней Азии и Казахстане произошли большие политические перемены, связанные прежде всего с передвижением кочевников из Дешт-и Кьшчака в земледельческие районы Средней Азии. В XVI в. в Средней Азии возникло два государства, возглавленных узбекскими династиями: Бухарское ханство в Маверан-нахре и Ургенчское в Хорезме.( Впоследствии (с XVII в.) за Ургенчским ханством утвердилось название Хивинского ханства в связи с перенесением столицы из Ургенча в Хиву. ) В пределах этих двух государств находилась основная масса оседлого населения Средней Азии, а также кочевое и полукочевое население, относительно более многочисленное в Хорезмском ханстве. Влияние правителей Хорезма распространялось временами на обширные пространства туркменских земель: в XVI в. почти вся территория нынешнего Туркменистана попала под власть узбекских феодальных владетелей, во главе которых стояли ханы Хорезма. Экономические и политические связи между населением оседлых земледельческих и кочевых скотоводческих районов составляли в XVI—XVII вв., как и раньше, характерную черту исторического развития народов Средней Азии. В XVI в. наступил последний этап формирования узбекской народности. Кочевники, передавшие этому народу свое общеплеменное название, начали постепенно оседать, смешиваясь с потомками согдийцев, хорезмийцев и различных тюркских племен и народностей, населявших с давних времен территорию нынешнего Узбекистана. В XVI—XVII вв. происходило переселение ряда туркменских племен из Хорезмского оазиса и соседних с ним районов в южную часть Туркменистана. Вызванное этим перемешивание южных и северных туркменских племен сыграло большую роль в складывании туркменской народности. Казахские ханства возникли уже в XV в. В XVI в. в основном завершилось формирование казахской народности, явившееся результатом длительного процесса слияния различных тюркских племен Дешт и Кыпчака. По-видимому, к этому же времени относится и сложение таких соседних с казахами тюркских народностей Средней Азии, как киргизы и каракалпаки.( Письменные источники дают первые несомненные сведения о киргизах на Тянь-Шане в начале XVI в., а этническое название каракалпаков упоминается в источниках с конца XVI в. ) Сложившаяся к середине XVII в. карта расселения народов Средней Азии и Казахстана в главных чертах сохранилась и в исследующие столетия. Развитие феодальных отношений при сохранении значительных родо-племенных пережитков, облекавших эти отношения в патриархальные формы, имело место у всех кочевников Средней Азии и Казахстана в XVI — первой половине XVII в. Кочевники-узбеки, осваивая земледельческие районы Средней Азии и входя в тесное соприкосновение с более развитым феодальным обществом, принесли с собой отношения, свойственные ранним этапам феодализма. Это сказалось на дальнейшем развитии Мавераннахра, Ферганы и особенно Хорезма, где вновь усилилась феодальная раздробленность, что затормозило их социально-экономическое развитие. Другой причиной наметившегося к середине XVII в. хозяйственного и культурного упадка в земледельческих областях Средней Азии было перемещение торговых путей, происходившее в результате великих географических открытий, развития морской торговли европейских стран с Востоком, что повлекло снижение роли караванной торговли. Эту торговлю подрывали также турецкие завоевания в Передней Азии. В XVI в. потеряли былое значение старинные сухопутные торговые пути из Китая в страны Средиземноморья, проходившие через Семиречье и Фергану. В это же время вследствие нарушения безопасности торговых путей в Китай почти совершенно прекратились не только хозяйственные, но и дипломатические сношения с ним. После прихода к власти в Иране династии Сефевидов в результате войн, которые вели Сефевиды с узбекскими ханами значительно сократились хозяйственные связи Средней Азии с Ираном. Международное положение Средней Азии и Казахстана осложнялось угрозой со стороны джунгарских феодалов и иранских шахов. В создавшихся условиях все большее значение приобретали развивавшиеся экономические и дипломатические взаимоотношения Казахстана и Средней Азии с Русским государством. Они сыграли очень важную роль в дальнейшем, создавая исторические предпосылки присоединения этих областей к России. Политические события конца XV — начала XVI в., войны и междоусобицы серьезно подорвали хозяйственную жизнь Средней Азии, в экономике которой еще не были полностью преодолены тяжелые последствия монгольского завоевания. В результате войн и усобиц вновь были разрушены многие ирригационные сооружения и приведены в запустение целые области. Особенно трудное положение создалось в первой половине ХVII в., когда в Бухарском ханстве и в Хорезме значительно ослабела власть верховных правителей и усилилась феодальная раздробленность этих государств. Сельское хозяйство Основным занятием оседлого населения Средней Азии было поливное земледелие; урожайность полей зависела от состояния ирригационной сети. Устройство и очистка арыков, засорявшихся илом во время разливов Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи (повторявшихся несколько раз в году), требовали много рабочих рук и больших затрат труда. Архаические орудия труда в сельском хозяйстве оставались почти неизменными на протяжении столетий. Земледелец Средней Азии пахал примитивным плугом (омач), пользовался деревянной бороной (мала), употреблял деревянную лопату для веянья зерна и т. п. Для землекопных работ применялась в качестве универсального орудия своеобразная мотыга — кетмень. В XVI—XVII вв., как и в предшествовавшие столетия, основными земледельческими культурами в Средней Азии были пшеница, ячмень, рис и хлопок. Возделывались также кукуруза, просо, мак и т. п. Большое значение имели шелководство, огородничество, садоводство, виноградарство и бахчеводство. Плоды и овощи (местные сорта персиков, винограда и дыни) играли серьезную роль в питании населения, а сушеные фрукты (абрикосы и виноград) не только продавались на базарах Средней Азии, но шли и на вывоз. Сушеные фрукты, в частности, занимали со второй половины XVI в. значительное место в вывозе в Россию. Скотоводство, являвшееся второстепенной отраслью хозяйства в земледельческих областях, было главным занятием кочевников и имело экстенсивный характер. Основными видами скота были: курдючная овца, двугорбый верблюд, рогатый скот и лошади различных пород. Кони из Средней Азии (в основном туркменские) в XVI— XVII вв. пользовались большим спросом в Индии и поставлялись тысячами ежегодно на рынки Кабула. Ремесло и торговля В XVI—XVII вв. увеличение спроса на хлопчатобумажные и шелковые ткани на русских и восточных рынках вызвало довольно значительное развитие текстильного ремесленного производства в Средней Азии; развивалось и кожевенное производство. Значительная часть тканей и кожевенных изделий вывозилась в другие страны, составляя важную статью торговли на внешнем рынке. Такие виды производства городских ремесленников, как изготовление оружия и военного снаряжения, металлической посуды и ювелирных изделий, обслуживали главным образом потребности местных рынков. В городах существовала цеховая организация ремесла, которая регламентировалась особыми уставами («рисоля»). Велика была зависимость ремесленников от феодальных правителей. Они должны были уплачивать специальные налоги (промысловый и полавочный) изделиями своего ремесла. Старинный обычай делать подарки хану во время празднеств превратился в феодальную повинность. Ремесленники в Средней Азии обычно сами продавали свои изделия. Многие из них имели свои лавки на базарах. Многие города Средней Азии находились в XVI—XVII вв. в состоянии упадка, особенно в Хорезме. Об этом свидетельствовало ухудшение строительной техники и архитектуры, снижение качества керамических изделий и других видов ремесленного производства. Среднеазиатские купцы ездили в различные страны Востока и в Россию, где выменивали изделия для «ханского обихода» и вели торговлю также и своими товарами. Широко используя купцов и послов как посредников при обмене, ханы старались монополизировать торговлю на внешнем рынке. Внешняя торговля в значительной степени определялась потребностями феодальной верхушки, о чем свидетельствует ассортимент ввозимых в Среднюю Азию товаров: ценная пушнина (соболь, выдра), моржовые клыки («рыбий зуб»), дорогая красная кожа, охотничьи птицы (соколы и кречеты). Товарное хозяйство в Средней Азии развивалось очень медленно. Усиление феодальной эксплуатации. Классовая борьба Собственность феодалов на землю и воду являлась основой господствовавшего в Средней Азии способа производства. В XVI—XVII вв. в среднеазиатских ханствах продолжался рост феодального землевладения, в частности владений мусульманского духовенства. У казахов и киргизов в этот период укреплялась собственность феодальной верхушки на землю, хотя номинально земля продолжала считаться общинной собственностью. С развитием феодального землевладения усиливалась эксплуатация крестьян. Типичной формой эксплуатации была кабальная издольщина. В большинстве своем крестьяне юридически считались лично свободными, фактически они целиком зависели от феодалов. Крестьяне платили множество различных налогов и были обременены тяжелыми повинностями в пользу феодалов и феодального государства. На ирригационные, дорожные, строительные и другие работы крестьянин обязан был выходить со своим рабочим скотом, инструментом и продуктами питания. Ко многим из таких работ привлекались и ремесленники. Трудящееся население страдало от войн и феодальных усобиц, во время которых оно должно было давать людей в ополчение, выходить на постройку крепостей, принимать на постой войска, поставлять подводы, верховых и вьючных животных и т. п. Усиление классовых противоречий и феодального гнета в XVI—XVII вв. вело к обострению классовой борьбы в среднеазиатских ханствах. Правда, сведения об антифеодальных выступлениях трудящихся того времени, даваемые источниками, редки и отрывочны, ибо придворные историки интересовались ими мало, уделяя внимание прежде всего политическим событиям, происходившим во дворцах правителей, феодальным войнам и походам. Однако имеются данные, с несомненностью свидетельствующие о происходивших в различных районах Средней Азии массовых движениях и восстаниях. Некоторые восстания были непосредственно связаны с военными событиями начала XVI в., в частности с завоевательными походами Шейбани-хана и борьбой узбекских феодалов с Тимуридами. Горожане выступали против насилий сборщиков податей, восставали против феодалов. Так, анонимный автор одного сочинения о Щейбанихане («Избранные летописи побед») упоминает о жестоком подавлении этим завоевателем восстания жителей города Каракула в 1501 г. В «Записках» правителя Ферганы, впоследствии основателя династии Великих Моголов в Индии, Бабура коротко, но вполне определенно рассказывается о восстаниях «черни» в различных городах Ферганы, направленных против властей. Бабур сообщает о выступлении «черни» города Оша в 1498—1499 гг. В 1502—1503 гг. союзные Вабуру моголистанские ханы оставили гарнизоны в покорившихся Бабуру городах Оше и Маркинане (Маргелане). «Вопреки надеждам народа, — пишет Бабур, — они начали творить жестокости и насилия». Жители подняли восстание и изгнали гарнизоны. В XVI в. жители Самарканда, возмущенные жестокостью феодала Хосров-шаха, выступили против него с оружием в руках. Имеются сведения о крупном восстании населения во второй половине XVI в. в Кулябе и о вооруженных выступлениях в Зарафшанской долине в XVII в. Эти выступления, насколько позволяют судить сообщения источников, имели локальный характер и не охватывали одновременно больших территорий. Образование Бухарского ханства Хозяйственные потребности кочевников-скотоводов, особенно их феодализирующейся знати, все более нуждавшихся в земледельческих продуктах и в ремесленных изделиях, нередко служили побудительными мотивами к передвижениям кочевников из глубины степей к земледельческим оазисам и городам. Именно в связи с этим в XV—XVI вв. развивался обмен в сыр-дарьинских городах, возрастало хозяйственное и политическое значение некоторых из них, в частности Ташкента. В начале XVI в. в результате завоевания территорий, входивших в состав государства Тимуридов, узбекским ханом Мухаммедом Шейбани основные земледельческие районы Средней Азии оказались под властью узбекских феодалов. Номинально подчинились власти Шейбанидов и горные владения, расположенные на территории современного Таджикистана. Однако держава Шейбани была непрочным военно-административным объединением. Феодальные усобицы вскоре ослабили обширное, но не успевшее окрепнуть Узбекское государство. Создались благоприятные условия для военных вторжений иранского шаха Исмаила и его союзника — Бабура. В 1510 г. в ожесточенной битве с войсками Исмаила в районе Мерва было убито много узбекских воинов, погиб и сам Шейбани. Часть его завоеваний была утеряна. В конце 1512 г. Бабуру удалось овладеть Самаркандом. Но уже в следующем году Бабур потерпел в Мавераннахре поражение и Самарканд вновь стал столицей Щейбанидов. В процессе дальнейшего роста феодальной раздробленности многие среднеазиатские города (Бухара, Ташкент, Фергана и др.) превратились в независимые владения. В середине XVI в. столица образовавшегося на территории Мавераннахра узбекского ханства Шейбанидов была перенесена из Самарканда в Бухару, после чего за этим ханством утвердилось название Бухарского. В конце 50-х годов XVI в. усилился шейбанид Абдулла-хан, посадивший на трон своего отца Искандер-хана (1561—1583). Действуя от его имени и приняв на себя обязанности командующего войсками, Абдулла-хан успешно закончил борьбу с другими претендентами на престол и значительно расширил пределы Бухарского государства, он подчинил Ферганскую долину и взял Балх, а в 1576 г. овладел Ташкентом и Самаркандом В 15831., после смерти своего отца, Абдулла-хан занял трон и правил до 1598 г. В борьбе за укрепление ханской власти он опирался на поддержку высшего мусульманского духовенства и действовал с беспощадной жестокостью, уничтожая непокорных сородичей и вассалов. Достигнутое такими мерами временное ослабление феодальной раздробленности в шейбанидских владениях и объединение Мавераннахра вокруг одного центра — Бухары создали в стране относительное спокойствие и сравнительно благоприятные возможности для развития торговли и хозяйственной жизни населения. Военные походы и политические действия Абдуллы-хана, стремившегося щедрыми пожалованиями уделов склонить на свою сторону казахских султанов, обеспечили ему в 70—80-х годах немалое влияние и в землях Южного Казахстана. Однако в 1588 г. казахский хан Тевеккель порвал свои вассальные отношения с правителем Бухары и выступил против него. Последовали длительные войны между бухарскими и казахскими феодалами, продолжавшиеся почти непрерывно и в течение всей первой половины XVII в. В 1584 г. Абдулла-хан завоевал Бадахшан, где до этого времени оставались еще правители из династии Тимуридов, затем овладел городами Мервом, Гератом и Мешхедом, а в 1593—1594 гг. покорил Хорезм. Обострение отношений с шахом Ирана Аббасом I побудило Абдуллу-хана искать союза против него с Турцией и индийской державой Великого Могола. В 1585 г. состоялся обмен посольствами между Бухарой и Индией. После смерти Абдуллы-хана и вскоре последовавшего убийства его сына феодалами династия Шейбанидов прекрашла свое существование и бухарским престолом овладели Аштарханиды (1599—1753), потомки астраханских ханов, бежавших из покоренной войсками Ивана Грозного Астрахани. В начале XVII в. политическое значение Бухары резко пало. Уже в 1598 г. возвратили свою самостоятельность правители Хорезма, а затем были утрачены и многие другие завоевания Абдуллы-хана. После Имамкули-хана (1611—1642), укрепившего в известной мере власть и совершившего несколько крупных набегов на казахские степи, в Мавераннахре вновь наступили худшие времена феодальной раздробленности. Аграрные отношения в Бухарском ханстве Существовавшая в Бухарском ханстве государственная феодальная собственность на землю в ряде случаев была только номинальной и фактически прикрывала собственность крупных феодалов и высшего мусульманского духовенства. В государстве Шейбанидов уже в первой половине XVI в. узбекская феодальная верхушка обладала крупной земельной собственностью. Среди крупных феодалов было немало и представителей старинной гимуридской знати, примирившихся с династией Шейбанидов и удержавших (если не полностью, то частично) свои земельные владения. Основой экономического и политического господства феодалов являлись земельные пожалования, предоставлявшиеся им ханской властью. Институт условных пожалований, известных в Средней Азии до Тимуридов под термином икта, а при Тимуридах называвшихся союргал и тиул, получил дальнейшее развитие в XVI в. Тогда же получило распространение пожалование тому или иному лицу права взимать в свою пользу поземельную подать с определенного числа крестьянских дворов или даже с целых кишлаков и районов (танхо). Наряду с условным военнопленным землевладением существовала и безусловная феодальная собственность на землю — так называемый мульк. Большинство мульков находилось в руках высшей феодальной знати и мусульманского духовенства. В частности, владельцами крупнейших мульков являлись сами ханы и их родственники из правящей династии. Были также и мелкие мульковые владения, удельный вес которых был, однако, невелик. Происхождение мулькового землевладения было различно. Одним из его источников было введение в сельскохозяйственный оборот «мертвых», неорошенных земель. Мульковые земли приобретались путем покупки и посредством ханских пожалований. Практиковалась и передача земли ханами светским и духовным феодалам в мульк за какие-либо заслуги, причем пожалованная земля освобождалась от всяких налогов и в этом случае называлась свободным от государственных повинностей владением. Эта категория пожалований называлась «мульк-и хурр» или «мульк-и холис», что значит «очищенный», «обеленный». Среди мульковых земель феодальной знати были и заброшенные, неорошаемые земли; они раздавались на кабальных условиях безземельным и малоземельным крестьянам. Пользуясь этой землей, крестьяне обязаны были строить на ней ирригационную сеть и выплачивать высокий оброк с урожая зерновых культур и хлопка. Некоторые крупные землевладельцы получали звание тархана, освобождавшее их от налогов и повинностей в пользу государства. Между тем крестьяне, работавшие на земле тархана, не освобождались от налогов; они обязаны были платить их тархану. Увеличивался фонд земли, пожертвованной религиозным учреждениям на различные культовые и благотворительные цели (вакуфы). Владение вакуфными землями открывало широкие возможности эксплуатации трудящихся духовенством. В руках духовенства и шейхов дервишских орденов концентрировалась значительная часть земель. Так, например, бухарский шейх Ходжи-Исмаил был владельцем нескольких сот мелких и крупных владений, разбросанных по разным областям Средней Азии. Кроме того, этот шейх являлся и крупнейшим скотовладельцем. Представители мусульманского духовенства наживали огромные доходы, отправляя караваны на Восток и в Россию. Их хозяйства обслуживались в значительной мере также и рабским трудом. Образование Хорезмского (Хивинского) ханства В 1505 г. Хорезм, в котором правили Тимуриды, был завоеван Шейбаии-ханом, а через несколько лет после его смерти на этот оазис распространили свою власть узбекские ханы из рода, враждебного династии Шейбанидов. Основателем новой династии был Ильбарс. Усилившись в результате продвижения в Хорезм кочевых узбекских племен из Дешт-и Кыпчака, правители этой династии использовали благоприятную для них обстановку, создавшуюся в связи с ослаблением Ирана, и присоединили к своим владениям территорию нынешнего Южного Туркменистана и туркменские земли Балхан и Мангышлак. Но Хорезмское ханство в этот период переживало тяжелый экономический упадок и находилось в состоянии крайней феодальной раздробленности. На обширных территориях, подчинявшихся номинально ханам Хорезма, находился ряд уделов, во главе которых стояли царевичи — члены правящего дома. Наряду с господствовавшей узбекской знатью во многих таких уделах видное место занимала туркменская знать. В XVI в. на территории современной Туркмении существовали четыре феодальных владения, правители которых, как правило, лишь формально признавали верховенство ханов Хорезма. В XVI в. ханы Бухары неоднократно пытались подчинить себе Хорезм, а в XVII в. начались нападения кочевников-калмыков. В 1598—1601 гг. территории Южного Туркменистана были вновь завоеваны шахами Ирана, которые ликвидировали местные феодальные княжества и назначили в Мерв и Нису своих наместников. В первой половине XVII в. оформилось Аральское феодальное княжество, впоследствии отделившееся от Хивинского ханства. В самом Хорезмском оазисе, где главными ставками ханов в XVI — первой половине XVII в. были сначала Вазир, затем Ургенч и, наконец, Хивак (Хива), после Ильбарса и вплоть до середины XVII в. продолжалась борьба за власть между различными группировками феодально-племенной знати. Внутриполитическая обстановка в Хорезме осложнялась непрекращавшейся борьбой между узбекскими и туркменскими феодалами за господство. К началу XVII в. все большее влияние стала приобретать туркменская знать, занявшая первенствующее положение при хане Асфендиаре (1623—1643). Выступившей против нее узбекской знати удалось после длительной борьбы посадить на трон Абулгази (1643—1663), в годы правления которого несколько укрепилась ханская власть и был предпринят ряд походов на туркменские племена, от которых особенно пострадало племя салоров. Население Хорезмского ханства состояло из трех групп, различавшихся как в этническом, так и в экономическом и культурном отношениях. Жители городов и земледельческих селений были в основном потомками хорезмийцев — древних обитателей оазиса, смешавшихся со многими пришлыми, главным образом тюркскими, элементами. Вторую группу составляли туркменские племена, населявшие в основном западные и южные части ханства и занимавшиеся главным образом кочевым скотоводством. Третьей группой были кочевые узбеки, основная масса которых переселилась в Хорезм при Ильбарсе; значительная часть узбеков начала переходить к оседлому земледелию. В дальнейшем узбеки и хорезмийцы постепенно сливаются в одну народность. Трудящееся население Хорезма было обременено всевозможными налогами и феодальными повинностями. Туркмены должны были платить, кроме ушура (1/10 части урожая) и зякета (1/40 части скота), «котловую подать» (на ханский котел), исчислявшуюся десятками тысяч баранов. Туркмены, занимавшиеся земледелием, платили налог зерном. Некоторые туркменские племена поставляли воинов-нукеров для ханской гвардии. Трудящиеся-туркмены страдали и от гнета «своих» феодалов, занявших видные должности при ханском дворе и нередко игравших большую роль во внутриполитической жизни Хорезма. Однако полностью подчинить туркмен феодалы Хорезма не смогли. Об этом свидетельствуют неоднократные выступления туркмен против ханов и их чиновников. Так, например, в середине XVI в. туркмены племени эрсари перебили 40 сборщиков податей, посланных к ним ханом, и отказались платить зякет. В ответ на это ханскими властями был организован карательный поход против туркмен. Последним пришлось выселиться в безводную степь и уплатить тяжелую дань — 40 тыс. баранов, по тысяче за каждого убитого сборщика податей. В дальнейшем эта дань превратилась в ежегодный налог. Низший, совершенно бесправный слой населения Хорезма составляли рабы. В рабов обращали военнопленных. В XVI—первой половине XVII в., как и позднее, Хорезм являлся главным невольничьим рынком Средней Азии. Казахские ханства В XVI — первой половине XVII в. существовало одновременно несколько казахских ханств. Попытки ханов Касыма и Хакк-Назара создать одно большое Казахское государство успеха не имели. Касым (1511—ок. 1520г.) вел борьбу с Шейбанидами за Ташкент и успел утвердить свою власть над обширными территориями, в основном Юяшого Казахстана. Но после его смерти разгорелись усобицы между ханами. В правление Тагира (1523—1533), вероломного и жестокого хана, многие казахские племена покидали подвластную ему территорию. Хакк-Назар (1538—1580), сын Касыма, пытался укрепить свою власть и расширить владения, используя, в частности, междоусобия ногайских феодалов. В первые годы его правления продолжалась совместная борьба казахов и киргизов против ханов Моголистана. Войны казахских ханов с правителями Моголистана велись с переменным успехом. В 60-х годах Хакк-Назар потерпел серьезное поражение от моголистанского хана Абдур-Рашида, после чего казахские ханы на длительное время утратили влияние в Семиречье, где впоследствии преобладание от моголи-станских ханов перешло к ойратским (иначе — джуигарским) феодалам. Тевеккель (1586—1598) вел войны против Абдуллы-хана Щейбанида, совершал неоднократные набеги на Ташкент и другие города Средней Азии. Есим (1598—1628) заключил мир с бухарским ханом; Ташкент, из-за которого шла в основном борьба между казахскими и бухарскими феодалами, был признан подвластным казахскому хану. В XVII в. все более серьезной угрозой для казахских ханств становились наступательные действия со стороны Джушарского государства. В свою очередь правители Джунгарии испытывали возраставшее давление со стороны правившей в Китае маньчжурской династии, которая стремилась распространить свои завоевания и на Среднюю Азию. Таким образом, судьбы казахских ханств оказались тесно связанными с событиями в Центральной Азии.( До конца XIX в. в географической науке не отличали Среднюю Азию от Центральной Азии. Материалы, собранные многочисленными, главным образом русскими, экспедициями, убедительно доказали, что физико-географические и естоственноисторические условия этих двух частей азиатского материка имеют существенные различия. С тех пор понятие «Средняя Азия» прочно вошло в научный обиход. ) Эти события оказывали влияние также на положение киргизов Тянь-Шаня и всех северных окраин Средней Азии. В противоположность кочевникам-узбекам, подвергавшимся сильному влиянию древней земледельческой и городской культуры Мавераннахра, казахи-скотоводы в основной своей массе оставались кочевниками. Земледелие у казахов было развито слабо. Небольшие очаги земледелия имелись в южных и центральных районах Казахстана — по Сыр-Дарье, в Семиречье и по Тургаю. Но и здесь земледелие не отделилось от скотоводства и имело подсобное значение. Техника возделывания земли была примитивной. Употреблялись архаические сельскохозяйственные орудия: мотыга, деревянная соха, вместо бороны — суковатый пень или вязанка хвороста. Урожайность была очень низкой. Полив посевов производился примитивными водоподъемными сооружениями (атпа и чигирь). Эта изнурительная работа требовала много времени и труда. Земледелием у казахов занимались главным образом бедняки (джатаки), не имевшие возможности вести скотоводческое хозяйство. Ремесла, существовавшие у казахов, — валяние кошм, обработка кожи и дерева, примитивное ткачество, кузнечный промысел — при низком уровне производительных сил и слабом развитии общественного разделения труда были тесно связаны со скотоводческим хозяйством и существовали слитно с ним. Внутристепной обмен был нерегулярным и незначительным; он производился главным образом летом и без посредников. Ремесленники северных районов, изготовлявшие деревянные части юрт, седла и т. п., сами продавали свои изделия скотоводам степных районов. При неразвитом земледелии почти не имелось излишков хлеба, лишь небольшое количество зерна обменивалось на скот. Незначительной была и продукция ремесла, становившаяся объектом внутристепного обмена. Участие рядовых скотоводов-кочевников в меновых операциях было весьма слабым. В их хозяйствах отсутствовали не только излишки, но подчас и самое необходимое для удовлетворения насущных нужд семьи. В ином положении находились феодалы: они все более и более расширяли обмен за счет феодальных поборов и эксплуатации трудящегося населения. Стоимость товаров определялась в переводе на скот. Своеобразным эквивалентом, заменявшим деньги, была овца. В Казахстане в описываемое время земля и пастбища формально считались собственностью «рода» и входивших в него аульных общин. Фактически же пастбищами распоряжались родоначальники — феодалы, управлявшие общинами. Право распоряжения перекочевками и распределения пастбищ представляло собой форму, в которой и выражалась собственность феодалов на землю. Используя это своз право, они закрепляли для своих многотысячных стад наибольшие и наилучшие пастбищные угодья и превращали рядовых кочевников в феодально зависимых крестьян. Основную массу населения казахских ханств составляли мелкие крестьяне-скотоводы (шаруа). Эти крестьяне были собственниками орудий труда, некоторого количества голов скота, но, лишенные пастбищных угодий, они неизбежно попадали в экономическую зависимость от феодалов — фактических собственников земли. Степень этой зависимости определялась тем, насколько аульные общины, бывшие в прошлом собственниками земли, сохранили свою силу и влияние. Казахские общины устойчиво сохраняли свою родовую форму, нередко они носили родо-племенные названия. Сохранялась также родовая генеалогия. Устойчивыми были и родовые традиции. Отдельные части казахского войска собирались по родам; каждый род имел свой боевой клич (уран). Но родовой облик общины лишь маскировал усиливавшуюся экономическую зависимость ее от феодалов. Казахские крестьяне-скотоводы, шаруа, были обременены всевозможными феодальными повинностями. Некоторые повинности приобретали характер регулярных податей. С шаруа взыскивался зякет в скотоводческих районах и ушур в районах земледельческих.(Размеры этих поборов в XVI — первой половине XVII в. еще не были у казахов оформлены юридически. Они были фиксированы в конце XVII в. так называемыми законами Тауке: зякет составлял 1/20 часть скота, ушур 1/10 часть урожая. ) Шаруа обязаны были содержать хана и султанов во время их разъездов по степи, оплачивать за султана значительную часть калыма, поставлять воинов для походов в полном снаряжении (два коня, оружие, боеприпасы, запасы продовольствия). Многие малоимущие скотоводы и бедняки, не имевшие скота, попадали в кабалу. За временное пользование молочным скотом или овцами они обязаны были отрабатывать в феодальных хозяйствах, возвращая затем, взятый у них скот с приплодом. Нередко бедняки вынуждены были вместе со своими семьями постоянно работать в хозяйстве феодала, пасти и доить скот, стричь овец, обрабатывать кожу, шерсть и т. п. В казахских ханствах XVI—XVII вв. существовало и рабство, главным источником которого был плен. Но оно носило в Казахстане патриархальный характер и не принимало таких тяжелых форм, как в Бухаре и Хиве. Нередко раб в Казахстане получал от своего хозяина юрту и скот, обзаводился хозяйством, превращаясь в феодально зависимого. Богатую верхушку аульных общин составляли баи, представлявшие собой самую многочисленную группу класса феодалов, а также бии — родоначальники и судьи. Широко используя свое богатство и власть, опираясь к тому же на патриархально-родовые институты и родовые традиции, эти феодалы жестоко эксплуатировали трудовую массу общин. Нередко общины возглавлялись батырами, военными предводителями, каковыми, как правило, были феодалы, имевшие в своем распоряжении отряды джигитов, что расширяло возможности накопления скота путем барымты.(Барымта (бармта) — набег на аул ответчика с отгоном скота, совершаемый по решению суда биев. ) Власть батыра над общиной особенно тяжело сказывалась во время феодальных войн, когда требовалось много молодых воинов. Большим источником обогащения была для батыров военная добыча. Султанами, стоявшими на верхней ступени феодальной лестницы, могли быть только потомки Чингис-хана, а потому султаны не входили в родовые группы казахов, представляя собой особый род — торе, из членов которого выбирались ханы. Эти «выборы» по существу были лишь церемонией, призванной замаскировать фактически наследственную власть ханов. Однако строгого порядка наследования ханской власти не было, иногда смена ханов вызывала жестокую борьбу между соперничавшими феодальными группировками. Ханам принадлежало право распоряжения всей землей ханства. Но в условиях феодальной раздробленности это право ограничивалось реальной силой биев — правителей родов, распоряжавшихся пастбищами аульных общин. Ближайшее окружение хана и султанов составляли тюлеигуты, т. е дружинники, которые выполняли роль исполнительного аппарата, обеспечивая реализацию судебных решений и расправу над непокорными плательщиками оброков. Привилегированное положение в казахском обществе занимали мусульманские служители культа, особенно в южных районах Казахстана, где религия ислама успела более укрепиться. Наряду с мусульманской религией у казахов сохранялись остатки шаманизма и пережитки других древних языческих верований. В XVI—XVII вв. у казахов произошло существенное изменение в способах передвижения, играющего исключительно большую роль в жизни кочевника. Еще в начале XVI в. у них не только сохранялся, но, по-видимому, преобладал способ передвижения жилища (шатра, юрты) на повозках, запряженных верблюдами, волами или лошадьми. В последующие десятилетия этот способ передвижении выходит из употребления, уступая место передвижению верхом и перевозке жилищ в разобранном виде на вьюках. Киргизы Тянь-Шаня Северо-восточная часть Средней Азии — Семиречье (Джетысу), входившее в состав Моголистана, представляло собой типичную скотоводческую область. Существовавшие здесь в прошлом города и очаги земледелия пришли после монгольского нашествия в XIII в. в полный упадок. Один из современников, проезжавший в 1543 г. через Среднюю Азию в Китайское государство, приписывал кочевникам-киргизам монгольское происхождение и отмечал, что они повинуются не какому-либо государю, а своим старшинам, которые носят название кашка. Занимая труднодоступные горные районы, киргизы сравнительно мало подвергались воздействию земледельческой и городской культуры среднеазиатских феодальных государств. Феодальные отношения у киргизов развивались крайне медленно, переплетаясь с патриархально-родовыми пережитками. Сведения о киргизах в восточных источниках XVI—XVII вв. носят фрагментарный характер и в основном сводятся к упоминаниям о киргизских родах и племенах, принимавших то или иное участие в политической жизни соседствовавших с Тянь-Шанем феодальных государств. Эти сведения до сих пор еще мало изучены. Мусульманская религия среди киргизов начала распространяться еще позднее, чем среди казахов. Распространению этой религии активно содействовала феодализирующаяся родовая верхушка киргизов, экономически и политически связанная с соседними мусульманскими ханствами, поддерживавшая мусульманских шейхов, которые приезжали к киргизам из Ферганы и других соседних с Тянь-Шанем областей. По описаниям таких шейхов, многие киргизы в XVI в. были еще многобожниками и поклонялись идолам. С распространением ислама феодальный гнет усиливался в Казахстане, в Киргизии и в других кочевых районах Средней Азии. Связи среднеазиатских ханств с Русским государством С середины XVI в , особенно после присоединения к Русскому государству Казани и Астрахани, связи Хивы, Бухары и казахских ханств с Россией заметно оживились. Через казахские степи проходили караванные пути, связывавшие Россию со Средней Азией и странами Востока: из Тобольска на Сарысу, до Туркестана и Бухары, из Астрахани к Гурьеву, а затем через Хивинский оазис на Чарджоу и Бухару. Полуостров Мангышлак исстари служил воротами в Среднюю Азию на путях с Поволжья. На Мангышлаке были две пристани: Караганская и Карбалыкская, служившие стоянками для русских торговых судов («бусов»), приходивших из Астрахани с русскими и азиатскими товарами. В 1557 г. в Астрахань приезжали купцы из Ургенча. Посольства среднеазиатских ханств вели в России переговоры о торговле. Бухарский хан Абдулла просил Ивана IV о свободном пропуске его купцов в Астрахань. Ответом на эту просьбу было разрешение азиатским купцам торговать не только в Астрахани, но и в других русских городах. В 1573 г. было отправлено к казахским ханам посольство Чебукова для переговоров о совместной борьбе против сибирского хана Кучума. Хотя посольство Чебукова и не достигло цели, связи казахских ханств с Россией продолжали развиваться. Время от времени они нарушались вооруженными набегами казахских феодалов на русские поселения и торговые караваны, но возникавшие конфликты успешно преодолевались. С разгромом Кучума и присоединением Сибири к Русскому государству границы России еще более приблизились к казахской степи. С конца XVI в. началась русская колонизация Западной Сибири. На северных границах Казахстана возникли русские города: Тара, Тюмень, Верхотурье, Тобольск. Эти города, становясь экономическими и культурными центрами Западной Сибири, связывали Казахстан с центральными районами России. Расширялся обмен продуктов казахского хозяйства на русские товары; через Тобольск отправлялись посольства из Казахстана в Россию; усилилось транзитное значение торгового пути, проходившего из Бухары в Западную Сибирь через центральные районы Казахстана. Возникавшие в Западной Сибири русские деревни, населенные главным образом черносошными крестьянами, вплотную подошли к казахским аулам. Создавались условия для возникновения обмена между русскими крестьянами-земледельцами и казахами-скотоводами. В конце XVI в. в связи с приездом в Москву послов хана Тевеккеля возник вопрос о принятии казахскими ханствами русского подданства. Для переговоров по этому вопросу в 1595 г. было отправлено к Тевеккелю посольство Степанова, а в марте того же года ему была дана жалованная грамота о принятии казахов в подданство России. Этот документ знаменовал собою начало нового этапа в развитии экономических и политических связей Казахстана с Россией. Культура народов Средней Азии и Казахстана С конца XV в. Самарканд стал терять значение политического и культурного центра Средней Азии. Поэзия и историческая литература, развивавшиеся здесь под сильным влиянием ислама и дервишизма, пришли в упадок. В Самарканде почти совершенно прекратились занятия светскими науками. Роль политического и культурного центра Средней Азии перешла к Герату, расположенному на скрещении торговых путей из Ирана, Средней Азии, Индии и Китая. Но в результате военных и политических событий начала XVI в. Герат также утратил свое значение культурного центра народов Средней Азии. Многие художники и писатели вынуждены были эмигрировать из Герата в другие восточные страны и там продолжать свою творческую деятельность. К числу таких деятелей относится талантливый гератский художник Кемаледдин Бехзад, заслуживший своими замечательными миниатюрами широкую известность на Востоке и на Западе. Бехзад начал свою творческую деятельность в конце XV в., но в основном она развернулась в первой четверти XVI в. В своих произведениях Бехзад четко и верно обрисовывал характерные особенности изображаемых им людей; особенно выразительно удавалось ему немногими штрихами передавать движение. Бехзад был большим мастером композиции и отличался высоким искусством в изображении природы. В первой половине XVI в. в Бухаре возникла особая бухарская школа мастеров-миниатюристов, выдающимися представителями которой были Шейх-заде Махмуд, прозванный Музаххибом (т. е. позолотчиком), и его ученик Абдулла Ага-Риза. Работы мастеров этой школы характеризуются простотой и стройностью композиции, свежестью и яркостью красок. Большим мастерством отличалось в Бухаре оформление рукописных книг, творчество народных мастеров по декоративной отделке зданий, резьба по дереву и по камню, цветная майолика. Развитие этих видов искусства и художественного ремесла было связано с тем, что во второй половине XVI в. Бухара стала политическим и культурным центром Мавераннахра; в ней строились дворцы, мечети и медресе, разбивались парки, сооружались водохранилища и т. п. Однако в этот же период в Бухаре почти полностью прекратилось преподавание светских наук. Наступило засилье богословия и схоластики. Ученые Средней Азии XVI—XVII вв. в отличие от своих предшественников не дали почти ничего нового в области математики, астрономии, географии, медицины. Если еще в XV в. среднеазиатские ученые обогатили мировую науку трудами по обработке астрономических наблюдений, проводившихся в самаркандской обсерватории Улугбека, то в XVI в. астрономические исследования все более заменяются занятиями астрологией. Круг деятельности среднеазиатских ученых ограничивается в основном изучением арабского языка, богословия и мусульманского права. Впрочем, были и в это время, как и позднее, отдельные исключения. До нас дошла часть большой энциклопедии, составленной в Балхе в первой половине XVII в. по поручению одного из узбекских правителей местным ученым Мухаммедом ибн Вели. Составной частью энциклопедии являлось большое историческое сочинение Ибн Вели, в котором излагаются события истории Средней Азии от Чингис-хана до первых Аштарханидов. Гератский историк Хондемир составил обширную историческую хронику «Круг жизнеописаний», в которой изложение событий всеобщей истории и биографий знаменитых людей доводится до 1510 г. В XVI в. были написаны также «Книга бухарского гостя» Фазлуллы Рузбе-хана, «Книга шахского благородства» Хафиза Таныша и замечательные «Мемуары» Бабура. Эти произведения являются важными источниками для изучения истории Средней Азии XVI в. В первой четверти XVI в. в Самарканде был переведен на староузбекский («джагатайский») язык персидский свод летописей всемирной истории Рашид-ад-дина (XIII—XIV вв.), а также «Зафар-наме», сочинение Шарафуддина Иезди, посвященное истории Тимура. В первой половине XVII в. появился еще один тюркский перевод части сочинения Рашид-ад-дина, выполненный туркменом Салор-Баба. Не только в историографии, но и в художественной литературе Средней Азии в XVI в. все большее значение начинал приобретать староузбекский язык, хотя многие поэты продолжали писать на таджикском языке. В начале XVI в. создавали свои произведения поэт и историк Кемаледдин Бенаи, а также автор весьма интересных мемуаров, Зайнуддин Васифи. Изобличая пороки окружавшей его среды, Васифи проявил себя тонким и острым сатириком. Бенаи описал военные события своего времени в поэме «Шейбани-наме» (на староузбекском языке). Бенаи писал и сатирические произведения в прозе. Поэт Хилали, казненный в 1639 г. по обвинению в шиизме, прославился своими лирическими стихами. В 60—80-х годах XVI в. в Бухаре при дворе Абдуллы-хана Шейбанида находилось много видных поэтов. Наиболее замечательным из них был Абдурахман Мушфики (умер в 1588 г.), обличавший в некоторых своих сатирических стихотворениях неравноправие женщин и другие тяжелые стороны жизни и быта того времени. В творчестве Мушфики в известной мере отражались интересы трудящихся, в частности городских ремесленников. Значительно снизился в XVI в. уровень культуры в Хорезме, где еще в большей степени, чем в Мавераннахре, сказывались упадок хозяйства и феодальная раздробленность. Данные источников о культуре кочевых народов (казахов, киргизов и туркмен) для XVI—XVII вв. очень скудны. В XVI—XVII вв. культурные связи кочевой степи с земледельческими районами Средней Азии хотя и развивались, но оставались еще слабыми. В кочевом обществе были сильны пережитки доисламских верований и обрядов. Грамотность в кочевых районах была распространена мало. Не было в это время у казахов и письменной литературы на родном языке, а потому большое место в духовной жизни казахского народа, равно как и киргизов, занимало устное творчество, создавшее разнообразные жанры. Широко бытовали у казахов, туркмен и киргизов песни и пословицы, отражавшие трудовой опыт кочевника-скотовода, а также семейно-бытовые песни, свадебные, похоронные, поминальные («кыз-танысу» — прощание невесты с близкими и с родным аулом, «жоктау» — плач по умершему и пр.). В бытовых сказках трудовой народ воплощал свои мечты о хороших пастбищах («Жупар-корыгы»), о семейном счастье и т. п., в фантастических сказках — стремление разгадать тайны природы («Ер-тостик»), поиски счастливой земли, на трудном пути к которой в обширных пространствах степи человек вступает в борьбу со стихийными силами природы («Тулпар»). Казахский героический эпос XVI в. запечатлел наряду с фантастикой подлинные исторические события, например длительные войны между кипчаками, иранцами и ойратами (поэма о Кобланды), совместную борьбу казахов и узбеков с внешним врагом (поэма о Камбаре) и пр. Исполнение песен сопровождалось игрой на различных, преимущественно струнных, инструментах. Наиболее талантливые музыканты создавали произведения на исторические и бытовые темы. Сочетание в одном лице музыканта и певца является характерным для музыкального творчества казахов. Народы Средней Азии, создавая свою культуру, проявляли большое мастерство в области прикладного искусства; высокого совершенства достигли художественная обработка шерсти у казахов (орнаментированные кошмы для внутреннего убранства юрты, полосы для стягивания деревянного остова юрты), тканье ковров у туркмен, резьба по дереву и кости, ювелирное мастерство у узбеков и таджиков и т. д. В прикладном искусстве создавался особый для каждой народности стиль орнамента. В XVI—XVII вв., в период упадка среднеазиатской феодальной культуры, наукч и искусства, народное творчество узбеков, таджиков, казахов, туркмен, киргизов и других народов продолжало развиваться, обогащая сокровищницу культурного наследия народов Средней Азии. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVII И В XVIII В

В середине XVII в. самыми крупными феодальными государствами Средней Азии были Бухарское и Хивинское (иначе Хорезмское) ханства. Основное население Бухарского ханства составляли узбеки и таджики, в его пределах по среднему течению Аму-Дарьи обитали также туркмены; другие народности были представлены незначительными группами. Наиболее многочисленную часть жителей Хивинского ханства составляли узбеки и туркмены, а ядро этого государства — Хорезмский оазис был населен преимущественно узбеками. По нижнему течению Сыр-Дарьи жили каракалпаки, сохранявшие в то время известную самостоятельность, но постоянно вынужденные отстаивать ее от посягательств правителей Хивы и казахских ханов. Казахи, населявшие огромные пространства от Урала до Тянь-Шаня и от Сибири до Каспийского моря, делились на три жуза (орды — в русских источниках) — Старший, Средний и Младший. Жузы представляли собою исторически сложившиеся объединения казахских племен. Основным районом Старшего жуза было Семиречье. Средний жуз занимал территорию современного Центрального Казахстана. Земли Младшего жуза примыкали к Приуралью. Основной областью расселения киргизов в XVII—XVIII вв. были горы Тянь-Шаня. История киргизов в это время была теснее всего связана с событиями, происходившими в казахском Старшем жузе и в Ферганской долине. На восточных окраинах Средней Азии существовали многочисленные мелкие самостоятельные и полусамостоятельные феодальные владения. Благодаря недоступности своих гор пользовались известной независимостью таджикские княжества Памира и Припамирья, самым крупным из которых был Бадахшан. В первой половине XVIII в. в Фергане сложилось и окрепло самостоятельное феодальное государство под властью узбекских правителей племени минг. В этом государстве, населенном в основном узбеками и родственными им тюркскими племенами, насчитывалось также немало таджиков и киргизов. В дальнейшем это государство стало известно под именем Кокандского ханства. Хозяйство В степях и горах, окаймляющих оазисы Средней Азии, у казахов, киргизов, туркмен, части узбеков и каракалпаков до-прежнему преобладало кочевое скотоводство, а в бассейнах Аму-Дарьи, Сыр-Дарьи, Зеравшана и других рек, в районах, искусственно орошаемых их водами, главной отраслью хозяйственной деятельности населения было интенсивное поливное земледелие. Относительно более высокого уровня развития достигло земледелие в Фергане и Бухарском ханстве. Хлопководство занимало значительное место в сельском хозяйстве; продукты огородничества, бахчеводства и садоводства, в частности виноград и дыни, пользовались заслуженной славой. Однако в результате междоусобных войн и нового притока кочевников в конце XVII и в первой половине XVIII в. в Бухарском ханстве хозяйство пришло в упадок. Значительно сократились посевные площади, многие из них были превращены в пастбища. Такая судьба постигла, в частности, плодородную Миянкальскую долину. В ханстве стало не хватать хлеба. В Хиве, где земледелие вообще находилось на более низком уровне, чем в Бухаре, только некоторые отрасли сельского хозяйства избежали общего упадка. Такими отраслями были в особенности садоводство, бахчеводство и культура шелковицы. В XVII в. бухарские купцы приезжали в Хиву за шелком. В XVIII в. в источниках появляются упоминания о хивинском табаководстве. Весьма неблагоприятно сказались на состоянии земледелия в Хорезмском оазисе изменения водного режима в дельте Аму-Дарьи, вследствие чего Ургенч и Вазир, являвшиеся важными политическими центрами Хивинского ханства, остались без воды. К середине XVII в. они были покинуты жителями, переселившимися в Новый Ургенч и в другие места, где было достаточно воды для поливного земледелия. Ремесленное производство и торговля во второй половине XVII и в XVIII в. были более всего развиты в Бухарском ханстве. Особенно высокого уровня в нем достигло текстильное производство и изготовление бумаги. Писчая бумага, выработанная в Самарканде и Бухаре, еще во второй половине XVII в. считалась лучшей в мире по своему качеству и вывозилась в Китай и европейские страны. В Бухарском ханстве было развито также кожевенное производство, изготовление холодного оружия, сосудов из бронзы и меди, производство ковров и керамических изделий. Городское ремесло Бухары отличалось значительной специализацией. В произведениях поэта XVII — начала XVIII в. Сайидо Насафи упоминается более 200 городских профессий: позументщиков, кондитеров, ткачей, гончаров, портных, тюбетеечников, мыловаров, оружейников, красильщиков, музыкантов, сказочников, хлебопеков, ковроделов, ювелиров, водоносов, седельщиков, каменотесов, скорняков и т. д. Относительно высокое развитие городских ремесел сказывалось на состоянии внешней торговли и в свою очередь стимулировалось ее ростом. Бухарское ханство вело оживленную торговлю с Ираном, Россией, Индией и Китаем. Связи с Индией были столь интенсивны, что в Бухаре образовался индийский квартал, в котором проживали купцы и ростовщики из Пенджаба и Раджпутаны. Упадок хозяйства Бухары в конце XVII и первой половине XVIII в. отразился и на положении городов. Значительно сократилась их торговля с соседними восточными странами. Во второй половине XVIII в. постепенно стали возвращаться к жизни некоторые города (Самарканд и города по Сыр-Дарье), что связано с ростом их торговли с Россией. Русское правительство, поощряя укрепление торговых связей со Средней Азией, предоставляло большие льготы бухарским и хивинским купцам, приезжавшим на Яик, в Оренбург и в города Сибири. Из Бухары в Россию вывозились преимущественно ткани, более всего — хлопчатобумажные, меньше — шелковые. Из России поступали выделанная кожа, меха, сукна, металлические изделия. В Хиве городская жизнь и ремесленное производство были развиты гораздо слабее, чем в Бухаре. Внешняя торговля, в которой принимали участие сами ханы, осуществлялась преимущественно с казахскими жузами и с Россией. Объем ее был сравнительно незначителен. У казахов, киргизов, туркмен и у других народов, в хозяйстве которых большую роль играло скотоводство. Ремесло, как и раньше, было связано преимущественно с переработкой продуктов животноводства (выделка войлоков из овечьей шерсти, выработка грубых шерстяных тканей из верблюжьей шерсти, изготовление кожаной обуви и конской сбруи). Имелись у этих народов и свои мастера по производству изделий из металлов (кузнечное, оружейное и ювелирное дело). Из дерева изготовлялись остовы юрт, седла, посуда и т. п. Обработкой кожи, дерева и металла занимались мужчины, домашним ткачеством и валянием войлока — женщины. У туркмен в руках женщин находилось изготовление ковров, издавна пользовавшихся широкой известностью далеко за пределами Средней Азии. Хозяйство скотоводческих народов Средней Азии и Казахстана продолжало носить в основном натуральный характер, внутренний обмен играл небольшую роль. Вместе с тем развивалась торговля у казахов с Россией, Бухарой и Хивой, у киргизов — c Ферганой, а во второй половине XVIII в. и с Китаем. До конца XVIII в. казахская и киргизская торговля оставалась в основном меновой. Туркмены же в XVIII в. были больше вовлечены в денежную торговлю, хотя и у них в это время еще преобладало натуральное хозяйство. В полосе предгорий Копет-дага часто встречаются русские монеты XVIII в. Среди туркмен имелись богатые купцы. В середине XVIII в. русский исследователь Рычков отмечал, что туркмены торгуют с Хивой, Бухарой, Балхом и Бадахшаном, «и находятся среди них купцы гораздо неубогйе». Туркмены настолько нуждались в торговле, что запрещение посещать базары было в руках соседних феодальных правителей одним из средств давления на непокорные туркменские племена, которым эти правители неоднократно пользовались. Усиление феодально-родовой знати. Политические изменения в Средней Азии В XVII—XVIII вв. в Средней Азии и Казахстане происходит заметное повышение роли феодально-родовой знати, особенно у кочевников. Ближайшие последствия этого были далеко не одинаковы для разных ханств, народов и племен. В Бухарском и Хивинском ханствах это было одной из причин ослабления центральной власти и хозяйственного упадка. Внутри этих государств десятилетиями тянулись феодальные усобицы. Менаду обоими государствами также происходили постоянные войны. Политическая обстановка в Бухарском и Хивинском государствах была кратко и метко охарактеризована послом Петра I Флорио Беневени: «Все дженерально между собою драки имеют». В этих условиях возрастало могущество ишанов — руководителей дервишских братств. Завладев обширными земельными угодьями, накопив большие богатства и используя авторитет религии, они добились возможности беспрепятственно развивать свои хозяйства. Богатство и политический вес руководителей братств настолько возросли, что они могли оказывать влияние на политику ханов, а иногда и прямо устанавливали свою власть. Так, например, это удалось сделать в Фергане в начале XVIII в. ходжам, завладевшим там несколькими крупными городами. У казахов усиление экономических и политических позиций феодалов отразилось в законодательстве хана Тауке (1680—1718). У киргизов это проявилось в появлении манапов, феодально-родовых вождей, пользовавшихся большей властью над своими сородичами, чем обычные главы родов и племен — бии. Знать туркменских племен, подвластных Хиве, стала привилегированным военнослужилым сословием в ханстве, что было четко оформлено установлением системы нукерства (вассалитета). Значительно укрепились позиции знати и у туркмен, живших в Бухарском ханстве. В Западной и Южной Туркмении также усилилось влияние знати, от которой, несмотря на сохранение форм родоплеменной организации и пережитки общинного самоуправления, фактически зависело решение важнейших вопросов. Развитие феодализма у кочевых народов мало отразилось на формах их политической организации. У них по-прежнему сохранялась племенная разобщенность. Ни Тауке, ни последующим казахским ханам не удалось добиться установления единой центральной власти над тремя жузами. У туркмен своего государства не было. Киргизские родоплеменные группировки политически объединены не были. Разобщенные и раздробленные народы Средней Азии и Казахстана страдали от нападений извне. В казахские и киргизские земли, в Ферганскую долину и на Ташкент совершали походы джунгарские феодалы, которые сами подвергались атакам со стороны маньчжуров, установивших свое господство в Китае и Монголии. Южная часть Туркмении долгое время находилась под властью иранских шахов, а в начале 40-х годов в Среднюю Азию вторглись войска Надир-шаха. Вторжение джунгаров. Переход Младшего и Среднего жузов в подданство России В середине XVII в. на восточных границах казахских земель участились столкновения казахов с джунгарами. Во второй половине этого века джунгарские феодалы захватили Семиречье — основную территорию Старшего жуза. В конце XVII — начале XVIII в. все казахские жузы оказались затронутыми их экспансией. В 20-х годах XVIII в., оставшихся в памяти казахского народа как время великих бедствий, многие тысячи семей казахов вынуждены были надолго покинуть свои земли и откочевать в глубь Средней Азии и далеко на запад, к рекам Эмбе и Яику. Около 1728 г. казахи сумели на время объединиться и одержать несколько побед над джунгарами. В результате этих побед значительная часть территории Младшего и Среднего жузов была освобождена, и только Старший жуз остался под властью джунгарских феодалов. Несмотря на это, угроза со стороны Джунгарии Младшему и Среднему жузам не была устранена. Реальной помощи казахи могли ожидать только от России. В последние годы своей жизни хан Тауке просил царя о военной защите от нападений джунгаров. Затем к русскому правительству с просьбами о покровительстве и принятии в подданство обратился правитель Младшего жуза Абулхаир. В 1731 г. эта просьба была удовлетворена, и к Абулхаиру было отправлено посольство для приведения его к присяге. Вступая в русское подданство, Абулхаир надеялся не только получить защиту от джунгаров, но и упрочить с помощью царского правительства свою власть. В том же 1731 г. к России была присоединена центральная часть Среднего жуза, а в 1740 г. приняли присягу правители его северо-восточных районов. В начале 40-х годов возобновилось наступление джунгарских феодалов на земли Среднего и Младшего жузов. Это наступление было приостановлено в результате дипломатического вмешательства России. Тем не менее в то время джунгарские войска захватили отдаленные от русских границ районы по среднему течению Сыр-Дарьи. В 1758 г. джунгарское феодальное государство было завоевано войсками Маньчжурской династии, правившей в Китае. С этого времени над казахскими жузами нависла новая угроза со стороны маньчжурских завоевателей. Казахстан во второй половине XVIII в. Хозяйственное развитие Младшего и Среднего жузов определялось все более сильным влиянием экономики России. Казахские скотоводы втягивались в обмен. Вначале торговля шла преимущественно между феодально-байской верхушкой и русскими купцами, во с конца XVIII в. в ней стали принимать участие рядовые казахи, а также русские крестьяне. Преследуя колонизаторские цели, правительство России строило на своих восточных границах города и укрепленные линии, опоясавшие казахские западные и северные земли. В 1735 г. был основан Оренбург, вскоре ставший крупным административными торговым центром. Значительную роль в развитии хозяйственных связей между казахским и русским населением играл также Троицк. Общение с русскими крестьянами способствовало развитию в казахских районах земледелия и рзмесла, в результате чего усиливалась тяга к оседлому образу жизни. Известные изменения происходили и в скотоводческом хозяйстве; кое-где начало распространяться сенокошение и заготовка на зиму корма для скота. В казахских жузах укреплялась феодальная собственность на землю. Используя свое право распоряжения кочевьями, феодалы захватывали лучшие пастбища и самые удобные для зимовки районы. На положении трудящихся казахов тяжело сказывались и колонизаторские мероприятия парских властей. В 1756 г. казахам было запрещено перегонять скот на богатые зимние пастбища между Уралом и Волгой, а затем последовало распоряжение, лишавшее их права переводить свои стада на пастбища, лежащие за Иртышом. По отношению к крупным феодалам подобного рода запреты фактически не применялись, более того, иногда для влиятельных султанов, биев и батыров делались исключения и в официальном порядке. Земельные захваты феодалов и колонизаторские мероприятия царских властей приводили к углублению классовых противоречий в казахских жузах, ухудшая и без того трудное положение беднейших слоев населения. С середины XVIII в. начались массовые побеги рабов (пулов) за Яик и Иртыш, многие из них оставались навсегда в русских поселениях. В 60-х годах имели место выступления трудящихся казахов против своих феодалов. Крестьянская война в России в 1773—1775 гг., возглавленная Пугачевым, вызвала отклик в казахских степях. В войска Пугачева стали вливаться отдельные группы казахских джигитов; много казахских воинов сражалось в башкирских отрядах повстанческой армии. В 1774 г. в.Младшем и Среднем жузах начались массовые волнения, сковывавшие силы царских войск. Правители Младшего и Среднего жузов, ханы Нуралы и Аблай, подавляли волнения казахов и оказывали помощь царскому правительству, стремясь прекратить нападения своих подданных на пограничные линии. Участие казахов в военных действиях Пугачева и массовые волнения в Младшем и Среднем жузах подготовляли почву для будущих народных движений, направленных против ханов, феодальной аристократии и гнета царизма. По данным источников активное участие в крестьянской войне 1773—1775 гг. принимал батыр Срым Датов. После поражения восстания Пугачева батыр Срым не сложил оружия и ушел со своим отрядом в степь. Впоследствии он руководил крупным народным движением в Младшем жузе, длившемся (с перерывами) с 1783 до 1797 г. Основной движущей силой этого восстания были трудящиеся скотоводы (шаруа). К движению присоединились и некоторые бии и батыры, интересы которых ущемлялись политикой феодальной аристократии и хана Нуралы. В начельный период восстание было направлено непосредственно против хана Нуралы и его султанов, являвшихся слугами царизма. Но в 90-х годах оно стало шириться, приобретая все более антифеодальный характер. Бии, ранее примкнувшие к движению, начали от него отходить. В 1797 г. царскому правительству удалось путем создания в жузе ханского совета из представителей высшего и среднего слоев аристократии объединить соперничавшие группы казахских феодалов. Батыр Срым, отказавшийся от дальнейшей борьбы, был включен в состав ханского совета. Ханом Младшего жуза стал Айчувак, дряхлый старик. Восстание, преданное биями и старшинами, пошло на убыль и прекратилось. Одной из важных причин поражения была непоследовательность руководителей, в частности батыра Срыма. В 40-х годах фактическим правителем Среднего жуза стал Аблай. Он опирался преимущественно на влиятельных батыров и располагал довольно значительной военной силой. Приняв в 50-х годах русское подданство, Аблай позже пытался укрепить свое положение при помощи Маньчжурской династии, признав себя подданным Китая. Аблай стремился распространить свою власть на Старший жуз, а в 1770 г. предпринял поход против киргизов с целью подчинить их своей власти; поход принес ему богатую добычу, но не дал политических результатов. После смерти Аблая ханом стал Вали, но его власть признавалась только частью Среднего жуза. Следуя примеру Аблая, он также пытался опереться на маньчжуров и получил от богдыхана утверждение в ханском достоинстве. Основная часть Старшего жуза после разгрома Джуягарского ханства маньчжурскими войсками находилась под контролем маньчжурских чиновников, действовавших с помощью казахских феодалов. Правитель Ташкента Юнус-ходжа в 90-х годах подчинил себе часть территории Старшего жуза до Чимкента включительно, а также овладел казахскими землями по правому берегу Сыр-Дарьи до городов Туркестана. Предоставив внутреннее управление биям, Юнус-ходжа собирал с казахского населения подати (зякет) и держал у себя заложниками влиятельных лиц из казахов. Киргизы Имеющиеся в источниках сведения о хозяйстве, социально-экономических отношениях и политическом устройстве киргизов в XVII—XVIII вв. очень скудны. Хозяйство киргизов в XVIII в. в еще большей степени, чем у казахов, сохраняло натуральный характер, а в общественных отношениях у них более устойчиво держались родоплеменные пережитки. Феодальная эксплуатация была сильно замаскирована обычаями, связанными с родовой взаимопомощью. Основную массу эксплуатируемого класса составляли трудящиеся скотоводы — букара. Так же как у казахов, у киргизов были рабы, называвшиеся кулами. Эксплуататорский класс в киргизском обществе состоял из правителей-родоначальников, которые, как и у казахов, назывались биями, и из влиятельного слоя богачей — баев. В отличие от казахов киргизы не имели аристократии, ведущей свой род от Чингис-хана. Власть биев в различных родах и племенах не была одинаковой. Китайские авторы, говоря о киргизах, отличали «высших начальников» — биев, которых сравнивали с хакимами и беками Синьцзяна, от следовавших за ними агалыкчи, называя этих последних «большими и малыми старшинами». По свидетельству китайских авторов, у киргизов в XVIII в. существовал порядок передачи власти правителей (биев) по наследству, но феодальной государственности с династической властью ханов или султанов не было. Русские источники 80-х годгв XVIII в. также отмечают, что киргизы «все разделены по волостям и имеют своих старшин», и подчеркивают, что у этого народа «никакова хана и султана не находится, а имеют одного князя или бия Атекая, который во всей их орде в почтении». Названный здесь князем Атекай (Атеке) был манапом в племени сары-багышей. По собранным русскими в XIX в. сведениям, первые манапы у киргизов появились не раньше конца XVII в. в северной части Тянь-Шаня и первоначально только у племени сары-багышей. В рассказах самих киргизов существовала версия, согласно которой слово манап происходит от собственного имени вождя племени сары-багышей Манапа, который жил в конце XVII в. и был прадедом Атеке. По преданиям, Манап обладал большой властью и правил с необычайной жестокостью. Слово манап стало нарицательным, оно распространилось среди других киргизских родов и племен в качестве обозначения родоначальника, бия, обладающего сильной властью. Внешнеполитическая обстановка для киргизов определялась экспансией джунгарских феодалов и конфликтами с узбекскими властителями Ферганской долины. При завоевании Семиречья в 1683—1685 гг. джунгары потеснили северокиргизские племена, часть которых, по-видимому, уже в то время вынуждена была переселиться на юг — в горы Ферганы, на Алай и в некоторые районы Восточного Туркестана. Китайские авторы сообщают, что киргизы, земли которых в долинах рек Кегень, Каркара и на берегах озера Иссык-Куль были захвачены джунгарами, переселились в Андижан и жили там до падения Джунгарского государства (Андижаном в китайских сочинениях называлась вся Ферганская долина и прилегающие к ней горные области). Воспоминания о тяжелой борьбе и бедствиях, которые пришлось испытать киргизскому народу в годы наступления джунгарских феодалов в конце XVII — первой половине XVIII в., сохранились в киргизских исторических преданиях и в эпосе. После разгрома маньчжурами Джунгарского государства многие киргизы вернулись на свои земли в Северном Тянь-Шане. Вслед за завоеванием Джунгарии маньчжурские войска подчинили Восточный Туркестан и подошли вплотную к киргизским землям. В 1758—1759 гг. бии киргизских племен вступили в подданство Китая, но подданство это носило формальный характер и киргизы сохраняли свой прежний уклад жизни. Номинальной была и власть кокандских правителей, влияние которых до самого конца XVIII в. ограничивалось отдельными районами восточной части Ферганской долины и прилегающих к ней гор. Но хотя киргизы фактически и не подчинялись власти кокандских правителей, они активно участвовали во многих важнейших событиях политической жизни Кокандского государства. В первые, годы правления Ирданы-бия, пришедшего к власти в начале 50-х годов XVTII в., видную роль в Фергане играл Кубад-бий, которого бухарский историк называл «главою киргизов», характеризуя его как «сподвижника и опору Ирданы». Начало дипломатических связей киргизов с Россией было положено сары-багышами, во главе которых стоял упоминавшийся выше Атеке. В 1784 г. впервые в русские города явились киргизские посланцы Абдуррахман и Ширгази, привезшие в дар Екатерине II «от главного родоначальника Атяки батыря» барсовые и рысьи шкуры. Посланцы эти были награждены, а Атеке послано в подарок 800 рублей серебром. Бухара и Хива Хозяйственный упадок в Бухарском и Хивинском ханствах, проявившийся в первой половине XVIII в., был связан с усилением феодального гнета, ростом эксплуатации узбекских и таджикских крестьян и ремесленников. Вместе с тем происходил процесс концентрации феодального землевладения. Раздавая землю в издольную аренду мелким земледельцам, феодалы взимали с них всевозможные сборы и подати, вынуждали выполнять многочисленные повинности. Ремесленники подвергались феодальной эксплуатации путем взыскания пошлин, разных сборов, обязательных подношений и др. Деятельность ростовщического капитала в свою очередь способствовала разорению крестьян и усугубляла тяжесть феодальной эксплуатации. В литературе того времени ярко описываются гнет, произвол и насилия, которые господствовали в Бухарском ханстве в конце XVII в. Субхан-Кули-хан (1680— 1702) выдавал специальные документы на право досрочного сбора с населения податей натурой и деньгами. Налоги взыскивались за семь лет вперед. С мульковых земель взимали под видом мулъкона такие подати, что владелец отдавал свою землю даром, но никто не брал. Верховную власть в Бухарском ханстве продолжала удерживать династия Аштарханидов (1599—1753), внутри которой не прекращалась междоусобная борьба. В начале XVIII в. аштарханидские ханы превратились в номинальных правителей, которые возводились на престол и свергались враждующими феодальными кликами. Иногда сепаратистские выступления феодалов сочетались со вспышками народного возмущения. О большом народном восстании против Абдул-Азиз-хана (1645—1680), центром которого было селение Дахбед, вблизи Самарканда, сообщает таджикский поэт Сайидо Насафи. Хан подавил восстание и сжег все непокорные селения в этом районе. В правление Убайдуллы-хана (1702—1711) массовое восстание, вызванное порчей монеты, вспыхнуло в столице. Придворный летописец, современник описываемого события, Мир Мухаммед Амин-и Бухари сообщает в связи с этим: «Народ Бухары непокорен и склонен к восстаниям и мятежам». Не прекращались войны между Бухарским и Хивинским ханствами, равно как и усобицы в самом Хивинском ханстве. Хивинские ханы Абулгази (1643—1663) и Ануша-хан (1663—1687) совершали неоднократные набеги на бухарские владения. Абулгази-хан вероломно убил туркменских племенных вождей, после чего учинил беспощадный погром туркменских племен, приведший к запустению целых районов. При последнем представителе династии Аштарханидов — Абулфайз-хане (1711—1747) слабость центральной власти и феодальная раздробленность страны достигли крайней степени. Современники рассказывали, что этот хан имел только титул, распоряжались же всем корыстолюбивые сановники, безнаказанно грабившие народ. В это время от Бухары отпало несколько важных областей; Ташкентом управляли то казахские ханы, то джунгарские феодалы, значительная часть Ташкентской области перешла в подчинение кокандского бия Абдуррахима. Балх с плодородной областью по левому берегу Аму-Дарьи оказался в руках потомков аштарханида Надир-Мухаммед-хана, а затем других узбекских владетелей; окрепла самостоятельность таджикского княжества Бадахшан, где у власти стояла местная династия, основанная во второй половине XVII в. Ярбеком. Коканд В Фергане в начале XVIII в. образовалось самостоятельное феодальное государство, возглавлявшееся правителями из племени минг. Основатель этой династии Шахрух-бий совершил несколько походов против городов Ферганской долины, в которых хозяйничали ходжи, отнял у них эти города и включил их в состав своих владений. Его сыну Абдуррахим-бию удалось овладеть Ходжентом, а затем, как уже отмечалось выше, значительной частью Ташкентской области. Серьезные удары ферганскому владению мингов, избравших своей столицей Коканд и отстроивших этот город, были нанесены джунгарами. Джунгарские нашествия ослабили узбекских биев Коканда, но их зависимость от правителей Джунгарии была кратковременной. В начале 50-х годов, после смерти Абдул-Керим-бия, в Коканде в течение нескольких лет происходила борьба за власть между различными претендентами из потомков Шахруха. В конце концов здесь утвердилась власть Ирданы-бия, сына Абдуррахима. В годы его правления кокандское владение начало признаваться самостоятельным государством наряду с Бухарским и Хивинским ханствами. Укрепление Коканда, явившееся результатом главным образом благоприятных внешнеполитических условий, вызвало приток переселенцев из переживавших упадок Хивинского и Бухарского ханств, а в 50-х годах и из Кашгарии. Кокандскому ханству благоприятствовало, в частности, то, что оно не было затронуто завоевательными походами Надир-шаха. Нашествие Надир-шаха Надир-шах двинул свои войска на завоевание Средней Азии в 1740 г. В начале этого года Надир-шах, уже подчинивший к тому времени большую часть узбекских ханств левобережья Аму-Дарьи, повел свои войска в Мавераннахр. Вступив в Балх, он отправил провиант и артиллерию вниз по Аму-Дарье, а сам с войсками подошел к Чарджоу (Чарджуй) и переправился на правый берег реки. Абулфайз-хан изъявил Надиру покорность и был оставлен на троне, но фактическим правителем Бухары Надир-шах сделал своего ставленника — аталыка («заступающий место отца») из узбекского племени мангытов Мухаммеда-Хаким-бия. Включив в состав своей армии 10 тыс. конников, отобранных из войска Абулфайз-хана, Надир начал поход на Хорезм. Хивинский хан Ильбарс оказал войскам Надир-шаха мужественное сопротивление, но был взят в плен и убит. Надир-шах захватил Хиву, где оставил гарнизон и своего наместника. В результате нашествия Надира Бухарское и Хивинское ханства сильно пострадали. Походы Надир-шаха и карательные экспедиции его военачальников усугубили хозяйственный упадок в Бухарском и Хивинском ханствах. Многие города и земледельческие оазисы были разграблены и разорены. Население восставших городов частью было угнано в Хорасан, частью разбежалось. Мангытская династия в Бухаре После гибели Надир-шаха в 1747 г. господство иранских феодалов над Бухарским и Хивинским ханствами пало. Уполномоченный Надир-шаха в Бухаре Мухаммед-Рахим-мангыт убил Абулфайз-хана и вступил на бухарский престол, приняв титул эмира; так было положено начало Маягытской династии бухарских эмиров (1753—1920). В первые пять лет своего правления Мухаммед-Рахим вел успешную борьбу с непокорными предводителями узбекских племен, которых он принудил к подчинению. После его смерти в 1758 г. власть перешла в руки его дяди Даниел-бия аталыка (1758—1785), при котором территория Бухарского ханства сократилась вследствие отпадения Шахрисябза и Гиссара, ставших самостоятельными княжествами. При эмире Шах-Мураде (1785—1800) Бухарское ханство заметно окрепло. Он отменил ряд налогов и провел в жизнь некоторые другие мероприятия, облегчавшие положение налогоплательщиков. Войскам было назначено жалованье. Шах-Мураду удалось покорить отложившегося от Бухары владетеля Шахрисябза и сломить сепаратизм других феодалов. Централизация власти создала условия для некоторого оживления хозяйственной жизни. Связанный с дервишскими кругами, Шах-Мурад широко использовал влияние духовенства, разжигая в период войн с Ираном вражду к шиитам. Он овладел Мерном и совершил несколько походов в Хорасан. Во время борьбы против своего брата Умар-хана Шах-Мурад разрушил знаменитую Мургабскую плотину, после чего Мургабский оазис пришел в запустение. Коканд и Хива во второй половине XVIII в. Во второй половине XVIII в. Коканд уже прочно утвердил свое господство над частью Ташкентской области, но основным ядром его владений оставалась Ферганская долина. Это время было для Ферганской долины периодом дальнейшего и более быстрого хозяйственного развития. Местные летописцы сообщают о дешевизне продуктов в Коканде, о благоприятных условиях для торговли и т. п. Лишь в самом конце XVIII в. началась вооруженная борьба Коканда с Бухарой из-за обладания городами Ходжент, Ура-Тюбе и их районами. В Хивинском ханстве во второй половине XVIII в. вспыхнула ожесточенная борьба между туркменскими и узбекскими феодалами. С 1757 по 1779 г. здесь шли непрерывные войны, которые вновь сильнейшим образом подорвали хозяйственную жизнь оазиса. В этих тяжелых условиях в 60-х годах выдвинулся Мухаммед-Амин, глава племени кунграт, опиравшийся на некоторых предводителей узбекских племен, а также на состоятельную часть горожан и духовенство. В 1782 г. ему удалось отразить нападение бухарских войск. Мухаммед-Амин имел в своих руках фактическую власть и управлял от имени ханов, выбиравшихся из казахских чингисидов, но не пользовавшихся в стране ни малейшим влиянием. Мухаммед-Амин явился основателем династии инаков, возглавлявших объединения узбекских кочьвых племен и правивших, подобно ему, от имени подставных ханов. Связи с Россией В XVII в. расширились торговые и политические связи среднеазиатских ханств с Россией. Во второй половине этого века участились приезды хивинских и бухарских послов в Москву и русских посольств в Среднюю Азию. При Петре I связи России с Средней Азией становятся еще более тесными Каждые 5—6 лет в Москву или Петербург прибывали посольства из Бухары и Хивы. В XVII — XVIII вв. все большее значение для торговли с Средней Азией приобретает путь к низовьям Волги. В XVIII в. развивается также торговля с Россией по Каспийскому морю. Одна из важнейших торговых дорог проходила через Мангышлак, где были кочевья туркмен-салоров. По этой дороге в Среднюю Азию поступали русские и западноевропейские товары — меха, кожи, сукно, посуда, а также изделия из металла. Из Средней Азии в Россию вывозились хлопчатобумажные и шелковые ткани, холодное оружие и пряности. Возраставшие связи с Россией увеличивали тягу к ней со стороны туркмен Каспийского побережья. Ярким свидетельством крепнущего влияния России был смелый план туркмена Ходжи-Непеса с помощью русских повернуть Аму-Дарью в Каспийское море и возродить пришедшее в упадок земледелие туркмен. Ходжа-Непес приехал в Петербург и лично изложил свой проект Петру I. Культура народов Средней Азии Хозяйственный и политический упадок Средней Азии не мог не отразиться на состоянии культуры ее народов. В Бухарском и Хивинском ханствах упадок культуры обнаруживается в преобладании в литературе суфийских мотивов, панегиризма, манерности и усложненности языка. Эта литература, придворная и религиозная по преимуществу, создавалась на узбекском и таджикском языках. Наряду с нею развивалась литература, более тесно связанная с интересами и жизнью городских ремесленников. Писатели этого направления резко противопоставляли свое творчество придворной поэзии. Таков, например, таджикский поэт Сайидо Насафи (умер между 1707—1711 гг.), писавший касыды, посвященные не царям, а простым ремесленникам — булочнику, маляру. В своей аллегорической поэма «Хайвонотнома» (сказание о животных), где общественные пороки олицетворены в образах зверей,он предоставляет последнее слово победителю—муравью, который повторяет слова народной мудрости: «Муравьи, объединившись, одолевают и льва». Очень близок к нему по идеям и мотивам творчества узбекский поэт Турды (умер ок. 1700 г.), вышедший из племенной знати, но проживший значительную часть своей жизни в нужде. Его стихотворения просты и выразительны. В них поэт осуждает произвол беков и призывает к свержению недостойного хана, к прекращению феодальных усобиц, разоряющих народ, и к объединению враждующих узбекских племен. В XVII в. сложилось героическое сказание туркменского народа «Кер-оглы». в котором отражены исторические события, происходившие задолго до этого на территории Туркмении. В XVII—XVIII вв. широкое распространение получили дастаны — эпические произведения, своеобразно сочетающие поэтическую и прозаическую формы. Особенной популярностью пользовались дастаны Андалиба Мухаммед Гариба (1710—1770). В его творчестве наряду с суфийскими идеями заметно обращение к народным мотивам. Еще большее значение имело творчество Махтум-куля, крупнейшего туркменского поэта (род. в 30-х и умер в 80-х годах XVIII в.), получившего общенародное признание и оказавшего большое влияние на последующих туркменских поэтов. Из историографов этого периода наиболее известны: хивинский хан Абулгази( автор книг «Родословное древо тюрков» и «Родословное древо туркмен», летописцы Мухаммед бин Вали («Море тайн в достоинствах известий»), Мухаммед-Амин Ярокчи («Океан историй»), Мухаммед-Юсуф Мунши («Мукимханова история»), Мухаммед-Амин Бухарский («Убайдулло-нома»). Огромное влияние имел на развитие среднеазиатской литературы индийский поэт, писавший по-персидски, Мирза Абдулкадыр Бедил (1644—1721). Некоторые поэты восприняли социальные мотивы, выраженные в его стихах в весьма усложненной, трудно доступной форме. Другие толковали его творчество в реакционно-суфийском духе и подражали его сложному стилю. В культуре казахов и киргизов огромное место занимало устное творчество, разнообразное по жанрам и содержанию — лирические, трудовые и обрядовые песни, богатырский эпос, в котором отразилась освободительная борьба казахов и киргизов против джунгарских феодалов. Крупнейшим произведением героического эпоса является «Манас», в течение столетий создававшийся киргизскими народными певцами-импровизаторами (акыны). Обычно все празднества, пиры знати и т. п. сопровождались наряду со спортивными играми состязаниями певцов и сказителей. Поэзия была тесно связана с музыкой: акыны импровизировали не только песню, но и музыкальный аккомпанемент к ней. смотреть

Источник статьи: http://rus-geo-enc.slovaronline.com/8842-%D0%A1%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D1%8F%D1%8F%20%D0%90%D0%B7%D0%B8%D1%8F

Средняя Азия

Сре́дняя А́зия ( устар. Западный Туркеста́н ; каз. Орта Азия , кирг. Орто Азия , тадж. Осиёи Миёна , туркм. Оrta Aziýa , узб. Oʻrta Osiyo ) — историко-географический регион на западе Центральной Азии.

Имеет несколько определений:

  1. в современном политико-географическом отношении: Средняя Азия — общее название для следующих государств: Киргизия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан и частично Казахстан.
  2. в физико-географическом и климатологическом отношении: это часть Центральной Азии, входившая в состав Российской империи и СССР. В её состав входят плато Устюрт, Туранская низменность, Тургайское плато, Казахский мелкосопочник и частично горы: Копетдаг, Памиро-Алай, Тянь-Шань, Джунгарский Алатау, Саур и Тарбагатай. Сюда относятся Киргизия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан, Центральный и ЮжныйКазахстан.
  3. в СССР существовал «Среднеазиатский экономический район», который включал в себя Киргизскую, Таджикскую, Туркменскую и Узбекскую ССР (Казахская ССР выделялась в отдельный экономический район, отсюда выражение «Средняя Азия и Казахстан»).

Содержание

Природа

Природа Средней Азии определяется прежде всего засушливостью климата. Большая часть территории занята пустынями и полупустынями.

С точки зрения климатологии в Средней Азии можно выделить три пояса:

  • Северный (центр Актюбинской области—Тургай—Жезказган—Балхаш) с суровыми снежными зимами (высота снежного покрова в конце зимы 30-40 см) и тёплым, но довольно дождливым летом (по сравнению с более южными районами Средней Азии); максимум осадков выпадает летом (часты дожди и грозы). В растительном плане это сухие степи и полупустыни.
  • Средний (Актау—юг Актюбинской области—Аральск—Байконур—Кызылорда—Тараз) с довольно морозными, но малоснежными зимами (высота снежного покрова в конце зимы 5-10 см) и сухим жарким летом (случаются ливни и грозы, но нечасто, всего 2-3 дня в месяц). Максимум осадков выпадает в феврале-марте. Растительность: северные и средние (полынно-боялычовые) пустыни, на юге пояса массивы черносаксауловых лесов.
  • Южный (Туркмения и Узбекистан, Южно-Казахстанская область) с тёплой мягкой субтропической зимой (снег выпадает редко и лежит обычно всего несколько дней), дождливой весной и очень жарким сухим летом (с июня по сентябрь осадков практически не выпадает). Максимум осадков в апреле-мае. Растительность: южные эфемероидные пустыни, в песках местами массивы белосаксауловых лесов.
  • Горный Таджикистан, Киргизия.

Много осадков выпадает только в горах. Стекающие с гор реки позволяют орошать значительные территории (Ферганская долина, Голодная степь, зона Каракумского канала). В то же время большой забор воды для орошения привёл к почти полному исчезновению Аральского моря.

Главные реки в Средней Азии — Амударья и Сырдарья, впадающие в Аральское море, а также Или, впадающая в озеро Балхаш.

Население

Общая численность населения 5 стран Средней Азии — 64,3 млн человек (2012).

Имеются представители мигрировавших сюда в советский период народов (уйгуры, русские, дунгане, корейцы, украинцы, татары, месхетинские турки, немцы).

Верующие в основном мусульмане суннитского толка.

История

Хозяйство

В экономике Средней Азии доминируют сельское хозяйство и добыча полезных ископаемых.

Благодаря долгому жаркому лету распространены бахчеводство, садоводство, хлопководство, шелководство. На севере Казахстана развито выращивание зерновых культур. На пастбищах разводят овец, коров, лошадей и верблюдов. В горах яки.

Из полезных ископаемых наиболее важны нефть и природный газ. Имеются также запасы руд чёрных и цветных металлов.Золото. Уран.

Транспорт

Железнодорожные линии соединяют страны Средней Азии друг с другом и с Россией. Определённое значение имеет судоходство на Каспийском море, а также по рекам Амударье и Сырдарье (в Казахстане также по Иртышу и Уралу).

С юга и востока Средняя Азия ограничена горами, поэтому сообщение с Ираном, Афганистаном и Китаем затруднено. Отсутствуют удобные связи с Пакистаном и Индией, нет выхода к Индийскому океану.

В 1991 было осуществлено железнодорожное соединение Китая с Казахстаном (Дружба/Алашанькоу, через Урумчи). Афганистана с Узбекистаном (2011) Термез-Хайратон-Мазори-Шариф. В будущем будет предполагается также создать соединение Китая с Киргизией (через Кашгар) и Узбекистаном. В 1996 было создано железнодорожное соединение Туркмении с Ираном (линия Теджен—Серахс—Мешхед). Серьёзную проблему для прямого железнодорожного сообщения представляет различие колеи (1524 мм на территории бывшего СССР, 1435 мм в Китае и Иране, 1676 мм в Индии и Пакистане, см. Ширина колеи).

Существуют также обширные планы строительства автомобильных дорог для улучшения связей с сопредельными государствами.

См. также

Ссылки

  • Средняя Азия (БСЭ)
  • Средняя Азия и Центральный Казахстан в книге: Н. А. Гвоздецкий, Н. И. Михайлов. Физическая география СССР. М., 1978.
  • Информационный видеопортал Stan.TV — новости среднеазиатских стран.
  • Классификация ландшафтов Средней Азии

Wikimedia Foundation . 2010 .

Полезное

Смотреть что такое “Средняя Азия” в других словарях:

Средняя Азия — Туркестан Географические названия мира: Топонимический словарь. М: АСТ. Поспелов Е.М. 2001. Средняя Азия часть территории … Географическая энциклопедия

СРЕДНЯЯ АЗИЯ — территории во внутриматериковой Азии, на которой расположены Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения. К Средней Азии часто относят также территорию Юж. Казахстана, к югу от Арало Иртышского водораздела … Большой Энциклопедический словарь

Средняя Азия — СРЕДНЯЯ АЗИЯ, территория, занимаемая Узбекистаном, Киргизией, Таджикистаном и Туркменией, где расположены крупнейшие пустыни Кызылкум и Каракумы, а также высочайшие горные системы Тянь–Шань и Памир. … Иллюстрированный энциклопедический словарь

Средняя Азия — 1) часть азиатской территории СССР от Каспийского моря на З. до границы с Китаем на В. и от Арало Иртышского водораздела на С. до границы с Ираном и Афганистаном на Ю. До национально государственного размежевания 1924 1925 территория С. А … Большая советская энциклопедия

Средняя Азия — территория во внутриматериковой Азии, на которой расположены Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения. К Средней Азии часто относят также территорию Южного Казахстана, к югу от Арало Иртышского водораздела. * * * СРЕДНЯЯ АЗИЯ СРЕДНЯЯ АЗИЯ,… … Энциклопедический словарь

Средняя Азия в IX—X вв. — Феодальные отношения в IX X вв. В IX X вв. в Средней Азии наблюдался подъём сельского хозяйства. Получили большое распространение сельскохозяйственные культуры рис и хлопок. В значительно больших размерах стали разводиться бобовые культуры, овощи … Всемирная история. Энциклопедия

Средняя Азия в V — начале IX в. — Общественный строй народов Средней Азии в V VII вв. Крушение рабовладельческого Кушанского царства и завоевание Средней Азии кочевниками эфталитами были связаны с кризисом рабовладельческого строя и зарождением феодальных отношений в её оседлых… … Всемирная история. Энциклопедия

Средняя Азия в III—IV вв. н. э. — III IV вв. н. э. мало изученный период в истории Средней Азии. Особенно плохо известны социально экономические отношения. Местная традиция скудна и сохранилась главным образом в пересказах арабоязычных писателей более позднего времени. Материал… … Всемирная история. Энциклопедия

Средняя Азия в системе держав Александра Македонского и Селевкидов — По сравнению с западной половиной бывшей державы Ахеменидов влияние эллинизма в Восточном Иране и Средней Азии оказалось значительно менее прочным, и реакция местного населения против македонских завоевателей проявилась здесь ранее, чем на Западе … Всемирная история. Энциклопедия

Средняя Азия и Казахстан в XVI и первой половине XVII в. — В начале XVI в. в Средней Азии и Казахстане произошли большие политические перемены, связанные прежде всего с передвижением кочевников из Дешт и Кьшчака в земледельческие районы Средней Азии. В XVI в. в Средней Азии возникло два государства,… … Всемирная история. Энциклопедия

Источник статьи: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/10917

Средняя Азия

Из Википедии — свободной энциклопедии

Средняя Азия — географическое понятие, которое сложилось в Российской империи в дореволюционный период для Русского Туркестана, в пределах которого располагались Туркестанское генерал-губернаторство (в состав которого входили Закаспийская, Самаркандская, Семиреченская, Сырдарьинская и Ферганская области), а также находящиеся в вассальной зависимости от Российской империи Бухарский эмират и Хивинское ханство. В послереволюционный период в СССР было произведено национально-территориальное размежевание этих территорий. В результате процесса размежевания, который продлился с 1925 по 1936 год, в составе СССР были образованы четыре союзных республики (Киргизская ССР, Узбекская ССР, Таджикская ССР, Туркменская ССР), которые составили Среднеазиатский экономический район (к нему также применяли обобщённое определение «республики Средней Азии»); часть территории прежних среднеазиатских владений Российской империи при национально-территориальном размежевании была включена в состав Казахской ССР, составив южную часть этой союзной республики, однако в советский период Казахстан не считался частью Средней Азии: регион, представляющий совокупность этих союзных республик, именовали «Казахстан и Средняя Азия». В постсоветский период союзные республики Средней Азии обрели статус независимых государств: Киргизия, Таджикистан, Туркмения и Узбекистан.
Восточный Туркестан (ныне это Синьцзян-Уйгурский автономный район), исторически тесно связанный со среднеазиатским регионом, не включается в понятие «Средняя Азия», так как входит в состав Китая.

Этот огромный регион расположен между Каспийским морем на западе и Памиром на востоке, между горами Копетдага и Гиндукуша на юге и низовьями Амударьи и Сырдарьи на севере. В физико-географическом и климатологическом отношении в её состав входят плато Устюрт, Туранская низменность и частично горы: Копетдаг, Памиро-Алай, Тянь-Шань, Джунгарский Алатау, Саур и Тарбагатай.

В географической и исторической научной литературе за ним уже давно укрепилось название Средняя Азия. Взамен ему в начале 1990-х годов вводится новое — Центральная Азия, которое все больше внедряется как в научную литературу, так и в повседневную практику. Зачастую, особенно с начала XXI века, эти названия существуют параллельно, что вносит большую путаницу в понимание конкретного содержания территории, ибо под Центральной Азией в отечественной науке всегда понималась территория Казахстана, Алтая, Монголии, Восточного Туркестана, Западного Китая и Тибета, то есть тот регион, который в европейской науке именуют «Inner Asia» в отличие от «Central Asia».

В 1992 году президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на саммите государств Средней Азии предложил отказаться от определения «Средняя Азия и Казахстан» в пользу понятия «Центральная Азия», охватывающего все постсоветские государства указанного региона. Определение «Центральная Азия» нередко используется ныне в СМИ, однако с точки зрения географической науки Центральная Азия — это гораздо более обширный регион, включающий в себя, помимо Средней Азии и Казахстана, также Монголию, западную часть Китая и Южную Сибирь; такого же мнения придерживается и ЮНЕСКО. При использовании в отношении региона «Казахстан и Средняя Азия» понятия «Центральная Азия» возникает географический парадокс: собственно центр Азии располагается за пределами этой «Центральной Азии» у границы Восточной Сибири и Монголии, с другой стороны 14 % территории Казахстана располагается в Европе, что приводит к парадоксу — территория Европы, размером соответствующая ФРГ, относится к «Центральной Азии».

Источник статьи: http://wiki2.org/ru/%D0%A1%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D1%8F%D1%8F_%D0%90%D0%B7%D0%B8%D1%8F

Средняя Азия

Из Википедии — свободной энциклопедии

Средняя Азия — географическое понятие, которое сложилось в Российской империи в дореволюционный период для Русского Туркестана, в пределах которого располагались Туркестанское генерал-губернаторство (в состав которого входили Закаспийская, Самаркандская, Семиреченская, Сырдарьинская и Ферганская области), а также находящиеся в вассальной зависимости от Российской империи Бухарский эмират и Хивинское ханство. В послереволюционный период в СССР было произведено национально-территориальное размежевание этих территорий. В результате процесса размежевания, который продлился с 1925 по 1936 год, в составе СССР были образованы четыре союзных республики (Киргизская ССР, Узбекская ССР, Таджикская ССР, Туркменская ССР), которые составили Среднеазиатский экономический район (к нему также применяли обобщённое определение «республики Средней Азии»); часть территории прежних среднеазиатских владений Российской империи при национально-территориальном размежевании была включена в состав Казахской ССР, составив южную часть этой союзной республики, однако в советский период Казахстан не считался частью Средней Азии: регион, представляющий совокупность этих союзных республик, именовали «Казахстан и Средняя Азия». В постсоветский период союзные республики Средней Азии обрели статус независимых государств: Киргизия, Таджикистан, Туркмения и Узбекистан.
Восточный Туркестан (ныне это Синьцзян-Уйгурский автономный район), исторически тесно связанный со среднеазиатским регионом, не включается в понятие «Средняя Азия», так как входит в состав Китая.

Этот огромный регион расположен между Каспийским морем на западе и Памиром на востоке, между горами Копетдага и Гиндукуша на юге и низовьями Амударьи и Сырдарьи на севере. В физико-географическом и климатологическом отношении в её состав входят плато Устюрт, Туранская низменность и частично горы: Копетдаг, Памиро-Алай, Тянь-Шань, Джунгарский Алатау, Саур и Тарбагатай.

В географической и исторической научной литературе за ним уже давно укрепилось название Средняя Азия. Взамен ему в начале 1990-х годов вводится новое — Центральная Азия, которое все больше внедряется как в научную литературу, так и в повседневную практику. Зачастую, особенно с начала XXI века, эти названия существуют параллельно, что вносит большую путаницу в понимание конкретного содержания территории, ибо под Центральной Азией в отечественной науке всегда понималась территория Казахстана, Алтая, Монголии, Восточного Туркестана, Западного Китая и Тибета, то есть тот регион, который в европейской науке именуют «Inner Asia» в отличие от «Central Asia».

В 1992 году президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на саммите государств Средней Азии предложил отказаться от определения «Средняя Азия и Казахстан» в пользу понятия «Центральная Азия», охватывающего все постсоветские государства указанного региона. Определение «Центральная Азия» нередко используется ныне в СМИ, однако с точки зрения географической науки Центральная Азия — это гораздо более обширный регион, включающий в себя, помимо Средней Азии и Казахстана, также Монголию, западную часть Китая и Южную Сибирь; такого же мнения придерживается и ЮНЕСКО. При использовании в отношении региона «Казахстан и Средняя Азия» понятия «Центральная Азия» возникает географический парадокс: собственно центр Азии располагается за пределами этой «Центральной Азии» у границы Восточной Сибири и Монголии, с другой стороны 14 % территории Казахстана располагается в Европе, что приводит к парадоксу — территория Европы, размером соответствующая ФРГ, относится к «Центральной Азии».

Источник статьи: http://wiki2.org/ru/%D0%A1%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D1%8F%D1%8F_%D0%90%D0%B7%D0%B8%D1%8F

Поиск ответа

Вопрос № 309044

Добрый день! Есть ли правила регулирующие написание прилагательных, образованных от двух частей света, например, юго_западно_даргинский (язык), юго_восточно_ азиатский (театр военных действий), юго_западно_африканская (кампания), северо_восточно_арамейские (языки)? Как писать такие слова и зависит ли их написание от того, входит ли такое прилагательное в состав географических имён собственных? Спасибо! Юрий Коряков

Ответ справочной службы русского языка

Правила о приведенной Вами модели нет, но есть набор корректирующих правил, которые регулируют похожие случаи. В соответствии с принципами, лежащими в основе данных правил, корректно написание с двумя дефисами, например: юго-западно-даргинский (язык), юго-восточно- азиатский (театр военных действий). В если прилагательное такой модели войдет в состав географического названия, то все его части нужно будет написать с прописной буквы. О найденной Вами лакуне в правилах мы сообщили в отдел культуры русской речи Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН, где сейчас ведется работа над полным академическим описанием русской орфографии.

Здравствуйте, уважаемые специалисты Грамоты.ру! Как пишется название региона – Средне- Азиатский регион или Средне азиатский регион. Словарную фиксацию я не нашла. Спасибо.

Ответ справочной службы русского языка

Добрый день! Подскажите пожалуйста как правильно писать “центрально азиатский медиафестиваль” в разных вариантах текста, в объявлениях;

Ответ справочной службы русского языка

Если это официальное название мероприятия, верно: Центрально азиатский медиафестиваль. Если прилагательное не входит в официальное название, а указывает на географию мероприятия, то верно: центрально азиатский медиафестиваль.

Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, каково правильное написание банка: “Русско- Азиатский банк” или “Русско- азиатский банк”? Почему? В соответствии с каким параграфом у Лопатина? Спасибо!

Ответ справочной службы русского языка

Орфографическим нормам соответствует написание Русско- азиатский банк.

Правило таково. В названиях организаций с прописной буквы пишется только первое слово и входящие в состав названия имена собственные. Оба компонента первого сложного слова пишутся с прописной буквы в двух случаях: 1) если название начинается с географического определения с первым компонентом Северо-, Западно-, Юго-, Восточно-, Центрально- и 2) если название начинается с прилагательного, образованного от географического названия и пишущегося через дефис. (Правила русской орфографии и пунктуации. Полный академический справочник / Под ред. В. В. Лопатина. М., 2006. § 189, примеч. 1.)

Ср.: Российско-американский молодежный оркестр, Северо-Кавказская железная дорога, Санкт-Петербургский государственный университет.

Здравствуйте, уважаемые специалисты Грамоты! Два словаря на вашем портале не сходятся в написании слова “евро(-)атлантический”. Подскажите, как все-таки нужно его писать? Орфографический словарь евро. и Евро. – первая часть сложных слов, пишется слитно, но: евро- азиатский , евро-американский, евро-атлантический, евро-африканский Большой толковый словарь ЕВРО. ; ЕВРО- Первая часть сложных слов. Вносит зн. сл.: европейский. Евроатлантический, евро-африканский, евровалюта, еврогруппа, евроинтеграция, еврокубок, евролитература, европарламент, европолитика, евроракета, еврорынок, евроэкономика. С уважением, Елена

Ответ справочной службы русского языка

В вопросах правописания следует ориентироваться на орфографический словарь. Верно: евро-атлантический.

Добрый день! Правильно ли написано: “центральноазиатские государства”, но “Центрально- Азиатский регион”? Или же нужно писать также “центрально азиатский регион”?

Ответ справочной службы русского языка

Вы написали правильно: центральноазиатские государства, но Центрально- Азиатский регион.

скажите, как правильно писать слово “центрально- азиатский “, “центрально азиатский “, “Центрально- азиатский “,”Центрально- Азиатский ” или “Центрально азиатский “. заранее спасибо

Ответ справочной службы русского языка

Прилагательные, образованные от географических названий, пишутся с прописной буквы, если они являются частью составных наименований – географических и административно-территориальных, индивидуальных имен людей, названий исторических эпох и событий, учреждений, архитектурных и др. памятников, военных округов и фронтов. В остальных случаях они пишутся со строчной буквы. Например: Центрально- Азиатский регион (название), но: центральноазиатская природа.

Объясните, пожалуйста, как всё-таки правильно пишется слово ‘фьюж(е)н’ и какого оно рода? В “проверке слова”, в Орфографическом словаре, — ‘фьюжн’, ж. род. А в 4-м издании “Русского орфографического словаря” (РАН. Ин-т рус. яз.; под ред. В. В. Лопатина) — ‘фьюжен’, род ж. и с. Просмотрев в Интернете множество примеров c этим словом, нигде не нашла вариант написания ‘фьюжен’. И подавляющее большинство авторов согласует с ним другие слова по мужскому роду. Это и автомобильная тема, и музыкальный жанр, и мир моды. У меня текст кулинарный. У автора было: “Французско- азиатский фьюжн”. Как правильно исправить: “Французско-азиатское(ая) фьюж(е)н”?
Спасибо.
Ирина

Ответ справочной службы русского языка

Согласно последнему изданию “Русского орфографического словаря”: французско-азиатское (азиатская) фьюжен .

Как правильно писать название Pacific-Asia Curling Championships – тихоокеанско-азиатского чемпионата по кёрлингу? Какие слова должны быть написаны с заглавных букв? Правильно ли писать со строчных «мировое первенство»?

Ответ справочной службы русского языка

Верно: Тихоокеанско- Азиатский чемпионат по керлингу; мировое первенство.

У меня вот какой вопрос: в словарях-справочниках “Слитно или раздельно” (например, Букчина, Калакуцкая, 1982) пишется “центрально- азиатский “, “западно-сибирский”. На вашем портале – “центрально азиатский “, “западносибирский”, но “Центрально- Азиатский “, “Западно-Сибирский”. В связи с чем такие разночтения и как все-таки писать подобные слова правильно?

Ответ справочной службы русского языка

Рекомендации данного справочника устарели. Пожалуйста, воспользуйтесь более новыми изданиями.

В последнее время в текстах попадаются такие удивительные “монстры”, как “юго-восточноевропейский” или “юго-восточно азиатский “.
Подскажите, есть ли какое-нибудь правило, оправдывающее такие образования или запрещающее их?

Ответ справочной службы русского языка

Специального правила на этот счет нет.

Не получили ответа на вопрос:
“Евро- азиатский регион” или “Евро- Азиатский регион”?
Вы отвечаете выборочно?

Ответ справочной службы русского языка

Как правильно: “Евро- азиатский форум корпорации” или “Евро- Азиатский форум корпорации”? Допустимо ли написание “Евро- Азиатский ” в каких-то случаях или нет?

Ответ справочной службы русского языка

Корректно: Евро- азиатский форум корпорации .

Здравствуйте, уважаемая служба русского языка!
У меня тоже возник вопрос по поводу американского континента, и я нашла, что ваши ответы противоречат друг-другу. Как все-таки правильно? А строчная или прописная? Спасибо.

С прописной или строчной: североамериканский континент, африканский континент и т.д.?
Нина
Ответ справочной службы русского языка

Согласно словарю «Прописная или строчная?» (В. В. Лопатин, И. В. Нечаева, Л. К. Чельцова) название континентов пишутся с прописной: Северо-Американский континент, Африканский континент.

С какой буквы (прописной, строчной) следует писать словосочетания “европейский (африканский, американский) континент”, “европейские (азиатские, африканские)страны”, “скандинавские страны”?
Иванов Юрий Александрович
Ответ справочной службы русского языка

Правильно с маленькой буквы: _европейский континент, африканский континент, американский континент, европейские страны, азиатские страны, африканские страны, Скандинавские страны_.

Здравствуйте! Прописная или строчная: А(а)фриканский континент, А(а)мериканский континент? Большое спасибо!
Игорь А.
Ответ справочной службы русского языка

Правильно: _африканский континент, американский континент_.

Ответ справочной службы русского языка

Разнобой в наших ответах вызван тем, что изменилась словарная фиксация подобных сочетаний.

Прежде словарь В. В. Лопатина, И. В. Нечаевой, Л. К. Чельцовой «Как правильно? С большой буквы или с маленькой» (М., 2002) рекомендовал писать с прописной буквы только образные названия континентов: Зеленый континент (об Австралии), Черный континент (об Африке). Такие названия, как африканский континент, американский континент, рекомендовалось писать со строчной буквы.

Однако впоследствии данная рекомендация авторами была пересмотрена. В вышедшем в 2007 году новом издании словаря (теперь он называется «Прописная или строчная?», авторы те же) зафиксированы сочетания Американский континент, Африканский континент, Азиатский континент и т. п. Другими словами, орфографическая норма изменилась (это нормально, литературной норме, в том числе орфографической, свойственна динамика, это признак жизнеспособности языка), сейчас правильно писать с прописной.

Здравствуйте! Как правильно: азиАтский или азиЯтский?
У Даля – азиЯтский.
Спасибо.

Ответ справочной службы русского языка

Правильно: азиатский . Словарь Даля отражает орфографическую норму более чем столетней давности, им нельзя пользоваться для проверки современного написания слов.

Источник статьи: http://new.gramota.ru/spravka/buro/search-answer?s=%D0%B0%D0%B7%D0%B8%D0%B0%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ, 1) часть азиатской терр. СССР от Каспийского м. на 3. до границы с Китаем на В. и от Арало-Иртышского водораздела на С. до границы с Ираном и Афганистаном на Ю. До национально-гос. размежевания 1924- 1925 терр. С. А. носила назв. Туркестана, к-рое затем стало заменяться назв. С. А. (в отличие от Центральной Азии); в зарубежной геогр. лит-ре иногда понятия “С. А.” и “Центральная Азия” не имеют чёткого разграничения.

Природа. Большая часть С. А.- равнинная территория, занятая Туранской низменностью, к которой с С.-В. примыкают равнины с пустынями Балхаш-Алакольского басе., а с С.- юж. части Тургайского плато и Казахского мелко-сопочника с полупустынными и сухостеп-ными ландшафтами. Высоты равнинной части от -28 м (восточный берег Каспия) до 300 м, но днища отд. замкнутых впадин опущены до -132 м (Карагие в юж. части Мангышлака), -81 м (Акча-кая в сев.-зап. Каракумах), а островные горы центр, части пустыни Кызылкум поднимаются до 922 м (г. Тамдытау). Для равнинной терр. С. А. характерно чередование аккумулятивных низменностей и равнин, в т. ч. с перевеянными древнеаллювиальными песками (б. ч. пустынь Каракумы, Муюнкум и др.), со столовыми слабо расчлененными плато (Устюрт, Красноводское плато, Заун-гузские Каракумы) и денудационными равнинами (Казахский мелкосопочник, вост. часть пустыни Бетпак-Дала и др.). На равнинном пространстве С. А. имеются месторождения нефти (Каракумы), газа (Газли, Шатлык и др.), золота (My-рынтау в пустыне Кызылкум), горнохи-мич. сырья и др.

Юго-вост. часть С. А. занята гл. обр. горными системами Тянь-Шаня (пик Победы, 7439 м) и Памиро-Алая с высочайшим в СССР Памирским нагорьем (пик Коммунизма, 7495 м), в пределах к-рых имеются месторождения нефти (Фергана), газа (в долинах и впадинах), а также угля, полиметаллов (Ачисай, Алмалык и др.), цветных и редких металлов (Майхура и др.), горнохимич. сырья. Вдоль юж. границы С. А. тянется хр. Ko-петдаг (до 2942 м). Равнинная часть С. А. на своей основной площади характеризуется аридным климатом; в горах ярко проявляется высотная климатическая поясность. Вся С. А.- область внутреннего стока, не имеющая речных басе., связанных с океаном. Крупнейшие озёра С. А.- Аральское море и Балхаш принимают в себя гл. реки: Амударью, Сыр-дарью, Или. На Туранской равнине и в Балхаш-Алакольском басе, господствуют пустынные ландшафты: на С. и в ср. части – пустыни умеренного пояса, на Ю.- субтропич. пустыни; среди тех и других выделяются песчаные, каменистые и солончаковые пустыни. На глинистых равнинах умеренного пояса господствуют полынные и полынно-солянко-вые пустыни, на лёссово-глинистых грунтах в субтропич. поясе развиты эфемеровые пустыни. Пустынные равнины используются как пастбища разных сезонов и для поливного земледелия. Ландшафтные условия гор С. А. очень разнообразны в зависимости от высотной зональности, экспозиции и пр. Природа здесь изменяется от пустынных подгорных равнин до альп. лугов, холодных пустынь, вечных снегов и ледников в высокогорье.

2) С. А.- терр., включающая в себя Узб. CCP, Кирг. CCP, Тадж. CCP и Туркм. CCP, к-рые образуют Среднеазиатский экономический район.

Лит.: Средняя Азия. Физико-географическая характеристика, M., 1958; Мурза-ев Э. M , Средняя Азия, M , 1961; Средняя Азия, M., 1968 (АН СССР. Природные условия и естественные ресурсы СССР); Равнины и горы Средней Азии и Казахстана, M., 1975. H. А. Гвоздецкий.

Население. Общая числ. нас. 22,2 млн. чел. (1974, оценка); плотность колеблется от 1-Зчел. на 1 км 2 (в пустынных и полупустынных р-нах) до 278 чел. (в Андижанской обл. Узбекской CCP). В городах живет 39% населения С. А. С 1940 по 1974 население более чем удвоилось, а с 1959 увеличилось на 62,4%; это результат как самой высокой в СССР рождаемости (от 3 до 3,5%), так и миграционных процессов (с 1953 по 1974 в С. А. и Казахстан переселилось ок. 1,2 млн. чел.).

Народы С. А. имеют много общих черт в духовной и материальной культуре, возникших вследствие общности историч. судеб и этннч. близости. В результате длительных процессов этнич. развития, частых передвижений населения, переселений в С. А. на разных историч. этапах значит, групп народов соседних стран и областей здесь образовались крупные народности, часть к-рых до . революции 1917 уже стала на путь формирования бурж. наций (при этом туркмены, киргизы и часть узбеков сохраняли родо-племенное деление); в условиях сов. строя сформировались социалистич. нации: узбекская, таджикская, киргизская, туркменская, каракалпакская, каждая из к-рых получила государственность. Кроме этих народов, значит, часть населения С. А. составляют русские, начавшие расселяться в С. А. во 2-й пол. 19 в., а также другие народы СССР – татары, башкиры, мордва, армяне, азербайджанцы и др. В С. А. имеются отдельные группы народов, осн. масса к-рых живёт в зарубежных странах Востока (корейцы, уйгуры, дунгане, арабы, белуджи, курды, иранцы и др.).

Все республики С. А. многонациональны. Население говорит на языках разных лингвистич. семей и групп. Ок. 70% всего населения говорит на языках тюрк, группы алтайской семьи: узбеки (8902,5 тыс. чел.; здесь и ниже данные переписи 1970), киргизы (1430,9 тыс. чел.), туркмены (1498,7 тыс. чел.), каракалпаки (232,8 тыс. чел.), казахи (575,1 тыс. чел.), татары (750 тыс. чел.), уйгуры. и нек-рые др.; на языках иран. группы индоевропейской семьи говорят таджики (2100,4 тыс. чел., в т. ч. почти полностью· слившиеся с таджиками ягнобцы и при-памирские народности – шугнанцы, ру-шанцы, ваханцы, ишкашимцы, язгулем-цы и др.), а также курды и белуджи – всего ок. 11% населения С. А. В смеж ных областях расселения узбеков и таджиков (особенно в Бухаре и Самарканде) большинство из них хорошо владеет обоими языками. Дунгане говорят на диалекте китайского яз., корейцы – на родном яз., среднеазиатские евреи употребляют особый говор тадж. яз., среднеазиатские арабы – узб. или тадж. (в зависимости от того, с какими народами они соседствуют), цыгане – тадж. яз. Русские (2986,6 тыс. чел.) и украинцы (298,9 тыс. чел.), живущие гл. обр. в городах (а в Кирг. CCP в значит, числе-и в сел. местности) и составляющие ок. 17% всего населения С. А., кроме своих родных языков, владеют (особенно старожилы) языками окружающего населения. Рус. яз. оказывает большое влияние на местные языки – большинство поли-тич., науч. и технич. терминов в совр. языках народов С. А.- рус. происхождения. Рус. яз. постепенно становится языком межнационального общения. Поданным переписи 1970, более 15% нерусского населения С. А. указало на свободное владение рус. яз.; среди мочо-дого поколения (11-19 лет) этот процент выше (26%), что свидетельствует о всё расширяющемся двуязычии.

В антропологич. отношении коренное население С. А. неоднородно. Таджики и узбеки – европеоиды, относятся к па-миро-ферганской расе (у таджиков равнинных районов и узбеков Сев. Хорезма отмечается примесь монголоидных элементов). Киргизы, казахи и каракалпаки принадлежат к южносибирской расе, образовавшейся в результате смешения центральноазиатских монголоидов с древним европеоидным населением. Туркмены – европеоиды средиземноморской группы с небольшой примесью монголо-идных элементов.

Религией осн. народов С. А. в прошлом был ислам.

Лит.: Народы Средней Азии и Казахстана, т. 1-2, M., 1962-63; Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 г., т. 4, M., 1973 (ЦСУ СССР). С. И. Брук.

Исторический очерк. Стоянки первобытного человека, обнаруженные на терр. С. А., относятся к эпохе раннего каменного века (Тешик-Таш и др.). В эпоху неолита (8-5-е тыс. до н. э.) складываются особенности хоз. развития С. А.- сочетание скотоводства и земледелия, осн. на искусственном орошении.

Многочисленны на терр. С. А. памятники энеолита и бронзового века (Анау, Геоксюр, Намазга-Тепе и др.). В 6-5-м тыс. до н. э. возникают первые поселения гор. типа (Алтын-Тепе). К 1-му тыс. до н. э. относится складывание народов: хорезмийцев, дахов, массагетов. С разложением первобытнообщинного строя в С. А. возникли в кон. 2 – нач. 1-го тыс. .до н. э. рабовладельч. гос-ва Бактрия, Согд, Хорезм. В сер. 6 в. до н. э. большая часть С. А. была завоёвана персидским царём Киром 11 и вошла в состав государства Ахеменидов, В 329-327 до н. э. С. А. покорена войсками Александра Македонского, после смерти к-рого вошла в состав государства Селевкидов. В сер. 3 в. до н. э. в зап. части С. А. образовалось Парфянское царство, а на терр. Бактрии и Согдианы – Греко-Бактрийское царство, к-рое погибло под натиском племён массагетов и тохаров. Во 2-1 вв. до н. э. в С. А. возник ряд рабовладельч. гос-в (на С.-В.- Кангюй, в Ферганской долине – Давань). Наивысшего расцвета рабовладельч. культура С. А. достигла в 1-4 вв. н. э., в эпоху Кушанского царства, образовавшегося в юж. областях С. А. После распада Парфянского царства в 1-й пол. 3 в. н. э. зап. области С. А. попали под власть Иран, шахов (см. Сасаниды). В 4- 5 вв. в Бактрии и Согдиане образовалось гос-во эфталитов, павшее под ударами кочевых тюркских племён из Семиречья, после чего его терр. вошла в Тюркский каганат. В 4-8 вв. в С. А. происходит кризис рабовладельч. системы и начинают складываться феодальные отношения.

В 8 в. С. А. была завоёвана арабами и попала под власть Халифата. Земледельч. население было обложено тяжёлым налогом и подушной податью, введены обременительные натуральные повинности. Араб, господство вызвало многочисл. восстания. Восстание 776-785 под предводительством Муканны охватило весь Мавераннахр. В 9 в. С. А. фактически отделилась от Халифата и на её и соседних терр. образовались государство тахиридов и Саманидов государство. В кон. 10 в. вост. часть С. А. вошла в Караханидов государство, а земли к Ю. от Амударьи – в состав гос-ва Газневидов. В нач. 12 в. С. А. попала под власть каракитаев. Со 2-й пол. 12 в. усиливается политич. значение Хорезма. Хорезмшаху Мухаммеду Il Ала-ад-дину удалось полностью вытеснить каракитаев из Мавераннахра и Юж. Казахстана.

В 9-12 вв. шёл процесс формирования узб., туркм., тадж. и др. народностей С. А. Происходит окончательное утверждение феод, отношений. Значит, расцвета достигает культура. Самарканд, Бухара, Ургенч, Мерв становятся экономич., культурными и религиозными центрами мусульм. мира. Наука и культура были представлены именами выдающихся деятелей – Абу Али Ибн Сипы (Авиценны), Бируни, Фараби, Рудаки, Дакики, Наршахи, Насира Хосрова и MH. др.

Завоевание С. А. монголо-татарами, начавшееся в 1219, принесло неисчислимые бедствия народам. Установилась жестокая система эксплуатации покорённых народов, способствовавшая закреплению отсталых форм феод, отношений. Местное население подвергалось двойному гнёту – со стороны завоевателей и местных феодалов. Вновь усилилось рабство. Происходили частые восстания против монг.-тат. захватчиков (наиболее крупные – под рук. Тараби и сербедаров). К кон. 14 в. С. А. была объединена под властью Тимура. При нём и его преемниках (см. Тимуриды) феод, отношения в С. А. достигли высшей ступени развития; феодалы-землевладельцы получили право налогового и судебно-адм. иммунитета. Осуществлялась широкая программа строительства, основанная на жесточайшей эксплуатации трудящихся и ограблении завоёванных терр.; развивались ремёсла. Литература того времени была представлена именами Навои и Джами. Выдающимся учёным был правитель Самарканда Улугбек.

В нач. 16 в. кочевые узб. племена свергли власть Тимуридов, образовалось Шейбанидов государство, к-рое после перенесения в 1557 столицы при Абдуллахане 11 из Самарканда в Бухару стало называться Бухарским ханством. На землях бывшего Хорезма образовалось Хивинское ханство. В 17 -18 вв. усиливается феод, раздробленность. Почти не прекращающиеся войны между Бухарским и Хивинским ханствами приняли особенный размах во 2-й пол. 17 в. Это привело к ослаблению обоих гос-в, подрыву их экономики и торговли, разорению крестьян и ремесленников. Феод, отношения приобрели консервативный характер. Уровень социально-экономич. развития народов С. А. был неодинаков. Наряду с натуральным х-вом было широко развито и товарное. Хотя часть населения занималась примитивным земледелием и скотоводством, во многих р-нах С. А. большого развития достигло земледелие, осн. на искусственном орошении. Земли в ханствах делились на гос., частновладельч. и вакуфные земли мусульм. духовенства (см. Вакф). Гос. земли находились в пользовании крестьян, к-рые отдавали ханам до 40-50% урожая. Широко распространились различные формы закабаления трудящихся путём издольщины и ссуд; тяжёлым был налоговый гнёт. Ещё в сер. 19 в. в С. А. открыто существовали рабство и работорговля. Иск-во и лит-pa развивались замедленно. Ярко выделялось творчество Махтумкули, выражавшего интересы народных масс, боровшихся со своими угнетателями.

В 40-х гг. 18 в. С. А. подверглась нашествию Иран, войск Надир-шаха, после его смерти и распада его державы в Бухаре утвердилась династия эмиров Мангыт, правившая до 1920. Кроме Бухарского эмирата, Кокандского ханства, возникшего в нач. 18 в., и Хивинского ханства, в С. А. существовал целый ряд независимых феод, владений, постоянно враждовавших между собой. К сер. 19 в. в ханствах наметилось обществ, разделение труда между с.-х. р-нами, производившими пшеницу, хлопок, рис, просо и др. культуры, р-нами, где разводили крупный рогатый скот, овец, лошадей, и торг.-ремесленными городами Бухарой, Гиссаром, Кокандом, Ура-Тюбе, производившими шёлковые и хл.-бум. ткани, оружие. Вмешательство феодалов в деятельность ремесленников и купцов тормозило возникновение капиталистич. форм производства.

В 16-17 вв. начали устанавливаться торг, и дипломатич. связи С. А. с Россией, к-рые особенно усилились в 1-й пол. 19 в. В сер. 19 в. ввоз в С. А. составлял 15 млн. руб., а вывоз св. 10 млн. руб. До 25% всего вывоза составляла хлопковая пряжа (в 1862 из С. А. была вывезена 341 тыс. пудов хлопка), ввозились готовые изделия и металл. С. А. становится объектом соперничества Великобритании и России в борьбе за рынки сбыта и источники дешёвого сырья. Активное наступление России на С. А. относится к 60-м гг. 19 в. В 1865- 1866 было завоёвано Кокандское ханство. В 1866 начались воен. действия против Бухарского эмирата. В 1867 для управления присоединёнными к Росс империи терр. Кокандского ханства и Бухарского эмирата было учреждено Туркестанское генерал-губернаторство, в 1868 эмир бухарский признал царский протекторат. В 1873 рус. войска ген. К. П. Кауфмана овладели Хивой. По Гандемианскому договору 1873 хивинский хан признал себя вассалом России. Продвижение России в С. А. вызвало обострение её отношений с Великобританией. В 1873 было достигнуто англо-русское соглашение, по к-рому Великобритания предоставляла Хивинское ханство “попечению России”. В 1876 было упразднено Кокандское ханство. В результате Ахалтекинских экспедиций в 1880-81 была завоёвана Туркмения. К 1885 в состав России добровольно вошли Атрек, Теджен, Мерв и Пендинский оазис. В 1885 было заключено соглашение с Великобританией об установлении русско-афганской границы. В 1895 за Росс, империей был закреплён Памир.

Присоединив С. А., рус. царизм установил здесь колониальный режим. Была образована воен.-адм. система управления без учёта нац. и экономич. интересов коренного населения. Царизм намеренно поддерживал сохранение реакционных феод, режимов в Бухаре и Хиве. Народы С. А. испытывали двойной гнёт – со стороны местной феод, байской верхушки и рус. колонизаторов. Это вызвало восстания народов С. А. (в 1885-87 дехкан в Вост. Бухаре, в 1892 волнения в Ташкенте, Среднеазиатское восстание 1916).

Вхождение С. А. в состав России объективно оказало прогрессивное воздействие на её развитие. Прекратились разорительные феод, войны, междоусобицы, было ликвидировано рабство. Создались более благоприятные возможности для развития нар. х-ва, к-рое втягивалось в сферу росс, капиталистич. экономики. Получили развитие хлопководство, виноградарство, садоводство, бахчеводство. Развивалась хл.-бум. пром-сть. В 1908 из 220 хл.-бум. з-дов Росс, империи 208 находились в Туркестане. С. А. превратилась в осн. хлопковую базу текст, ф-к Центр. России; в 1890 было вывезено 3,76 млн. пудов хлопка (в 1913 – 13,7 млн. пудов). Развитию капитализма в С. А. способствовало стр-во Закаспийской (1899), Оренбурго-Ташкентской (1905), Ферганской и Бухарской (1910-16) ж. д. Росла численность рабочего класса, создавались кадры нац. пром. пролетариата. К 1914 на предприятиях Туркестанского края (без Закаспийской и Семиреченской обл.) работало ок. 21 тыс. рабочих – русских, узбеков, таджиков и др. С вступлением России в эпоху империализма усилилось проникновение в С. А. рус. и иностр. капитала; началась добыча угля, нефти. Несмотря на определённый подъём уровня экономич. развития, С. А. оставалась аграрно-колониальным придатком Центр. России, источником дешёвого сырья и рынком сбыта пром. товаров.

Большое значение имело хоз., политич. и культурное сближение местного населения с рус. рабочими, демократич. интеллигенцией и крестьянами-переселенцами. Несмотря на противодействие со стороны царских властей, местной феод, верхушки и духовенства, распространялась демократич. рус. культура. Трудящиеся С. А. приобщались к революц. борьбе народов Росс, империи и в первую очередь к борьбе рус. пролетариата. В 90-х гг. происходили выступления рабочих на Закаспийской ж. д., в Коканде и Самарканде. В 1903-05 в ряде городов С. А. возникли с.-д. кружки. Трудящиеся С. А. активно участвовали в Революции 1905-07 в России.

Великая окт. социалистич. революция освободила народы С. А. в числе других народов Росс, империи от колон, и нац. гнёта. Сов. власть в большей части С. А. была установлена в нояб. 1917 – марте 1918. 30 апр. 1918 провозглашена Туркестанская автономная советская социалистическая республика. В ходе Гражд. войны и иностр. воен. интервенции трудящиеся С. А. при активной поддержке и участии трудящихся России отстояли и укрепили завоевания Сов. власти. В апр. 1920 в результате восстания трудящихся Хивы была создана Хорезмская народная советская республика, а в окт.- Бухарская народная советская республика, преобразованные в 1923 и 1924 в социалистич. республики. В 20-е гг. в С. А. были проведены земельно-водные реформы. В 1924-25 осуществлено национально-государственное размежевание советских республик Средней Азии, в итоге к-рого в 20 – 30-е гг. были созданы: Узбекская Советская Социалистическая Республика, Туркменская Советская Социалистическая Республика, Таджикская Советская Социалистическая Республика, Киргизская Советская Социалистическая Республика. Народы С. А. в результате индустриализации, коллективизации с. х-ва и культурной революции, минуя стадию капитализма, сделали в своём развитии скачок от феодализма к социализму. В системе нар. х-ва СССР С. А. является единым Среднеазиатским экономическим районом.

Лит.: Ленин В. И., О Средней Азии и Казахстане, Таш., 1960; История Узбекской CCP, т. 1 – 4, Таш., 1967 -Й8; История Туркменской CCP, т. 1^2, Аш., 1957; История Советского Туркменистана, ч. 1 – 2, Аш., 1970; История таджикского народа, т. 1 – 3, M., 1963-65; История Киргизс-кой CCP, Зизд.,т. 2,4.1 – 2, . 1967 -68; Народы Средней Азии и Казахстана, т. 1 – 2, M., 1962 – 63; Массой В. M., Средняя Азия и Древний Восток, М.- Л., 1964; Иванов П. П., Очерки по истории Средней Азии

(16 – сер. 19 вв.), M., 1958; Лунин Б. В., Средняя Азия в дореволюционном и советском востоковедении, Таш., 1965; X а л-фин H. А., Присоединение Средней Азии к России (60-90-е гг. XIX в.), M., 1965; Аминов A. M., Баоаходжа-е в A. X., Экономические и политические последствия присоединения Средней Азии к России, Таш., 1966; Раджабов С. А., В. И. Ленин и советская национальная государственность, Душ., 1970; К социализму, минуя капитализм. Исторический опыт КПСС по социалистическому строительству в Средней Азии и Казахстане в 1917 -1937 гг., M., 1974; Торжество ленинских идей пролетарского интернационализма. На материалах республик Cp. Азии и Казахстана. 1917 – 1972 гг., M., 1974. А.К.Соколов.

Смотреть что такое СРЕДНЯЯ АЗИЯ в других словарях:

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

(Центральная Азия) — географический термин, получивший более определенное значение лишь со времени А. Гумбольдта и употребляемый для обозначения внутре. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

(Центральная Азия) — географический термин, получивший более определенное значение лишь со времени А. Гумбольдта и употребляемый для обозначения внутре. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

1) часть азиатской территории СССР от Каспийского моря на З. до границы с Китаем на В. и от Арало-Иртышского водораздела на С. до границы с Ира. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Средняя Азия (Центральная Азия) — географический термин, получивший более определенное значение лишь со времени А. Гумбольдта и употребляемый для обозначения внутренних частей Азиатского материка. Принимая за среднюю параллель Азии широту 44½°, Гумбольдт называет С. Азией пространство в 5° широты к северу и югу от этой параллели (39½ °—49½° с еверной широты); западная граница С. Азии совпадает с Каспием, но восточная осталась такой же неопределенной, как и прежде. Рихтгофен, в своем труде о Китае, предложил новое, значительно более точное определение. Положив в основание научно-геологические принципы и указывая на характерную особенность этой части Азии — господство замкнутых бассейнов, высохших или высыхающих и не имеющих стока к океану, он, под именем Центральной Азии, понимает пространство от Тибета на юге до Алтая на севере, от Памира на западе до Хингана на востоке. Аралокаспийская низменность, по Рихтгофену, принадлежит к переходному поясу. В настоящее время все внутренние замкнутые бассейны Азиатского материка называют чаще всего Внутренней Азией, причем восточной части этой огромной области, лежащей к востоку от Памира, придают по-прежнему название Центральной Азии, а западной, занимающей Туркестан, часть Аралокаспийской низменности и Ирак — С. Азии. В более узком смысле под С. Азией разумеют Туркестанский бассейн, т. е. страну между Каспийским морем на западе, Памиром на востоке, Арало-Иртышским водоразделом на севере, до Копетдага и Гиндукуша на юге. См. Туркестан. В. М.

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Средняя Азия Туркестан Географические названия мира: Топонимический словарь. — М: АСТ.Поспелов Е.М.2001. Сре́дняя А́зия часть территории Центр. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

древняя — на рубеже 2 — 1-го тыс. до н.э. С. А. была населена пастуш. племенами, назыв. саками — древнейшими предками совр. народов С. А. . смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

древняя — на рубеже 2 — 1-го тыс. до н.э. С. А. была населена пастуш. племенами, назыв. саками — древнейшими предками совр. народов С. А. В первые века 2-го тыс. до н.э. в С. А. складыв. класс. общество рабовлад. типа. В 7 — 6 вв. до н.э. возникли древнейшие госуд. образования в С. А., наиболее значит. из к-рых явл. Бактрия, Согдиана, Хорезм. Впервые имена древ. народов С. А. — бактрийцев, хорезмийцев, согдийцев, саков — встреч. в Бехистунской надписи Дария I (519 до н.э.) в числе народов, подвласт. перс. царству Ахеменидов. В сер. 6 в. до н.э. большая часть С. А. была завоев. царем Киром, включ. в состав Ахеменидской державы и разделена на четыре сатрапии. Владыч. Ахеменидов над С. А. продолж. до разгрома их державы Александром Македонским в 4 в. до н.э. В 329 — 328 до н.э. Александр завоевал Бактрию и Согдиану. Хорезму удалось сохран. свою независим. Установл. греко-макед. владыч. вызвало ряд восстаний народов С. А., боровш. за свою независим. Наиболее крупным было восст. согдийцев 329 — 327 до н.э. под предводит. (до 328) Спитамена. После распада империи Александра Бактрия, Согдиана и Маргиана входили (ок. 312 — 250 до н.э.) в состав госуд. Селевкидов. Длительный период греко-макед. владыч. в С. А. был ознаменован непрекращ. борьбой народов С. А. за свою независим. Ок. 250 до н.э. в результате восст. кочевого племени дахов, входивш. в состав массагетск. племен. союза, под предвод. братьев Аршака и Тиридата была свергн. власть Селевкидов в зап. обл. С. А. и образов. обширное и могуществ. парфянское царство Аршакидов с гл. г. Ниса (около совр. Ашхабада) на склонах Копет-Дага. Одноврем. с образов. Парфянского царства, ок. 250 до н.э. на терр. Бактрии, Согдианы и Маргианы возникло самостоят. Греко-Бактрийское царство. В сер. 2 в. до н.э. (ок. 160 — 155) зап. обл. Бактрии были захвач. Парфией. Согд отошел к Хорезму. В результате непрекращ. борьбы местн. населения С. А. против власти инозем. завоеват. — греков, и натиска с С.-В. кочевых массагетских и тохарских племен Греко-Бактрийское царство прекратило свое существ. ок. 140 — 130 до н.э. На терр. Ферганы неск. позже (в кон. 2 в. до н.э.) слож. самостоят. госуд. — Давань. В нач. 1 в. до н.э. в юж. обл. С. А. образов. Кушанское царство, основанное представит. одного из тохарских родов. Вскоре оно включ. в себя Хорезм. В 3 в. н.э., в связи с ослабл. и начавш. распадом госуд. Великих Кушан, Хорезм восстановил свою независим. под властью местной династии Афригидов. Зап. обл. С. А. попали под власть иран. шахов Сасанидов, госуд. к-рых образов. на развалинах Парфянской державы. В кон. 4 в. в результате нового завоеват. натиска с С. и С.-В. кочевых племен, известных под именем эфталитов, или «белых гуннов», власть кушан в С. А. была свергн. и на месте их владений на землях Тохаристана (Бактрии) и Согдианы возникло госуд. Эфталитов. В сер. 6 в. оно пало под натиском тюркских племен из Семиречья, образовавших Тюркский кагант. Основные центры каганата наход. в Семиречье и Вост. Туркестане. В 7 в. Согдиана, Тохаристан и нек-рые др. обл. С. А. представл. собой конфедерацию ряда отдельных раннефеод. княжеств под верхов. главенством Зап.-Тюркского каганата. Высокоразв. культура и иск-во народов С. А. потерпели сильный урон в результате араб. завоев. (кон. 7 — нач. 8 вв.). Араб. господство над С. А. вызывало многочисл. нар. антиарабские восст., наносившие сильные удары халифату (напр., восст. Муканны, 70 — 80-е гг. 8 в., и ряд др.). Ослабл. политич. могущества халифата Аббасидов в нач. 9 в. создало благоприят. условия для возрожд. самостоят. гос-ности в С. А. В 821 на основе Хорасанского наместничества возникло Тахиридов госуд., а в кон. 9 в. — Саманидов госуд. В это время С. А. фактич. станов. независимой от халифата. Госуд. Саманидов в 999 пало под натиском тюрок-караханидов, владевших Семиречьем и Кашгаром, к-рые подчинили Мавераннахр. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Средняя Азия – часть территории Центральной Азии, простирающаяся от Каспийского моря на западе до китайской границы на востоке и от Арало-Иртышского во. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Средняя Азия – часть территории Центр. Азии, простирающаяся от Каспийского моря на З. до Китая на В. и от Арало-Иртышского водораздела на С. до Ирана и. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

1) Орфографическая запись слова: средняя азия2) Ударение в слове: Ср`едняя `Азия3) Деление слова на слоги (перенос слова): средняя азия4) Фонетическая . смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Ударение в слове: Ср`едняя `АзияУдарение падает на букву: еБезударные гласные в слове: Ср`едняя `Азия

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ, территории во внутриматериковой Азии, на которой расположены Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения. К Средней Азии часто относят также территорию Юж. Казахстана, к югу от Арало-Иртышского водораздела.

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ – территории во внутриматериковой Азии, на которой расположены Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения. К Средней Азии часто относят также территорию Юж. Казахстана, к югу от Арало-Иртышского водораздела.
. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ , территории во внутриматериковой Азии, на которой расположены Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения. К Средней Азии часто относят также территорию Юж. Казахстана, к югу от Арало-Иртышского водораздела. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ, территории во внутриматериковой Азии, на которой расположены Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения. К Средней Азии часто относят также территорию Юж. Казахстана, к югу от Арало-Иртышского водораздела. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Mittelasi|en n -s, Zentralasi|en n -s

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

– территории во внутриматериковой Азии, на которойрасположены Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения. К Средней Азиичасто относят также территорию Юж. Казахстана, к югу от Арало-Иртышскоговодораздела. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

, территория, занимаемая Узбекистаном, Киргизией, Таджикистаном и Туркменией, где расположены крупнейшие пустыни Кызылкум и Каракумы, а также высочайшие горные системы Тянь-Шань и Памир. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Начальная форма – Средняя азия, единственное число, женский род, именительный падеж, неодушевленное

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Asia Centrale Итальяно-русский словарь.2003.

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

Средняя Азия Ср`едняя `Азия

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

СРЕДНЯЯ АЗИЯ В III—IV ВВ. Н. Э

III—IV вв. н. э.—мало изученный период в истории Средней Азии. Особенно плохо известны социально-экономические отношения. Местная традиция скудна и сохранилась главным образом в пересказах арабоязычных писателей более позднего времени. Материал литературных источников относится преимущественно ко времени, непосредственно предшествующему арабскому завоеванию (V—VIII вв.). Поэтому для характеристики Средней Азии 111—IV вв. приходится использовать материал более позднего времени. Для истории идеологии и культуры Средней Азии в этот период большое значение имеют, в частности, согдийские рукописи VII—IX вв. из Восточного Туркестана и VIII в. с горы Муг в Таджикистане. Распад Кушанского царства. Политическая раздробленность Средней Азии В III в. начинается распад Кушанской империи. Юго-западные области Средней Азии захватывает сасанидский Иран. Кушанские цари теряют значительные территории в Индии. Власть кушанских царей Индостана сохраняется лишь на небольшой территории в долине Кабула. Кушанские шахи Согда, правители города Кушании на Зарафшане, повидимому, политически никак не были с ними связаны. В IV в. кушанские шахи Кабула переходят от борьбы с Сасанидами к союзу с ними, закрепленному брачными связями. Окончательное крушение остатков Кушанской державы происходит на рубеже IV и V вв., когда в Среднюю Азию хлынули новые волны кочевников. В процессе разложения Кушанской империи Средняя Азия снова распадается на бесконечное количество городов-государств. Разделенные степями, пустынями и труднопроходимыми горами отдельные оазисы и долины представляли собой самостоятельные государственные образования. Нередко политическая раздробленность шла еще дальше, и на территории одного оазиса возникало несколько государств. Напротив, иногда происходило объединение мелких городских царств под властью более крупных в своеобразные федерации городов-государств. Изменилась вся карта Средней Азии. За древней Бактрией теперь окончательно утвердилось название Тохаристан. Гиндукуш отделял Тохаристан на юге от Кабульского царства, Гиссарский хребет на севере — от Согда. На востоке с Тохаристаном граничило Памирское нагорье, заселенное независимыми кочевниками, на западе — оазисы Мургаба и Герируда. На территории современной Горно-Бадахшанской области был расположен ряд горных княжеств. Согд (Согдиана античных авторов) политически был раздроблен. Собственно Согд охватывал бассейн Зарафшана от Пенджикента до Кермине. Западная часть долины Зарафшана представляла собой особую федерацию городских царств во главе с Бухарой. Общее число владений в Согде было весьма значительно; наиболее сильным было княжество Маймург с центром в Ривдаде (вероятно, городище Тали-Барзу), в 8—9 км к югу от Самарканда. Значение Маймурга объяснялось тем, что в нем находились главные сооружения ирригационной системы, орошавшей земли к югу от Зарафшана. Самарканд, древняя Мараканда, в III—IV вв. был, невидимому, незначительным городом. После падения Греко-Бактрийского царства он упоминается в источниках (а именно, в китайских) впервые с V в. С этого времени начинается рост Самарканда как торгового и культурного центра. Ниже Самарканда по Зарафшану находились небольшое государство Иштихан и Кушания, столица Согда при кушанах, один из последних обломков великой империи. У истоков Зарафшана находилась область Осрушана. На левом берегу Аму-Дарьи было расположено небольшое владение Амуль (Чарджоу). Фергана, за исключением Ходжента (древняя Александрия Эсхата, современный Ленинабад), также представляла собой федерацию городов-государств с центром в Касане. Ниже по течению Сыр-Дарьи, в долине Чирчика был расположен Шаш (Чач) с центром в Бинакенте (современный Ташкент). Ниже Шаша по Сыр-Дарье также существовали цветущие культурные земли. В бассейне Арыси было расположено Исфиджабское царство с центром в Исфиджабе (около современного Чимкента). Еще ниже располагалась область Фараба, или Отрара, имевшая накануне арабского завоевания самостоятельных царей. Хорезм История Хорезма в III—IV вв. известна лучше, чем история других областей Средней Азии, благодаря производившимся здесь раскопкам. Культурная полоса Хорезма в I тысячелетии н. э. была значительно шире, чем когда-либо позже. Она простиралась далеко на запад и на восток от Аму-Дарьи. Для Хорезма была характерна довольно значительная политическая централизация. Упадок Кушанской империи в III в. н. э. привел к освобождению Хорезма от кушанской зависимости. Первые Сасаниды претендовали на то, чтобы господствовать над Хорезмом, но фактически он был независим от них. На III в. падает кратковременный подъем могущества Хорезма,,последний расцвет его в рабовладельческую эпоху. Выдающимся памятником культуры Хорезма I—VI вв. н. э. является городище Топрак-кала. Здесь находилась в III в. столица Хорезма. Город в плане представлял собой правильный прямоугольник. В северо-западном углу был расположен дворец правителя — огромный трехбашенный замок. На юго-восток от замка находился храм огня. От него на юг шла длинная улица, разрезавшая город на две половины. Отходившие от нее переулки отделяли друг от друга массивные дома-кварталы, из которых состояла столица позднерабовладельческого Хорезма. В Топрак-кала открыто большое количество памятников искусства (архитектуры, скульптуры, живописи), монет и — самое главное — памятники хорезмской письменности. Здесь был обнаружен архив из 116 документов, написанных на дереве и коже. В 305 г. столица была перенесена в город Кят на правом берегу Аму-Дарьи, где, по рассказу хорезмского ученого X—XI вв. Бируни, хорезмшах Африг (имя его известно и по данным нумизматики) построил величественный замок Фир. От Африга пошла династия Афригидов, правившая в Хорезме несколько векоп. По имени этой династии и культура Хорезма этого периода называется афригидской. Юго-западная часть Средней Азии с первой половины III в. входила в состав сасанидского Ирана. Хозяйство и общественный строй Средней Азии в III—IV вв. Основу хозяйства Средней Азии составляло ирригационное земледелие. Оросрттельная сеть достигла наивысшего развития в кушанский период. Главные оросительные системы Средней Азии с их большими каналами, по которым крупные речные суда проникали на десятки километров в глубь страны, восходят к этому времени. В рассматриваемый период здесь были известны многие из сельскохозяйственных культур, выращиваемых и теперь: пшеница, просо, ячмень, люцерна, хлопок, виноград, огородные и бахчевые растения, в частности дыни, плодовые деревья, тутовое дерево и т. д. Значительную роль играло животноводство — разведение лошадей, крупного и мелкого рогатого скота, домашней птицы. В малоплодородных горных районах скотоводство преобладало над земледелием. Высокого развития достигло также ремесло — гончарное, металлургическое, стекольное, кузнечное, ткацкое (особенно в окрестностях Бухары) и т. д. Для данного периода оно известно по археологическим находкам, для более позднего — также и по сообщениям арабских писателей. Сильно было развито горное дело, особенно на востоке Средней Азии, в горах, нередко восходившее к глубокой древности. Китайские источники сообщают, что в горах Ферганы и Согда добывались железо, золото, серебро и нефрит. В Илаке добывалось серебро, в Карамазаре — медь, в Бадахшане — рубины, в Бактрии — лазурит и т. д. Чтобы составить представление об общественном строе Средней Азии III— IV вв., материал приходится черпать отчасти из последующего времени. Среднеазиатский город рассматриваемого периода обычно занимал обширное пространство, обнесенное колъгом мощных глинобитных стен и пересеченное арыками. Здесь находились окруженные садами и посевами укрепленные усадьбы дехкан. Непременной принадлежностью города был рынок, почти всегда за воротами, а также храмы и монастыри различных религий — зороастрийские («дома огня», куда по праздникам горожане собирались на общественную трапезу), буддийские, манихейские и христианские. Вокруг города располагался рустак — находящаяся под его влиянием сельская местность, границы которой определялись размерами ирригационной сети. В рустаке находились такие же укрепленные усадьбы, как и в городе. Различие состояло в меньшей густоте расположения построек, в меньшем удельном весе ремесла сравнительно с земледелием. Неукрепленные селения существовали только в отсталых горных местностях. Даже те населенные пункты, которые позднейшие арабские источники именуют деревнями, имели обычно стены, цитадель правителя, храмы, рынки. Их полусамостоятельные правители нередко носили столь же громкие титулы, как и правители крупных городов. Наряду с относительно скромными «замками» крестьянских семенных общин возникают мощные крепости землевладельческой знати. Наличие укрепленных поселений — характерная особенность Средней Азии. Не случайно поэтому иноземные источники постоянно говорят о большом количестве среднеазиатских «городов». Это объясняется специфическими условиями Средней Азии. Рядом с оазисами жили кочевники. Оживленный обмен с ними способствовал возникновению центров торговли и ремесла, а их постоянные набеги не позволяли оседлому населению жить вне укреплений. Упадок рабовладельческого строя на территории Средней Азии находит отражение в различных областях жизни. В результате ослабления государственной власти и прогрессирующего закабаления крестьянства приходит в упадок ирригационная система. Центр тяжести хозяйственной жизни переносится из города в деревню. Получает резкое преобладание замкнутое хозяйство, развивающееся в поместьях крупных землевладельцев. Ослабевают внешние экономические связи. Наивысшего расцвета торговля достигает в кушанский период. Обмен с кочевниками, транзитная торговля между Ираном, Индией, Китаем и Восточной Европой, пути которой скрещивались в Средней Азии,— все это еще сохраняется от кушанского периода, но в уменьшенных масштабах. Купцов еще много, и они весьма влиятельны (источники упоминают о них применительно к Пайкенду, Бухаре, Хорезму), но по своему положению они во многом приближаются к землевладельческой знати: они также имеют земли, башни, клиентов и рабов. Именно рабами купцов и землевладельческой знати были те ремесленники, изделия которых упоминаются в литературных источниках и обнаружены археологами. Свободных ремесленников в рабовладельческой Средней Азии было мало; лишь в немногих городах, например в Антиохии Маргиане, в парфянский период существовали ремесленные кварталы. Политический строй В политическом строе и в быту среднеазиатских государств этого времени сохранились весьма древние черты. Власть царя была ограничена советом старейшин.Царь был верховным жрецом и участвовал в религиозных церемониях. Особа царя считалась священной, с ней связывались магические представления: цари некоторых городов не могли показывать народу свои волосы, дабы не навлечь несчастья. Китайские и арабские источники говорят о пышном придворном этикете. Цари ряда городов и государств чеканили монету. Известны монеты Бухары, Хорезма, Согда. Для Хорезма характерны, в частности, мелкие бронзовые монеты. Некоторые согдийские монеты чеканились по образцу китайских с квадратным отверстием в середине, Происхождение многих монет еще не установлено. Города-государства иногда объединялись в конфедерации под гегемонией сильнейшего из них. Во главе конфедерации стоял съезд царей и знати. Основную массу войска составляла аристократическая конница. Наряду с этим городская знать выставляла отряды вооруженных рабов — чакиров. О них говорят китайские источники. Культура Культура Средней Азии на рубеже древности и средневековья стояла высоко. Значительное развитие получили письменность и литература — религиозная, историческая, астрономическая и т» д. Существовало много различных видов письменности. Очевидно, не позже IV в. н. э. на основе арамейского алфавита было создано согдийское письмо. Известная переписка между матерью, жившей в Самарканде, и дочерью, которая жила в согдийской колонии в Дуньхуане, в восточной части Восточного Туркестана, датируется началом IV в. Эта переписка дает представление о семейном быте согдийцев и, в частности, о грамотности и самостоятельности женщин, не говоря уже о том, что она является одним из немногих и притом наиболее древних памятников согдийского языка. В Хорезме развивается хорезмское письмо, с V в. начинающее эволюционировать в сторону курсива. К III —IV вв. относятся важнейшие памятники древнехорезмской письменности: архив гтз Топрак-кала, ранние монеты Афригидов. В Тохаристане было, невидимому, распространено несколько алфавитов индийского происхождения. Своеобразное письмо, восходящее к арамейскому алфавиту (как согдийское и хорезмское), существовало и у кочевников. К сожалению, письменных памятников этого времени сохранилось немного. Бируни упоминает о хрониках и религиозных трактатах в Хорезме, уничтоженных арабами. Искусство Средней Азии на рубеже древности и средневековья также достигло высокого уровня. Его образцами могут служить терракотовые статуэтки Афрасиаба, скульптурные украшения погребальных ящиков, серебряные чаши с реалистическими изображениями царей, всадников и божеств, происходящие, видимо,из Хорезма. Архитектура получила новый толчок благодаря строительству замков. Для гражданской архитектуры Хорезма в этот период характерны суровые и простые формы построек, обработка поверхности стен в виде полуколонн, соединяемых наверху полукруглыми арочками, массивные цоколи центральных высоко подымающихся башен. В религиозном отношении Средняя Азия отличалась не меньшей пестротой, чем в политическом. Это было следствием того, что в процессе исторического развития одна религиозная система наслаивалась здесь на другую. Древнейшими формами религиозной идеологии были местные культы, еще продолжавшие играть значительную роль, хотя бы в виде пережитков, и возникший на территории Восточного Ирана и Средней Азии зороастризм. В кушанский период распространяется буддизм. В период распада Кушанского царства в Среднюю Азию проникают иудаизм, манихейство и христианство. Из Восточного Туркестана (Синьцзяна) дошли многочисленные манихейские тексты, согдийские и тюркские. В тюркском варианте, восходящем к V в., сохранилось главное произведение манихейского вероучения — «Хуастуанифт». смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ В IX—X ВВ

Феодальные отношения в IX—X вв. В IX—X вв. в Средней Азии наблюдался подъем сельского хозяйства. Получили большое распространение сельскохозяйственные культуры — рис и хлопок. В значительно больших размерах стали разводиться бобовые культуры, овощи, лен (как масличное растение) и конопля. Увеличилось хозяйственное значение шелководства. В источниках X в. говорится о ста с лишним сортах винограда, разводившихся в Средней Азии. В IX—X вв. сохранялись, хотя и уменьшились в размерах, государственные земли — султана (термин «султан» в то время означал «правительство»). Земли провинциальной знати — дехканов считались их мульками, т. е. отчуждаемой собственностью каждого феодала. Владельцы этих земель не несли обязательной службы государству, но мульки были обложены поземельной податью (хараджем). Остальные категории земель не отличались от аналогичных видов земельной собственности, сложившихся в других странах, ранее входивших в состав Халифата. Это были «собственные» земли (хасс) фамилии Саманидов, а также земли религиозных учреждений (вакф). Новым явлением было то, что при Саманидах, особенно в X в., фонд государственных земель уменьшился в результате раздачи их служилым людям в условное владение (икта). На правах икта передавались земли разных размеров — от целой области до одного селения или даже его части. Владелец икта должен был нести службу (военную или гражданскую) государству и получал за это право взимать в свою пользу с крестьян, сидевших на данной земле, харадж и все подати, ранее вносившиеся в казну. Юридически земли икта считались государственными и не должны были переходить по наследству, но на практике уже с X в. наблюдалось стремление владельцев икта превратить их из временных условных владений (бенефиция) в наследственные (феод, лен). Постепенное и закономерное превращение икта из бенефиция в наследственный лен завершилось между XI и XIII вв. Как и в других саранах Среднего Востока, в Средней Азии крупная феодальная собственность на землю и воду соединялась с мелким крестьянским держанием и с издольной системой эксплуатации. Крупных господских хозяйств почти не было, а те, которые имелись, обслуживались рабами. Феодальная рента взималась в смешанной форме, но ведущее место среди крестьянских повинностей занимала продуктовая рента. Феодальная рента или поступала целиком в казну (с государственных земель в качестве налога), или шла целиком в пользу землевладельца (с вакфов и с земель икта), или же делилась в определенной пропорции между феодалами и казной (с мульковых земель). Феодально зависимые крестьяне к земле прикреплены еще не были. Единицей обложения в Средней Азии был джуфт-и гав (буквально—«пара быков»), т. е. участок, который мог быть обработан при помощи одной упряжки быков в течение сезона (в среднем 6—8 га орошаемой земли). Нередко на одном таком участке работало несколько крестьянских семейств. Город в IX—X вв. В IX—X вв. в Средней Азии сложился типичный город феодального общества. Древнейшими его частями были цитадель и обнесенный стенами старый город (шахристан) с общественными зданиями и усадьбами знати, воздвигнутыми еще до арабского завоевания. Теперь же возникли рабады, т. е торгово-ремесленные посады, в которых и сосредоточилась вся хозяйственная жизнь города. Такие города, как Мерв, Ургенч, Бухара и Самарканд были в IX—X вв. центрами ремесленного производства и торговли. Здесь выделывались хлопчатобумажные и шелковые ткани, простые и высокохудожественные изделия из железа, меди и стали, изделия из бронзы (кувшины и чаши), изделия из поливной и неполивной обожженной глины, из кожи (обувь, седла, колчаны) и т. д. Ремесленники одной и той же специальности объединялись в корпорации, напоминавшие европейские цехи, и селились обычно в одном и том же квартале, где находились и их мастерские-лавки. Эти ремесленные корпорации состояли из мастеров (устад), подмастерьев (халифэ) и учеников (шагирд). Объединения ремесленников часто вели борьбу с государственной властью и местными феодалами, стремясь к освобождению от феодальных повинностей и к установлению цеховой монополии, но так и не смогли этого добиться. В Средней Азии центральная власть поддерживала местных феодалов в борьбе с городскими ремесленниками. Последние не имели здесь союзника и в лице крупного городского купечества. Феодалы вкладывали средства в караванную торговлю, и крупные купцы были тесно связаны с феодалами. Так же, как и на всем Ближнем и Среднем Востоке, в Средней Азии не было общегородского самоуправления. Власть в городах, служивших местопребыванием общегосударственных и местных правителей, оставалась в руках феодалов. Самоуправление существовало только в рамках отдельных корпораций (ремесленных, купеческих и духовных) и городских кварталов, имевших своих выборных старшин. В городах, расположенных на караванных путях, купцы пользовались большим влиянием. Они торговали преимущественно предметами роскоши: китайским шелком, среднеазиатским стеклом, коврами, драгоценными камнями, пряностями и т. д. Торговые караваны ходили из Средней Азии в Восточную Европу и Русь, на Волгу и Каму, где среднеазиатские купцы скупали у болгар, хазар и русских пушнину и кожи, русские и варяжские мечи, а сбывали им хлопчатобумажные и шелковые ткани, ковры, серебряные изделия, сухие фрукты и т. д. Шелковые ткани из Бухары и Мерва вывозились в Сирию и Византию.Через Семиречье из Средней Азии караванный путь шел также в Китай. В торговле с Русью главную роль играл город Ургенч в Хорезме. Хорезмские купцы ездили не только в Итиль и Болгар, но и в Киев. Автор XI в. Мервези приводит известие, относящееся к концу X в., о хорезмских купцах, с которыми «падишах Руса Буладимир» (т. е. русский князь Владимир) беседовал о мусульманской вере. Государственный строй Управление Саманидским государством осуществлялось через 10 ведомств (диванов): диваны великого везира, финансов, внешних сношении, почты, гвардии и др. Центральная власть играла важную роль в борьбе с постоянными нападениями тюркских степных кочевников. Однако политика централизации наталкивалась на упорное сопротивление дехканов. Феодальная раздробленность еще больше усиливалась в результате распространения института икта. Стоявшие во главе областей правители — хакимы чаще всего были местными наследственными землевладельцами. Уже современники Саманидов, арабские и арабоязычные географы X в., говорят, что ряд областей Саманидского государства — Хорезм, Хутталян, Саганиан, Исфиджаб и другие феодальные владения не вносили хараджа в казну Саманидов и фактически пользовались почти полной независимостью. С середины X в. в Саманидском государстве усилилась междоусобная борьба за власть внутри класса феодалов, в которую были вовлечены не только представители династии и крупные дехканы, но и тюркская гвардия в лице ее видных военачальников. Войско в Саманидском государстве состояло из феодального ополчения дехканов и дворцовой гвардии, которая, так же как и при дворе аббасидских халифов, формировалась из молодых тюрок — гулямов (мамлюков). Военачальники гвардии, наделенные землями икта, вскоре сами превратились в феодалов. Опираясь на дехканское ополчение и на тюркскую гвардию, старинная провинциальная знать в лице крупных дехканов, а с середины Х в. и новая военная тюркская аристократия вели борьбу против центральной власти. Народные движения в X в. Начиная с 902 г. в Хорасане происходили многочисленные народные волнения и восстания, облекавшиеся в идеологическую оболочку карматства. В 907 г. вспыхнуло большое восстание в районе Херата. При Насре II (914—943) возникло движение в Бухаре, возглавленное хлебопеком Абу Бекром. Основными участниками движения были бухарские айяры (городская беднота), а также ремесленники, мелкие торговцы и окрестные крестьяне. Карматы Хорасана и Средней Азии, так же как и карматы Ирака, Сирии и Бахрейна, отстаивали свободу крестьянства, выступали против победивших феодальных порядков, требовали передачи земель сельским общинам и установления социального равенства для всех свободных людей. Но на рабов идеи равенства карматы не распространяли. Они добивались только, чтобы рабы принадлежали не отдельным лицам, а сельским общинам и участвовали в обработке их земель. Против карматства особенно активно боролись «правоверное» (суннитское) мусульманское духовенство и военная знать Бухары. Саманид Пух II ибн Наср (943—954), став эмиром, жестокими мерами истреблял карматов во всем Саманидском государстве. Культура IX—X века были временем расцвета материальной и духовной культуры народов Средней Азии. Высокого уровня достигли архитектура и изобразительные искусства. Именно в этот период усовершенствовалась техника возведения сводов и куполов. Об этом свидетельствует девятикупольная мечеть в Хазаре с арками и куполами из сырцового кирпича и интереснейший памятник — караван-сарай Кырк-кыз в Термезе (VIII—IX вв.), представляющий квадратное в плане здание с массивными башнями на углах, снаружи похожее на крепость, а внутри имеющее сложную систему купольных и сводчатых помещений, соединенных коридорами. Выдающимся архитектурным памятником этого времени является мавзолей Исмаила Саманида (892—907) в Бухаре, построенный в форме куба, с красивым геометрическим узором по стенам. В области прикладного искусства особенное развитие получила керамика, покрытая одноцветной, а затем и полихромной (многокрасочной) глазурной росписью. Для каждого района была характерна посуда с особой орнаментацией. Особенно хороша по выполнению и узору самаркандская керамика. Прекрасны большие блюда и вазы с черным и красным стилизованным узором на светлом, цвета слоновой кости, фоне. В узоры нередко вписаны орнаментальные надписи, содержащие пословицы и пожелания. Встречаются также изображения животных и птиц. Большим совершенством отличалась и глазурованная глиняная посуда с рельефным узором ( Образцы этой высокохудожественной керамики находятся в Государственном Эрмитаже в Ленинграде, в Музее восточных культур в Москве и в ряде других музеев России). Столь же высокохудожественными являлись изделия из бронзы. Не меньших успехов народы Средней Азии достигли и в области литературы. В IX в. сложился литературный язык дари, иначе фарси (буквально — «придворный», «персидский»), близкий к родственным разговорным языкам — таджикскому и новоперсидскому. Поэзия на языке дари вошла в литературный фонд и таджиков, и персов. Поэзия таджиков в X в. на языке дари была представлена талантливыми произведениями двух поэтов — Рудаки и Дакики. Рудаки, сын крестьянина, был мастером литературного жанра касыды (торжественной оды), а также газели (лирического стихотворения) и дидактической поэмы. В своих стихах он воспевал природу, любовь и радости жизни. Дакики посвятил свою жизнь поэтической обработке героического эпоса иранских народностей. Этот труд Дакики не успел закончить. Дело Дакики продолжал и завершил уже в начале XI в. великий поэт, классик персидской и таджикской поэзии Абу-л-Касим Фирдоуси Тусский (934 — около 1021) (О Фирдоуси см. главу XXXIV настоящего тома.). В IX—X вв. в Средней Азии большое развитие получили научные знания. Повсюду возникали местные школы. Научные произведения писались на арабском языке, а с конца X в. и на языке дари. Так, например, на этом языке был написан ценный анонимный труд по географии «Худуд ал-алем» («Пределы мира»)(Известен также под названием «Рукопись Туманского», по имени русского ученого-ираниста, открывшего эту рукопись.). В IX в. широкую известность приобрели имена среднеазиатских математиков Мухаммеда ибн Мусы ал-Хорезми, автора трудов по алгебре и географии, и Ахмеда ал-Фергани. Абу Наср ал-Фараби (X в. ) — один из величайших философов Востока, последователь Аристотеля — разработал учение о вечности материи и несотворенности мира. Подлинным гигантом мысли был медик и философ рационалист Ибн Сина, или Авиценна (980—1037), как его называли в Западной Европе. В физике Ибн Сина продолжал традицию аристотелизма, в логике и в теории познания — материалистическую тенденцию ал-Фараби. Но материалистические выводы в трудах Ибн Сины выражены менее ясно, нежели у ал-Фараби, и нередко скрыты за мистической формой изложения. Мировую славу Ибн Сина заслужил главным образом двумя своими трудами на арабском языке — по философии («Китаб ашшифа» — «Книга исцеления») и по медицине («Ал-Канун фи-т-тиб» — «Канон врачебной пауки»). Латинский перевод последнего труда был издан на Западе в XV в. в числе первопечатных книг; влияние Ибн Сины в восточной и западноевропейской медицине сохранялось до XVII в. Величайшим ученым-энциклопедистом стран Средней и Передней Азии и Средиземноморья в средние века был хорезмиец Абу-р-Рейхан ал-Бируни (973—1048) — математик, астроном, филолог, географ и историк. Из многочисленных его сочинений следует отметить труд по хронологии истории Востока, превосходное историко-географическое описание Индии, не дошедший до нас труд о восстании «одетых в белое», а также ряд арабских переводов из Птолемея. Тюркские кочевые племена Средней Азии в конце X в. Уже с VI в. степные пространства, лежавшие к северу и северо-востоку от земледельческих районов Средней Азии, были заняты объединениями племен, говоривших на языках тюркской системы. Эти племенные объединения в X в. находились на разных ступенях общественного развития. На более высоком уровне развития среди этих племен стояли уйгуры, жившие в северной части Восточного Туркестана. Согласно известиям китайских и персидских авторов, в X в. часть уйгуров оставалась кочевниками-скотоводами, а часть их перешла к земледелию. В оазисах уйгуры-земледельцы жили вместе со старинным местным населением иранского происхождения. Через страну уйгуров лежал караванный путь из Средней Азии в Китай. На этом пути находилось немало городов. У уйгуров сложилось раннефеодальное общество и возникло уйгурское государство. Уйгуры имели уже свою письменность, основанную на алфавите сирийского происхождения. До нас дошло немало письменных памятников — религиозных текстов и деловых документов на уйгурском языке. Старинная примитивная религия уйгуров — шаманство — к концу VIII в. была вытеснена манихейством, а на смену последнему пришел буддизм, который в X в. приняла часть уйгуров. Часть их около того же времени приняла христианство несторианского толка. До нашего времени сохранилось много развалин буддийских монастырей с фресковой живописью (Богатое собрание памятников искусства уйгуров находится в Государственном Эрмитаже в Ленинграде.). В районе горной системы Тянь-Шаня, на территории нынешней Киргизии, жили киргизы (точнее — кыргызы), переселившиеся сюда в разное время с верховьев Енисея. Эти племена составили ядро сложившейся значительно позже киргизской народности. В северных предгорьях Тянь-Шаня и в степях Семиречья (юго-восточная часть нынешнего Казахстана) кочевали племена карлуков и ягма, в районе озера Иссык-куль — чигили. Степи в низовьях Сыр-Дарьи и между Аральским и Каспийским морями занимали огузы, часть которых, оставшаяся в закаспийских степях, сложилась позднее в туркменскую народность. В западной части нынешнего Казахстана в X в. кочевали кыпчаки, которые в византийских источниках назывались куманами, а в русских летописях — половцами. Кыпчаки позже (в середине XI в.) откочевали за Дон, к берегам Черного моря. В X в. причерноморские степи, вплоть до устьев Дуная, были еще заняты другими тюркоязычными кочевниками — баджанаками, т. е. печенегами (согласно русским летописям). Башкиры, жившие примерно на той же территории, что и в наши дни, первоначально говорившие на языке финно-угорской системы, с X в. уже тюркизировались. Процесс классообразования у всех этих кочевников происходил в разное время. Даже еще в начале X в. огузы, судя по рассказу арабского путешественника Ибн Фадлапа, жили в условиях разлагавшегося первобытно-общинного строя. Из общины выделились богатые скотоводы, владевшие стадами, в которых насчитывалось до 10 тыс. лошадей и до 100 тыс. овец, а также рабами. С другой стороны, появились скотоводы-бедняки, сохранявшие, однако, личную свободу. Все дела решались на сходках родовых старшин. К концу Х в. у огузов, чигилей, ягма, а еще раньше у карлуков и других кочевников степной полосы Средней Азии и нынешнего Казахстана, уже складывались раннефеодальные отношения. Формирование классового общества шло у них в основном по одному общему пути. Древняя родовая кочевая община постепенно сменилась аульной кочевой общиной, в которой земля (пастбища) находилась еще в общинной собственности, а скот — уже в частной собственности. Накопление поголовья скота у богатых кочевников, в чем немалую роль играли набеги на соседних кочевников и на земледельческие оазисы, усиливало имущественное неравенство и приводило к выделению кочевой знати. Постепенно к ней перешло право распоряжения пастбищами, возникла феодальная собственность на землю и установилась феодальная зависимость массы рядовых кочевников от богатых и знатных. Феодальные отношения у тюркских кочевников сохраняли, однако, нередко в течение многих столетий, патриархальную оболочку. Сохранялось племенное и родовое деление. Специфика же феодальной собственности на пастбища (землю) выражалась в том, что она сочеталась с общинным землепользованием (кочевки велись всей общиной), при этом земля не продавалась. Феодальные повинности рядовых кочевников в отношении кочевой знати (выпас скота, заготовка топлива, личная служба) выступали в форме родовой помощи, «древнего» патриархального обычая. Считалось, что глава племени или рода занят организацией военного дела и охраны пастбищ, поэтому «черный народ» обязан ему «помощью» в личном хозяйстве. Во второй половине X в. ханы и знать огузов, карлуков, чигилей и ягма приняли религию соседних развитых феодальных обществ — ислам, навязав его массе кочевников. В самом конце X в. на территории Семиречья и Восточного Туркестана феодализирующаяся военная знать ряда тюркских кочевых племен создала государство, получившее в исторической науке название Караханидского. Династия Караханидов вышла из среды воинственного кочевого племени ягма. Караханидское государство объединило как кочевые тюркские племена, так и население старинных земледельческих районов и городов Семиречья и Кашгара. Тогда же стали складываться государственные объединения у огузов. Наибольшее историческое значение имело создание Сельджукского государства огузов, получившего свое название по имени вождя Сельджука и его потомков — Сельджукидов. Их владения первоначально находились близ города Дженда на Нижней Сыр-Дарье. Из-за вражды с владетелем Дженда сельджукские огузы перекочевали южнее, к городу Hур, а около 1035 г. откочевали в район города Нисы и соседних оазисов (на юге нынешней Туркмении). Во главе сельджукских огузов в то время стояли два брата — Тогрул-бек и Чагры-бек, внуки Сельджука, из огузского племени кынык. Падение Саманидского государства. Возникновение узбекской народности В конце X в. Саманидское государство было завоевано Караханидами. Феодальные смуты и недовольство народных масс ростом феодальной ренты в этом государстве облегчили караханидским отрядам победу над Саманидами. К тому же Караханиды еще до завоевания вошли в сношения с представителями мусульманского духовенства и с верхушкой тюркской гвардии Саманидского государства. Оседлые провинциальные землевладельцы — дехканы также были готовы поддержать Караханидов, рассчитывая с их помощью стать независимыми в своих владениях. К политической самостоятельности стремились и военачальники тюркской гвардии. Еще в 977 г. один из тюркских военачальников, Себук-тегин, захватил Газну с прилегающей областью (в нынешнем Афганистане) и основал там, против воли Саманидского эмира, самостоягельное княжество, так называемое Газневидское государство. После этого Себук-тегин договорился с караханидским ханом Насром о разделе Саманидского государства. Земли на юг и запад от Аму-Дарьи должны были достаться Газневидскому государству, а земли на север и восток от Аму-Дарьи — Караханидскому государству. В 999 г. Караханиды заняли Бухару и все земли за Аму-Дарьей (Мавераннахр). Саманидское государство перестало существовать. После караханидского завоевания власть в Мавераннахре перешла в руки тюркской кочевой знати. Со времени прихода к власти Караханидов в Мавераннахр переселилось огромное количество тюркского кочевого населения из Семиречья и Восточного Туркестана. Тюркское население имелось в Мавераннахре и до XI в., но тогда оно было немногочисленно. В XI—XII и последующих веках часть кочевников, больше всего из беднейших слоев, медленно переходила к оседлому земледельческому труду, смешивалась с оседлым таджикским населением и ассимилировала последнее, передавая ему свой язык тюркской системы, называемый советскими лингвистами староузбекским. Сложилась народность, впоследствии получившая название узбекской. Средняя Азия при Караханидах После завоевания Караханидами Средней Азии произошли изменения в формах государственного управления. Саманидское государство с его относительно развитым бюрократическим аппаратом и с большим фондом государственных земель перестало существовать. Вместо него теперь сложилось Караханидское государство, в котором господствовала удельная система. Почва для нее была подготовлена уже раньше ростом феодальной раздробленности. Караханидское государство в XI—XII вв. владело огромной территорией, в которую входили Восточный Туркестан, Семиречье, Фергана и Мавераннахр. Члены Караханидской династии в качестве удельных ханов (илек-ханов) владели отдельными районами. Во главе Караханидского государства стоял хан ханов (султан султанов, или тамгач-хан,— так раньше называли тюрки китайского императора). Уже с первой половины XI в. каждый из удельных ханов стремился максимально ослабить свою зависимость от тамгач-хана. В 1089 г. Караханиды были разбиты войсками Сельджукской империи, и им пришлось стать ее вассалами. В 1128 г. изгнанные из Северного Китая кочевники — кидани (кара-китаи) захватили Семиречье и Восточный Туркестан. В 1141 г. они подчинили себе весь Мавераннахр. Караха-нидские удельные ханы принуждены были стать вассалами-данниками киданьского государя — гурхана. Сами кидани обосновались в Семиречье, где продолжали вести кочевой образ жизни. Развитие феодальных отношений в XI—XII вв. В XI—ХП вв. в Средней Азии произошло перераспределение земельного фонда. Неприкосновенными остались только вакфные земли. Большая часть прежних государственных и мульковых земель перешла в руки новых владельцев. При этом преобладающей формой феодальной земельной собственности в XI в. стала икта, которая в течение XI—XII вв. из временного бенефиция превратилась фактически в наследственный лен, феод. Икта получали теперь преимущественно представители военной кочевой знати, подвергавшие феодальной эксплуатации не только кочевников, но и в еще большей мере оседлых крестьян. К началу XIII в. крестьяне, сидевшие на землях икта, находились почти в полной зависимости от их владельцев. Владельцы икта пользовались правом налогового, а к началу XIII в. и судебною иммунитета. Представители кочевой знати, владея землями икта и получая с них ренту продуктами, обычно продолжали жить в степи. Прошло по крайней мере столетие, прежде чем они переселились в города. Переход мульковых земель дехканов к военно-кочевой знати из числа завоевателей и превращение земель в икта привели постепенно к полному исчезновению дехканов. При этом сам термин дехкан не исчез, но позже им стали обозначать простого крестьянина. Икта обладала теми же основными признаками, какие были присущи и европейским ленам, но, кроме того, она имела и такие особенности, которых не знало феодальное землевладение в странах Запада. Как в Средней Азии, так и в других странах, впоследствии завоеванных тюркскими кочевниками (Иран, Азербайджан, страны Передней Азии), икта стала специфической формой господства военно-кочевой знати над оседлым крестьянством. Икта нередко включала территорию и земледельческого оазиса, и кочевой степи. Данные источников о положении феодально зависимого крестьянства в этот период очень скудны. Несомненно лишь, что оседлые крестьяне подвергались более тяжелой эксплуатации, чем кочевники, и что зависимость крестьян от феодалов в этот период все время росла. Возвышение Хорезма в XI—XII вв. Хорезм, разъединенный при Саманидах на две части (Южный с центром в Кяте, где правил местный князь — хорезмшах, и Северный с центром в Ургенче, где правителем был арабский эмир), в 996 г. объединился в одно феодальное государство. В XI—XII вв. Хорезм переживал хозяйственный и культурный подъем. Основой экономики Хорезма была его богатая земледельческая культура, сложившаяся на базе огромной оросительной сети с речными каналами, плотинами и другими сооружениями. Здесь возделывались пшеница, ячмень, просо, рис, хлопок, фрукты, виноград и бахчевые растения. В городах Хорезма развивались ремесла, росла транзитная торговля с кочевниками степей, а также с хазарами, Поволжьем и Киевской Русью (с X в.). Из этих стран шли кожа, меха, корье для дубления кож, лошади и рогатый скот, а также рабы и рабыни, а из Хорезма вывозились сушеные фрукты, зерно, рис, ковры, серебро, седла, кожевенные изделия и ткани. Хорезмские купцы принимали участие и в торговле с Китаем, Ираном и городами Мавераннахра. Столица Хорезма Ургенч к началу XI в. являлась одним из самых красивых и благоустроенных городов Востока и была крупным культурным центром. При дворе хорезмшаха одно время жили выдающиеся ученые стран Востока, в их числе Ибн Сина и Бируни. В 1043 г. Хорезм подпал под власть Сельджукской империи в качестве вассального княжества. Но уже в середине XII в. хорезмшахи, располагавшие огромными материальными средствами и наемными войсками, добились его независимости, а в конце XII — начале XIII в. перешли сами к активным завоеваниям, подчинили своей власти Хорасан, Западный Иран, Афганистан и Мавераннахр, разгромив государство киданей. К началу XIII в. Хорезм стал центром большой феодальной империи. Народное восстание в Бухаре в 1206—1207 гг. В Бухарском оазисе в XII в. сложилось княжество во главе с садрами (духовное звание, передававшееся по наследству). Садры были крупными феодалами, а также участвовали в караванной торговле. На свои средства они содержали 6 тыс. факихов (мусульманских богословов), чтобы при посредстве этого паразитического слоя держать в повиновении народные массы. Садры являлись самыми жестокими эксплуататорами крестьян и ремесленников и были им глубоко ненавистны. В 1206 г. против местного садра в Бухарском оазисе вспыхнуло восстание ремесленников, поддержанное крестьянами. Во главе этого движения стоял мастер по выделке щитов Мелик Синджар. Восставшие захватили власть в Бухарском оазисе, изгнали садра, его родственников и вассалов конфисковали их поместья и имущество. Но этим воспользовался хорезмшах Мухаммед, который вмешался в бухарские дела, подавил народное восстание в 1207 г. и присоединил Бухару к своим владениям. Культура в XI — начале XIII в. Под владычеством Газневидов и Караханидов условия для развития науки и философии у народов Средней Азии были менее благоприятными, чем в X в. Реакционное суннитское духовенство теперь пользовалось несравненно большим влиянием и упорно преследовало светскую науку и философию. Тем не менее XI—XII века отмечены новыми культурными достижениями, главным образом в области филологии. В XI в. караханидский тюрк, ученый-филолог Махмуд Кашгарский составил на арабском языке словарь тюркских диалектов своего времени. Его труд является важнейшим источником для изучения истории развития языков тюркской системы. К XI в. относится и творчество великого таджикского поэта-мыслителя Насир-и Хусрау (Насир-и Хосров, 1004—1088), автора прозаической «Книги странствия» (описания путешествия в Иран, Сирию, Египет и Аравию) и ряда поэтических произведений. Насир-и Хусрау примыкал к исмаилитам, резко критиковал феодальный строй и стоял за освобождение крестьян от зависимости. Последние годы жизни Насир-и Хусрау, скрываясь от преследования, жил в горах Бадахшана. Первым произведением на староузбекском языке была дидактическая поэма «Кудатку билик» («Совершенное познание», 1069 г.) Юсуфа Бала-сагунского. В ней автор советует караханидскому хану оказывать покровительство культуре оседлых народов, а земледельцам, ремесленникам и купцам отдает преимущество перед кочевниками. До нас дошел также диван (собрание стихов) на староузбекском языке поэта-суфия Ахмеда Ясави (XII в.). Продолжала развиваться и архитектура. Характерными чертами построек были порталу главного фасада зданий и украшение стен резной терракотой, стойко выполненным растительным узором и стилизованными надписями. Лучшими памятниками зодчества XI—XII вв. являются: дворец правителей в Термезе, мавзолеи в Узгене, Рабат-и Малик («Царский рабат») — укрепленный караван-сарай с так называемыми «гофрированными» стенами и орнаментами (XI в.) на пути из Бухары в Самарканд, минареты в Джаркургане, Бухаре и Вабкенте (XII в.) и купольный мавзолей султана Синджара в Мерве (XII в.). В Мерве к началу XIII в. было 10 библиотек, по словам географа Якута, «более богатых сочинениями, чем библиотеки любого другого города». В Мерве же в XII в. находилось и особое учреждение — дивэкуш, где изучались приемы техники шелководства. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ В V — НАЧАЛЕ IX В

Общественный строй народов Средней Азии в V—VII вв. Крушение рабовладельческого Кушанского царства и завоевание Средней Азии кочевниками-эфталитами были связаны с кризисом рабовладельческого строя и зарождением феодальных отношений в ее оседлых земледельческих областях — Хорезме, То-харистане, Согде и Фергане. Возникновение феодальных форм эксплуатации было процессом длительным и вместе с тем революционным по своему историческому значению. Становление феодальных отношений шло двумя путями. С одной стороны, господа сажали на землю своих рабов, предоставляя им земельные участки и орудия труда. С другой стороны, выделившаяся из общины разбогатевшая часть сельского населения (дехканы) разными способами присваивала землю рядовых общинников и водные ресурсы. Об имущественной дифференциации внутри общины можно судить на основании открытых археологами жилищ нового типа: в V—VI вв. появились усадьбы-«замки» больших крестьянских семейств, огражденные стенами, за которыми находилась жилая башня. Замки дехканов (образцом их является Тешик-кала в Хорезме) строились по такому же плану, но отличались значительно большими размерами, прочностью стен и роскошью отделки. Обедневший земледелец-общинник вынужден был становиться в зависимость от дехкана на началах издольной аренды. Такие издольщики назывались кедиверами, они впоследствии превратились в феодально зависимых крестьян, в то время как из крупных землевладельцев — дехканов сформировался класс феодалов. В земледельческих областях Средней Азии, расположенных в оазисах по долинам рек, образовалось несколько десятков владений во главе с феодалами, которые также носили название дехканов. Наиболее сильными из этих феодалов были цари Согда и Ферганы, владетели Осрушаны, Бухары и Мерва. В V в. и в первой половине VI в. все эти местные правители были данниками царя эфталитов. Независимость сохранял только Хорезм,управляемый царями из династииАфригидов. Средняя Азия и тюрки Между 563 и 567 г. Тюркский каганат, образовавшийся в середине VI в. в районе Алтайских гор и в степях Семиречья, заключив союз с сасанидским Ираном, разбил эфталитов и подчинил своей власти Среднюю Азию до реки Аму-Дарьи. Кочевники-тюрки мало вмешивались во внутреннюю жизнь феодальных владений Средней Азии, довольствуясь взиманием с них дани. В 80-х годах VI в. в тюркском кочевом обществе происходил процесс классообразования. В связи с этим в Семиречье произошло восстание обедневших кочевников против правящей кочевой знати. Во главе движения бедноты стал царевич Абруй (в китайских источниках Або), сын тюркского кагана от рабыни, лишенный прав на престол из-за своего происхождения. Потерпев неудачу в открытой борьбе со знатью за престол, Абруй со своими сторонниками из беднейших кочевников откочевал в Бухарский оазис. Здесь он соединился с согдийскими крестьянами, поднявшими еще раньше восстание против местных феодализирующихся землевладельцев-дехканов. Восставшие крестьяне и кочевники изгнали из Бухарского оазиса местных дехканов и связанных с ними купцов, заняли их земли и выбрали Абруя правителем (583 г.). Бежавшая согдийская знать обратилась за помощью к тюркскому кагану. Тот прислал войска, которые жестоко подавили движение. Вернувшиеся дехканы обратили побежденных повстанцев в своих кедиверов или в рабов, отняв у них земли. Абруя подвергли мучительной казни, бросив в мешок, наполненный красными пчелами (586 г.). После 588 г. Тюркский каганат распался на Восточный, с центром в Монголии, и Западный, с центром в Семиречье. Средняя Азия вошла в состав последнего. В 634 г. Китайская империя овладела землями восточных тюрок и закрепила свою власть над Восточным Туркестаном (ныне Синьцзян). В 658—659 гг. она одержала победу и над западными тюрками. Китайская империя на время подчинила себе Среднюю Азию, но вторжение тибетцев в Восточный Туркестан и возрождение Восточнотюркского каганата (в Монголии) во второй половине VII в. положили конец попыткам феодального Китая утвердить свою власть в Средней Азии. От времени Тюркского каганата в Средней Азии остались значительные группы тюркоязычного населения (в Семиречье, Фергане, Балхе и др.), впоследствии вошедшие в состав узбекской и казахской народностей. Средняя Азия в VI и начале VII в. VI и начало VII в. отмечены, согласно сообщениям китайских источников, ростом производительных сил в земледельческих оазисах Средней Азии. Появилось шелководство, перенесенное в V в. из Китая в Хотанский оазис (в Восточном Туркестане), а оттуда на запад. Расширилась площадь орошаемой и обрабатываемой земли. К этому же времени относятся первые известия о посевах проса и пшеницы в области Чача (Ташкентский оазис). Еще более быстрыми темпами феодальные отношения в Средней Азии стали развиваться с VII в. Росло число укрепленных дехканских замков. Таков, например, замок на горе Муг (в нынешней Таджикской ССР), принадлежавший в конце VII и начале VIII в. правителю города Пенджикента Диваштичу. Раскопки в Пенджикенте дают представление о городе того времени. Город был невелик: площадь его, ограниченная городскими стенами, не превышала 19 га, а население достигало 3—4 тыс. человек. В городе преобладали богатые, чаще всего укрепленные усадьбы дехканов, владевших землями в окрестностях города, но зачастую занимавшихся также и торговлей. Ремесло далеко еще не было отделено от сельского хозяйства, и многие ремесленники жили в усадьбах дехканов как их зависимые люди или рабы. Тем не менее материал раскопок дает основание говорить о прогрессе в технике ткацкого, кожевенного и гончарного ремесел, производства стекла и т. д. В рассматриваемое время развивалась и внешняя транзитная торговля с Индией (через Балх) и особенно с Китаем. Главная роль в этой торговле принадлежала согдийцам. По данным китайских источников, за время с 627 по 647 г. только из Самарканда и ближайших к нему владений было отправлено в Китай 20 посольств, обычно в сопровождении торговых караванов. Согдийцы везли в Китай стекло, бирюзу, коней и др., вывозили же оттуда шелковые ткани. В разных районах Средней Азии добывались золото, железная руда и каменная соль. В Средней Азии в VII в. сложилось много небольших царств и княжеств, в которых правили династии местного (согдийского, хорезмийского, тохарского), а кое-где и тюркского происхождения. Все они находились сначала под верховной властью Западнотюркского каганата, которому местные цари и князья платили дань. Одно время, в середине VII в., некоторые княжества признавали и власть китайского императора. Ко времени же арабского завоевания (VIII в.) мелкие государства Средней Азии фактически были самостоятельными. Преобладающей религией ираноязычного оседлого населения оставался зороастризм, связанный со старинными местными культами и этим сильно отличавшийся от персидского зороастризма. В некоторых местностях (Тохаристан) был распространен и буддизм. По преимуществу в городах имелись также общины иудеев, манихеев и христиан. К этому времени в Средней Азии обострились классовые противоречия. Проникшее в нее из Ирана маздакитское учение имело большой успех среди малоземельных и беднейших крестьян. Именно маздакиты руководили крестьянскими выступлениями против дехканов. В начале VIII в. в Хорезме под предводительством Хурзада произошло народное восстание против знати. Движение это выдвинуло маздакитскую программу уничтожения знати, установления социального равенства и передачи всех земель свободным сельским общинам. Культура В V—VII вв. в Средней Азии продолжала развиваться письменность на хорезмийском и особенно на согдийском языках, являвшихся разговорными языками для большинства населения оседлых земледельческих областей Средней Азии, а также части Восточного Туркестана. На широкое распространение письменности указывает возникновение скорописи. Письменные памятники религиозного содержания — буддийские, манихейские и христианские на согдийском языке и согдийском алфавите (самые ранние из них датируются предположительно IV в. н. э., самые поздние — VIII в.) говорят о культурных связях согдийцев с Индией, Ираном и Сирией. Наиболее богатое собрание памятников согдийской письменности представляют документы начала VIII в., записанные на коже и палках, которые были найдены в замке на горе Муг. Богатейший материал для представления об изобразительном искусстве согдийцев в VII—VIII вв. дают недавно открытые советскими учеными росписи в Пенджикенте (Пянджикенте). Великолепные стенные фрески, обнаруженные здесь, свидетельствуют о существовании в VII—начале VIII в. высокоразвитой местной школы живописи. Стены пенджикентских зданий — храмов и жилых помещений — были покрыты сюжетными многокрасочными росписями на разнообразные темы (изображение торжественных приемов согдийских царей, поединков дехканов, боевых столкновений конников и пеших воинов, изображение арфистки и т.д.). Культовая пенджикентская живопись является важным источником для решения вопроса об идеологии и верованиях населения Средней Азии в период, непосредственно предшествовавший арабскому завоеванию и насаждению ислама. Но особенную ценность представляют стенные росписи Пенджикента на светские сюжеты. В светской живописи Пенджикента, очень выразительной и выполненной с большим мастерством, уже отчетливо проявились, однако, веяния нарождающегося феодального общества, выразившиеся в новой, более схематичной по сравнению с предшествующим временем, трактовке окружающего мира. В Пенджикенте обнаружены также скульптурные произведения и резьба по дереву с фигурами людей и животных. О высоком уровне развития, изобразительного искусства у согдийцев можно судить и по недавно открытым развалинам дворца в Варахше, к северо-западу от Бухары, с замечательными росписями на стенах (изображения зверей и всевозможных сцен охоты). Из произведений прикладного искусства следует отметить найденный в замке ва горе Муг покрытый кожей деревянный щите высокохудожественным изображением в красках всадника на оседланном коне. Изображение на этом щите, дошедшее до нас в виде фрагмента, представляет исключительный интерес: оно является, по общему признанию, произведением местного искусства и позволяет выявить его своеобразный и оригинальный характер. Это изображение дает также представление о вооружении согдийского воина-всадника в конце VII — начале VIII в. Средняя Азия славилась также согдийским высококачественным стеклом. В 428 г. приехавшие в Китай согдийские купцы обучили китайских ремесленников изготовлению этого стекла. Большое количество хорошей стеклянной посуды этого времени было найдено при раскопках в городище Афрасиаб (в Самарканде) и в других местах. Завоевание арабами Средней Азии Начавшиеся в 30-х годах VII в. завоевания арабов распространились и на Среднюю Азию. Завершив завоевание Ирана и захватив Мервский оазис, войска Арабского халифата в 651 г. дошли до река Аму-Дарьи. До конца VII в. арабские войска совершали из Мерва лишь набеги на среднеазиатские владения с целью захвата военной добычи. Но в начале VIII в. Хаджжадж, наместник восточных областей Халифата, послал в Среднюю Азию своего полководца Кутейбу ибн Муслима, под командованием которого арабские войска завершили завоевание большей части Средней Азии (между 705 и 715 гг.). Арабы встречали повсюду упорное сопротивление народов Средней Азии. Но это сопротивление было разрозненным. Отсутствие политического единства, разобщенность отдельных княжеств и распри князей облегчили арабским завоевателям их наступление. Арабские полководцы стремились привлечь на свою сторону местную знать, искавшую помощи у завоевателей в борьбе с народными движениями. Так был занят Хорезм, правитель которого (хорезмшах), желая подавить крестьянское восстание под предводительством Хурзада, призвал Кутейбу на помощь против своего народа. Отряды хорезмптаха принимали участие при осаде Кутейбой в 712г. Самарканда. Арабское завоевание Средней Азии сопровождалось разрушениями, захватом богатой военной добычи и уводом большого числа мирных жителей в рабство. По сообщению историка Ибн ал-Асира, Кутейба вывел из Средней Азии до 100 тыс. рабов-пленников. Стремясь прочно закрепиться в оседлых оазисах Средней Азии, арабы целыми семьями поселялись в захваченных городах и селениях. В Среднюю Азию, как и в Иран, направлялись арабские наместники, которых сопровождали писцы со своими канцеляриями. Вместе с ними в страну шли и служители мусульманского духовенства, всеми способами насаждавшие ислам. Борьба народов Средней Азии против владычества Арабского халифата Притеснения и вымогательства халифских властей в Средней Азии вызывали возмущение не только народных масс, но и ряда местных дехканов. Как видно из документов, обнаруженных в упомянутом уже замке на горе Муг, Самарканский царь Гурак обращался (в 718 или в 719 г.) к китайскому императору с просьбой о помощи против арабов. Ненависть к завоевателям жителей Согда вызвала среди них движение за переселение в Фергану, еще не покоренную арабами. Собралось свыше 10 тыс. человек во главе с владетелем Пенджикента Диваштичем. Осажденные затем арабами в Ходженте, все они вынуждены были сдаться, выговорив себе помилование. Но арабский полководец обманул переселенцев: мужчины по его приказанию были перебиты, а женщины и дети поделены между воинами и обращены в рабство. Одновременно арабские власти произвели кровавую расправу над населением Ходжентского района, перебив там несколько тысяч крестьян. В 728 г. арабские власти обещали отмену поземельной подати (хараджа) для земледельцев, которые примут ислам. Но когда многие согдийские крестьяне согласились стать мусульманами, завоеватели не исполнили своего обещания и стали взимать харадж с помощью карательных отрядов. В ответ на это разразилось восстание согдийцев, продолжавшееся 10 лет (728—737 гг.). Восстала вся страна. Одно время в руках арабского войска оставались только два города. Многие дехканы вынуждены были примкнуть к восставшим народным массам. На помощь к ним пришли и тюркские кочевые племена из Семиречья. Но повстанцам было трудно сопротивляться арабским войскам, которые получали постоянные подкрепления от халифа. В 737 г. арабское войско одержало победу над соединенным войском согдийцев и тюрок близ Кеша (ныне Шахрисябз), и движение было подавлено. После поражения этого восстания дехканы, желая сохранить свои социальные привилегии и имущество, стали переходить на службу к победителям, вступая в соглашения с арабской знатью и принимая ислам. Но народ изыскивал малейшую возможность для новой борьбы. Через 10 лет (в 747 г.) широкие массы крестьян и горожан приняли участие в начавшемся в Мервском оазисе под предводительством Абу Муслима восстании, которое закончилось низвержением династии Омейядов в Халифате и возведением на престол династии Аббасидов (750 г.). В 751 г. произошло возглавленное Шариком восстание 30 тыс. крестьян Бухарского оазиса против Халифата, с трудом подавленное халифскими войсками. В 776—783 гг. в Мавераннахре произошло движение согдийских крестьян. Некоторые дехканы из ненависти к владычеству Халифата сначала также примкнули к восстанию. Но когда выяснилось, что оно направлено не только против завоевателей, но и против местных крупных землевладельцев, дехканы покинули ряды восставших. Во главе движения стал хуррамит Хашим ибн Хаким, прозванный Муканна (по-арабски — «покрытый», т. е. «закрывавший лицо покрывалом»), родом из окрестностей Мерва, белильщик тканей. Участник восстания Абу Муслима и последующих движений в Хорасане против Арабского халифата, Муканна около 15 лет просидел в халифской тюрьме. Бежав оттуда, Муканна перебрался в Мавераннахр, где началось восстание, и возглавил его. Восставшие хотели полностью освободить Среднюю Азию и Хорасан от владычества Аббасидского халифата. Хуррамиты стремились отобрать земли у крупных земельных собственников, как арабских, так и местных, и передать их сельским общинам, установив социальное равенство. Восстание это в источниках носит название движения «людей в белых одеждах». Первоначально оно имело большой успех. «Люди в белых одеждах» захватили ряд городов и укрепленных пунктов и подошли к Самарканду. В борьбе с арабскими войсками, которые теперь были поддержаны отрядами согдийской знати, на стороне Муканны принимали участие тюркские кочевые племена из Семиречья: тюргеши и карлуки. Подавить это движение халифу Махди удалось только после упорной и долгой борьбы. В 806—810 гг. в Средней Азии произошло новое большое восстание против арабского владычества, охватившее огромный район от Хорезма до Памира. Халиф Мамун справился с ним не столько в результате военных действий против повстанцев, сколько путем переговоров с их вождем Рафи ибн Ляйсом и зажиточной частью участников движения, которые, получив от халифа разные привилегии, награды и земельные пожалования, изменили движению. Процесс развития феодальных отношений, начавшийся в Средней Азии еще до арабского завоевания, продолжался и под владычеством Халифата. Значительная часть земельного фонда, в первую очередь земли прежде свободных сельских общин, стала собственностью государства. Часть земельного фонда перешла к арабским знатным фамилиям, другие земли остались в собственности среднеазиатских дехканов, подчинившихся власти Халифата и мало-помалу принявших ислам. Прежние свободные земледельцы-общинники постепенно превратились в феодально зависимых крестьян. К IX в. в Средней Азии стала складываться таджикская народность, говорившая на языке, принадлежавшем к группе западноиранских языков. Таджикский язык первоначально был, по-видимому, разговорным для населения Мервского, Бухарского и других оазисов. Значительная часть согдийцев вместе с другими ираноязычными группами населения постепенно вошла в состав таджикской народности. Падение владычества Арабского халифата в Средней Азии в IX—X вв. В IX в. в связи с общим процессом политического распада Арабского халифата в Средней Азии утвердилась местная таджикская династия Саманидов (819—999). К середине IX в. под ее властью был объединен весь Мавераннахр, кроме Бухары и ее области, где оставался местный владетель — бухар-худат. Воспользовавшись феодальными усобицами и крестьянским восстанием в Бухарском оазисе, Исмаил Саманид в 874 г. захватил Бухару, подавив восстание крестьян против местных феодалов и низложив бухар-худата. При жизни своего старшего брата, саманидского государя Насра I, Исмаил был только удельным князем Бухары, но после смерти брата он стал во главе всего Саманидского государства (892—907). При Исмаиле это государство достигло наибольшего политического могущества. Власть над восточной частью Ирана (Хорасаном) в то время находилась в руках персидской династии Саффаридоэ (861—900). Саффариды пытались захватить и Мавераннахр, но в 900 г. их войска были разбиты военными силами Исмаила Саманида. Саффаридское государство было разгромлено, и его земли (Хорасан, Систан и Табаристан) вошли в состав владений Саманидов. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ В ПЕРИОД РАСЦВЕТА КУШАНСКОГО ЦАРСТВА

Хорезм О положении отдельных областей Средней Азии в I—II вв. н. э. можно судить главным образом по данным археологии. Северо-западный угол Кушанской империи занимал Хорезм. Эта область археологически обследована лучше других. Хорезм попал в зависимость от кушанов, видимо, уже при Кадфисе I и еще более прочно был включен в состав Кушанского государства при Канишке. Важнейшие памятники Хорезма Кушанского времени (Аяз-кала, Гяуркала и др.) относятся ко II в, В этот период горбда продолжают сохранять прежний облик, зато значительные изменения происходят в деревне. Именно с этой точки зрения интересен комплекс Аяз-кала. Здесь открыты неукрепленные сельские поселения, представляющие собой комплекс крестьянских усадеб, каждая из которых состоит из большого обнесенного невысокой кирпичной стеной двора, занятого, видимо, садами и огородами. Это, возможно, свидетельствует о распаде патриархальной родовой общины на отдельные патриархальные семьи и образовании сельской общины. Наличие неукрепленных крестьянских поселений характерно именно для сельской общины, в которой не род, а семья является основной хозяйственной ячейкой. Результатом распада родовой общины было появление знати. Среди множества неукрепленных крестьянских усадеб комплекса Аяз-кала выделяются три, обладающие значительно большими размерами и представляющие собой мощные крепости, владельцы которых могли легко господствовать над окрестным населением. Одновременно с этим усиливается роль государства. Если ранее каждый город и даже каждое сельское поселение сами по себе оборонялись от кочевников, то теперь в сторону степей выдвигается цепь построенных государством укреплений с постоянными гарнизонами. В культурном отношении Хорезм менее других областей был затронут новыми веяниями, распространявшимися в кушанский период по территории Средней Азии. Правда, следы распространения буддизма имеются и в Хорезме, где попадаются миниатюрные изображения буддийских ступ. Однако в целом зороастризм или какая-то из его разновидностей продолжает оставаться господствующей религией. Несколько сильнее было иноземное влияние в области искусства. Кушанское (греко-буддийское) искусство нашло отражение в ряде предметов хорезмийского художественного ремесла. Чач, Фергана, Согдиана Северо-восточные земледельческие области Средней Азии — Чач и Фергана — не претерпели в кушанский период существенных изменений. В Согдиане много предметов кушанского времени найдено на Афрасиабе — городище древнего Самарканда. Находки захоронений в кувшинах показывают, что преобладающей религией становится зороастризм. О сохранении местных традиций свидетельствуют многочисленные культовые глиняные фигурки, связанные с праздником Науруза (Нового года). Они ежегодно разбивались и заменялись новыми. Все это говорит о том, что и Согдиана, подобно Хорезму, была сравнительно мало затронута индийским влиянием. Бактрия В Бактрии, судя по данным археологии, сохранялось значительное различие между деревней и городом. Уровень сельскохозяйственной техники продолжал оставаться весьма низким, зерно перемалывалось на зернотерках или при помощи ручных жерновов и т. д. Вместе с тем раскопки в старом Термезе говорят о сравнительно высоком уровне городской жизни Бактрии кушанского времени. Захоронения в Гиссарском могильнике также дают любопытный материал: прекрасные сосуды, сделанные на гончарном круге, свидетельствуют о высоком развитии ремесла. По сравнению с Хорезмом и Согдианой Бактрия была сильнее затронута индийскими влияниями. Выше уже приводились данные о значительном распространении здесь буддизма, почвой для которого было, повидимому, большее, чем в других областях Средней Азии, развитие рабовладельческих отношений. Гунны в I—II вв. н. э. В начале нашей эры, примерно в то время, когда в Средней Азии начало создаваться Кушанское царство, гунны, воспользовавшись ослаблением могущества империи Хань, захватили Восточный Туркестан. Однако налоги и повинности, которыми гунны облагали население оазисов Восточного Туркестана, были настолько тяжелы, что в 34 г. н. э, правители отдельных городов-государств сами попытались перейти под протекторат Китая. Вся вторая половина I в. наполнена борьбой между Китаем и гуннами, причем в союзе с Китаем выступали племена сянь-би, кочевники тунгусского происхождения. В 90 г. гуннам было нанесено поражение в Хами, в результате которого земли гуннов в районе Хами были заняты сянь-би, а сами гунны, кочевавшие здесь, частично приняли наименование сянь-би, т. е. вошли в состав сяньбийского племенного союза (как ранее противники гуннов включались в их племенной союз), частично откочевали на запад, к озеру Балхаш С этих пор начинается ассимиляция гуннов другими центральноазиатскими племенами, а, с другой стороны, сами гунны все прочнее подчиняют своей власти кочевавших в районе Балхаша усуней. Таким образом, гунны продвигались все далее и далее на запад. Центр гуннских владений перемещается на территорию Казахстана. Во II в., в период наибольших успехов Кушанского царства, гунны продолжают вести борьбу с Китаем за те части Восточного Туркестана, которые не вошли в империю Канишки. В зависимости от гуннов находилось большинство кочевых племен Средней Азии, и гуннские набеги в период упадка Кушанской империи затрагивали даже оседлую Согдиану. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ В СИСТЕМЕ ДЕРЖАВ АЛЕКСАНДРА МАКЕДОНСКОГО И СЕЛЕВКИДОВ

По сравнению с западной половиной бывшей державы Ахеменидов влияние эллинизма в Восточном Иране и Средней Азии оказалось значительно менее прочным, и реакция местного населения против македонских завоевателей проявилась здесь ранее, чем на Западе. При Александре македонское господство в среднеазиатских сатрапиях держалось на союзе завоевателей с местной знатью и на военной оккупации важнейших стратегических пунктов. Эту последнюю функцию выполняли военные колонии — многочисленные Александрии, основанные в Восточном Иране и Средней Азии. Когда известие о смерти Александра пришло в Среднюю Азию, немедленно восстали эллины-колонисты, не желавшие нести опасную гарнизонную службу в отдаленном краю. В количестве 23 тыс. они бросили колонии и двинулись на запад. Македонскому полководцу Пердикке удалось их обезоружить и уничтожить, однако после этого численность гарнизонов в восточных сатрапиях значительно сократилась. Борьба наследников Александра между собой подорвала союз завоевателей с местной знатью; народ с трудом сносил македонское господство. С севера восточным сатрапиям угрожали кочевники, под их ударами пала Александрия Маргиана. После окончательного распада империи Александра первым царям династии Селевкидов удалось на некоторое время установить господство над среднеазиатскими областями. Включение Средней Азии в состав державы Селевкидов сопровождалось эллинской колонизацией, укреплением торговых связей со Средиземноморьем, развитием, хотя и в очень ограниченной степени, денежного хозяйства. Средняя Азия все сильнее вовлекалась в систему отношений, господствовавших в эллинистическом мире. Эллинизация страны была связана с усилением эксплуатации народных масс; тонкая греко-македонская прослойка жила фактически за счет широких слоев местного крестьянства, что возбуждало острое его недовольство. Местная знать, отстраненная завоевателями от власти, также была недовольна. Распространение эллинистической культуры в Средней Азии было сравнительно поверхностным. Как только события на западных границах и династические распри отвлекли внимание Селевкидов от восточных сатрапий, среднеазиатские области, слабо связанные с центром и упорно сопротивлявшиеся греко-македонскому завоеванию, отпали. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН В XVI И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII В

В начале XVI в. в Средней Азии и Казахстане произошли большие политические перемены, связанные прежде всего с передвижением кочевников из Дешт-и Кьшчака в земледельческие районы Средней Азии. В XVI в. в Средней Азии возникло два государства, возглавленных узбекскими династиями: Бухарское ханство в Маверан-нахре и Ургенчское в Хорезме.( Впоследствии (с XVII в.) за Ургенчским ханством утвердилось название Хивинского ханства в связи с перенесением столицы из Ургенча в Хиву. ) В пределах этих двух государств находилась основная масса оседлого населения Средней Азии, а также кочевое и полукочевое население, относительно более многочисленное в Хорезмском ханстве. Влияние правителей Хорезма распространялось временами на обширные пространства туркменских земель: в XVI в. почти вся территория нынешнего Туркменистана попала под власть узбекских феодальных владетелей, во главе которых стояли ханы Хорезма. Экономические и политические связи между населением оседлых земледельческих и кочевых скотоводческих районов составляли в XVI—XVII вв., как и раньше, характерную черту исторического развития народов Средней Азии. В XVI в. наступил последний этап формирования узбекской народности. Кочевники, передавшие этому народу свое общеплеменное название, начали постепенно оседать, смешиваясь с потомками согдийцев, хорезмийцев и различных тюркских племен и народностей, населявших с давних времен территорию нынешнего Узбекистана. В XVI—XVII вв. происходило переселение ряда туркменских племен из Хорезмского оазиса и соседних с ним районов в южную часть Туркменистана. Вызванное этим перемешивание южных и северных туркменских племен сыграло большую роль в складывании туркменской народности. Казахские ханства возникли уже в XV в. В XVI в. в основном завершилось формирование казахской народности, явившееся результатом длительного процесса слияния различных тюркских племен Дешт и Кыпчака. По-видимому, к этому же времени относится и сложение таких соседних с казахами тюркских народностей Средней Азии, как киргизы и каракалпаки.( Письменные источники дают первые несомненные сведения о киргизах на Тянь-Шане в начале XVI в., а этническое название каракалпаков упоминается в источниках с конца XVI в. ) Сложившаяся к середине XVII в. карта расселения народов Средней Азии и Казахстана в главных чертах сохранилась и в исследующие столетия. Развитие феодальных отношений при сохранении значительных родо-племенных пережитков, облекавших эти отношения в патриархальные формы, имело место у всех кочевников Средней Азии и Казахстана в XVI — первой половине XVII в. Кочевники-узбеки, осваивая земледельческие районы Средней Азии и входя в тесное соприкосновение с более развитым феодальным обществом, принесли с собой отношения, свойственные ранним этапам феодализма. Это сказалось на дальнейшем развитии Мавераннахра, Ферганы и особенно Хорезма, где вновь усилилась феодальная раздробленность, что затормозило их социально-экономическое развитие. Другой причиной наметившегося к середине XVII в. хозяйственного и культурного упадка в земледельческих областях Средней Азии было перемещение торговых путей, происходившее в результате великих географических открытий, развития морской торговли европейских стран с Востоком, что повлекло снижение роли караванной торговли. Эту торговлю подрывали также турецкие завоевания в Передней Азии. В XVI в. потеряли былое значение старинные сухопутные торговые пути из Китая в страны Средиземноморья, проходившие через Семиречье и Фергану. В это же время вследствие нарушения безопасности торговых путей в Китай почти совершенно прекратились не только хозяйственные, но и дипломатические сношения с ним. После прихода к власти в Иране династии Сефевидов в результате войн, которые вели Сефевиды с узбекскими ханами значительно сократились хозяйственные связи Средней Азии с Ираном. Международное положение Средней Азии и Казахстана осложнялось угрозой со стороны джунгарских феодалов и иранских шахов. В создавшихся условиях все большее значение приобретали развивавшиеся экономические и дипломатические взаимоотношения Казахстана и Средней Азии с Русским государством. Они сыграли очень важную роль в дальнейшем, создавая исторические предпосылки присоединения этих областей к России. Политические события конца XV — начала XVI в., войны и междоусобицы серьезно подорвали хозяйственную жизнь Средней Азии, в экономике которой еще не были полностью преодолены тяжелые последствия монгольского завоевания. В результате войн и усобиц вновь были разрушены многие ирригационные сооружения и приведены в запустение целые области. Особенно трудное положение создалось в первой половине ХVII в., когда в Бухарском ханстве и в Хорезме значительно ослабела власть верховных правителей и усилилась феодальная раздробленность этих государств. Сельское хозяйство Основным занятием оседлого населения Средней Азии было поливное земледелие; урожайность полей зависела от состояния ирригационной сети. Устройство и очистка арыков, засорявшихся илом во время разливов Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи (повторявшихся несколько раз в году), требовали много рабочих рук и больших затрат труда. Архаические орудия труда в сельском хозяйстве оставались почти неизменными на протяжении столетий. Земледелец Средней Азии пахал примитивным плугом (омач), пользовался деревянной бороной (мала), употреблял деревянную лопату для веянья зерна и т. п. Для землекопных работ применялась в качестве универсального орудия своеобразная мотыга — кетмень. В XVI—XVII вв., как и в предшествовавшие столетия, основными земледельческими культурами в Средней Азии были пшеница, ячмень, рис и хлопок. Возделывались также кукуруза, просо, мак и т. п. Большое значение имели шелководство, огородничество, садоводство, виноградарство и бахчеводство. Плоды и овощи (местные сорта персиков, винограда и дыни) играли серьезную роль в питании населения, а сушеные фрукты (абрикосы и виноград) не только продавались на базарах Средней Азии, но шли и на вывоз. Сушеные фрукты, в частности, занимали со второй половины XVI в. значительное место в вывозе в Россию. Скотоводство, являвшееся второстепенной отраслью хозяйства в земледельческих областях, было главным занятием кочевников и имело экстенсивный характер. Основными видами скота были: курдючная овца, двугорбый верблюд, рогатый скот и лошади различных пород. Кони из Средней Азии (в основном туркменские) в XVI— XVII вв. пользовались большим спросом в Индии и поставлялись тысячами ежегодно на рынки Кабула. Ремесло и торговля В XVI—XVII вв. увеличение спроса на хлопчатобумажные и шелковые ткани на русских и восточных рынках вызвало довольно значительное развитие текстильного ремесленного производства в Средней Азии; развивалось и кожевенное производство. Значительная часть тканей и кожевенных изделий вывозилась в другие страны, составляя важную статью торговли на внешнем рынке. Такие виды производства городских ремесленников, как изготовление оружия и военного снаряжения, металлической посуды и ювелирных изделий, обслуживали главным образом потребности местных рынков. В городах существовала цеховая организация ремесла, которая регламентировалась особыми уставами («рисоля»). Велика была зависимость ремесленников от феодальных правителей. Они должны были уплачивать специальные налоги (промысловый и полавочный) изделиями своего ремесла. Старинный обычай делать подарки хану во время празднеств превратился в феодальную повинность. Ремесленники в Средней Азии обычно сами продавали свои изделия. Многие из них имели свои лавки на базарах. Многие города Средней Азии находились в XVI—XVII вв. в состоянии упадка, особенно в Хорезме. Об этом свидетельствовало ухудшение строительной техники и архитектуры, снижение качества керамических изделий и других видов ремесленного производства. Среднеазиатские купцы ездили в различные страны Востока и в Россию, где выменивали изделия для «ханского обихода» и вели торговлю также и своими товарами. Широко используя купцов и послов как посредников при обмене, ханы старались монополизировать торговлю на внешнем рынке. Внешняя торговля в значительной степени определялась потребностями феодальной верхушки, о чем свидетельствует ассортимент ввозимых в Среднюю Азию товаров: ценная пушнина (соболь, выдра), моржовые клыки («рыбий зуб»), дорогая красная кожа, охотничьи птицы (соколы и кречеты). Товарное хозяйство в Средней Азии развивалось очень медленно. Усиление феодальной эксплуатации. Классовая борьба Собственность феодалов на землю и воду являлась основой господствовавшего в Средней Азии способа производства. В XVI—XVII вв. в среднеазиатских ханствах продолжался рост феодального землевладения, в частности владений мусульманского духовенства. У казахов и киргизов в этот период укреплялась собственность феодальной верхушки на землю, хотя номинально земля продолжала считаться общинной собственностью. С развитием феодального землевладения усиливалась эксплуатация крестьян. Типичной формой эксплуатации была кабальная издольщина. В большинстве своем крестьяне юридически считались лично свободными, фактически они целиком зависели от феодалов. Крестьяне платили множество различных налогов и были обременены тяжелыми повинностями в пользу феодалов и феодального государства. На ирригационные, дорожные, строительные и другие работы крестьянин обязан был выходить со своим рабочим скотом, инструментом и продуктами питания. Ко многим из таких работ привлекались и ремесленники. Трудящееся население страдало от войн и феодальных усобиц, во время которых оно должно было давать людей в ополчение, выходить на постройку крепостей, принимать на постой войска, поставлять подводы, верховых и вьючных животных и т. п. Усиление классовых противоречий и феодального гнета в XVI—XVII вв. вело к обострению классовой борьбы в среднеазиатских ханствах. Правда, сведения об антифеодальных выступлениях трудящихся того времени, даваемые источниками, редки и отрывочны, ибо придворные историки интересовались ими мало, уделяя внимание прежде всего политическим событиям, происходившим во дворцах правителей, феодальным войнам и походам. Однако имеются данные, с несомненностью свидетельствующие о происходивших в различных районах Средней Азии массовых движениях и восстаниях. Некоторые восстания были непосредственно связаны с военными событиями начала XVI в., в частности с завоевательными походами Шейбани-хана и борьбой узбекских феодалов с Тимуридами. Горожане выступали против насилий сборщиков податей, восставали против феодалов. Так, анонимный автор одного сочинения о Щейбанихане («Избранные летописи побед») упоминает о жестоком подавлении этим завоевателем восстания жителей города Каракула в 1501 г. В «Записках» правителя Ферганы, впоследствии основателя династии Великих Моголов в Индии, Бабура коротко, но вполне определенно рассказывается о восстаниях «черни» в различных городах Ферганы, направленных против властей. Бабур сообщает о выступлении «черни» города Оша в 1498—1499 гг. В 1502—1503 гг. союзные Вабуру моголистанские ханы оставили гарнизоны в покорившихся Бабуру городах Оше и Маркинане (Маргелане). «Вопреки надеждам народа, — пишет Бабур, — они начали творить жестокости и насилия». Жители подняли восстание и изгнали гарнизоны. В XVI в. жители Самарканда, возмущенные жестокостью феодала Хосров-шаха, выступили против него с оружием в руках. Имеются сведения о крупном восстании населения во второй половине XVI в. в Кулябе и о вооруженных выступлениях в Зарафшанской долине в XVII в. Эти выступления, насколько позволяют судить сообщения источников, имели локальный характер и не охватывали одновременно больших территорий. Образование Бухарского ханства Хозяйственные потребности кочевников-скотоводов, особенно их феодализирующейся знати, все более нуждавшихся в земледельческих продуктах и в ремесленных изделиях, нередко служили побудительными мотивами к передвижениям кочевников из глубины степей к земледельческим оазисам и городам. Именно в связи с этим в XV—XVI вв. развивался обмен в сыр-дарьинских городах, возрастало хозяйственное и политическое значение некоторых из них, в частности Ташкента. В начале XVI в. в результате завоевания территорий, входивших в состав государства Тимуридов, узбекским ханом Мухаммедом Шейбани основные земледельческие районы Средней Азии оказались под властью узбекских феодалов. Номинально подчинились власти Шейбанидов и горные владения, расположенные на территории современного Таджикистана. Однако держава Шейбани была непрочным военно-административным объединением. Феодальные усобицы вскоре ослабили обширное, но не успевшее окрепнуть Узбекское государство. Создались благоприятные условия для военных вторжений иранского шаха Исмаила и его союзника — Бабура. В 1510 г. в ожесточенной битве с войсками Исмаила в районе Мерва было убито много узбекских воинов, погиб и сам Шейбани. Часть его завоеваний была утеряна. В конце 1512 г. Бабуру удалось овладеть Самаркандом. Но уже в следующем году Бабур потерпел в Мавераннахре поражение и Самарканд вновь стал столицей Щейбанидов. В процессе дальнейшего роста феодальной раздробленности многие среднеазиатские города (Бухара, Ташкент, Фергана и др.) превратились в независимые владения. В середине XVI в. столица образовавшегося на территории Мавераннахра узбекского ханства Шейбанидов была перенесена из Самарканда в Бухару, после чего за этим ханством утвердилось название Бухарского. В конце 50-х годов XVI в. усилился шейбанид Абдулла-хан, посадивший на трон своего отца Искандер-хана (1561—1583). Действуя от его имени и приняв на себя обязанности командующего войсками, Абдулла-хан успешно закончил борьбу с другими претендентами на престол и значительно расширил пределы Бухарского государства, он подчинил Ферганскую долину и взял Балх, а в 1576 г. овладел Ташкентом и Самаркандом В 15831., после смерти своего отца, Абдулла-хан занял трон и правил до 1598 г. В борьбе за укрепление ханской власти он опирался на поддержку высшего мусульманского духовенства и действовал с беспощадной жестокостью, уничтожая непокорных сородичей и вассалов. Достигнутое такими мерами временное ослабление феодальной раздробленности в шейбанидских владениях и объединение Мавераннахра вокруг одного центра — Бухары создали в стране относительное спокойствие и сравнительно благоприятные возможности для развития торговли и хозяйственной жизни населения. Военные походы и политические действия Абдуллы-хана, стремившегося щедрыми пожалованиями уделов склонить на свою сторону казахских султанов, обеспечили ему в 70—80-х годах немалое влияние и в землях Южного Казахстана. Однако в 1588 г. казахский хан Тевеккель порвал свои вассальные отношения с правителем Бухары и выступил против него. Последовали длительные войны между бухарскими и казахскими феодалами, продолжавшиеся почти непрерывно и в течение всей первой половины XVII в. В 1584 г. Абдулла-хан завоевал Бадахшан, где до этого времени оставались еще правители из династии Тимуридов, затем овладел городами Мервом, Гератом и Мешхедом, а в 1593—1594 гг. покорил Хорезм. Обострение отношений с шахом Ирана Аббасом I побудило Абдуллу-хана искать союза против него с Турцией и индийской державой Великого Могола. В 1585 г. состоялся обмен посольствами между Бухарой и Индией. После смерти Абдуллы-хана и вскоре последовавшего убийства его сына феодалами династия Шейбанидов прекрашла свое существование и бухарским престолом овладели Аштарханиды (1599—1753), потомки астраханских ханов, бежавших из покоренной войсками Ивана Грозного Астрахани. В начале XVII в. политическое значение Бухары резко пало. Уже в 1598 г. возвратили свою самостоятельность правители Хорезма, а затем были утрачены и многие другие завоевания Абдуллы-хана. После Имамкули-хана (1611—1642), укрепившего в известной мере власть и совершившего несколько крупных набегов на казахские степи, в Мавераннахре вновь наступили худшие времена феодальной раздробленности. Аграрные отношения в Бухарском ханстве Существовавшая в Бухарском ханстве государственная феодальная собственность на землю в ряде случаев была только номинальной и фактически прикрывала собственность крупных феодалов и высшего мусульманского духовенства. В государстве Шейбанидов уже в первой половине XVI в. узбекская феодальная верхушка обладала крупной земельной собственностью. Среди крупных феодалов было немало и представителей старинной гимуридской знати, примирившихся с династией Шейбанидов и удержавших (если не полностью, то частично) свои земельные владения. Основой экономического и политического господства феодалов являлись земельные пожалования, предоставлявшиеся им ханской властью. Институт условных пожалований, известных в Средней Азии до Тимуридов под термином икта, а при Тимуридах называвшихся союргал и тиул, получил дальнейшее развитие в XVI в. Тогда же получило распространение пожалование тому или иному лицу права взимать в свою пользу поземельную подать с определенного числа крестьянских дворов или даже с целых кишлаков и районов (танхо). Наряду с условным военнопленным землевладением существовала и безусловная феодальная собственность на землю — так называемый мульк. Большинство мульков находилось в руках высшей феодальной знати и мусульманского духовенства. В частности, владельцами крупнейших мульков являлись сами ханы и их родственники из правящей династии. Были также и мелкие мульковые владения, удельный вес которых был, однако, невелик. Происхождение мулькового землевладения было различно. Одним из его источников было введение в сельскохозяйственный оборот «мертвых», неорошенных земель. Мульковые земли приобретались путем покупки и посредством ханских пожалований. Практиковалась и передача земли ханами светским и духовным феодалам в мульк за какие-либо заслуги, причем пожалованная земля освобождалась от всяких налогов и в этом случае называлась свободным от государственных повинностей владением. Эта категория пожалований называлась «мульк-и хурр» или «мульк-и холис», что значит «очищенный», «обеленный». Среди мульковых земель феодальной знати были и заброшенные, неорошаемые земли; они раздавались на кабальных условиях безземельным и малоземельным крестьянам. Пользуясь этой землей, крестьяне обязаны были строить на ней ирригационную сеть и выплачивать высокий оброк с урожая зерновых культур и хлопка. Некоторые крупные землевладельцы получали звание тархана, освобождавшее их от налогов и повинностей в пользу государства. Между тем крестьяне, работавшие на земле тархана, не освобождались от налогов; они обязаны были платить их тархану. Увеличивался фонд земли, пожертвованной религиозным учреждениям на различные культовые и благотворительные цели (вакуфы). Владение вакуфными землями открывало широкие возможности эксплуатации трудящихся духовенством. В руках духовенства и шейхов дервишских орденов концентрировалась значительная часть земель. Так, например, бухарский шейх Ходжи-Исмаил был владельцем нескольких сот мелких и крупных владений, разбросанных по разным областям Средней Азии. Кроме того, этот шейх являлся и крупнейшим скотовладельцем. Представители мусульманского духовенства наживали огромные доходы, отправляя караваны на Восток и в Россию. Их хозяйства обслуживались в значительной мере также и рабским трудом. Образование Хорезмского (Хивинского) ханства В 1505 г. Хорезм, в котором правили Тимуриды, был завоеван Шейбаии-ханом, а через несколько лет после его смерти на этот оазис распространили свою власть узбекские ханы из рода, враждебного династии Шейбанидов. Основателем новой династии был Ильбарс. Усилившись в результате продвижения в Хорезм кочевых узбекских племен из Дешт-и Кыпчака, правители этой династии использовали благоприятную для них обстановку, создавшуюся в связи с ослаблением Ирана, и присоединили к своим владениям территорию нынешнего Южного Туркменистана и туркменские земли Балхан и Мангышлак. Но Хорезмское ханство в этот период переживало тяжелый экономический упадок и находилось в состоянии крайней феодальной раздробленности. На обширных территориях, подчинявшихся номинально ханам Хорезма, находился ряд уделов, во главе которых стояли царевичи — члены правящего дома. Наряду с господствовавшей узбекской знатью во многих таких уделах видное место занимала туркменская знать. В XVI в. на территории современной Туркмении существовали четыре феодальных владения, правители которых, как правило, лишь формально признавали верховенство ханов Хорезма. В XVI в. ханы Бухары неоднократно пытались подчинить себе Хорезм, а в XVII в. начались нападения кочевников-калмыков. В 1598—1601 гг. территории Южного Туркменистана были вновь завоеваны шахами Ирана, которые ликвидировали местные феодальные княжества и назначили в Мерв и Нису своих наместников. В первой половине XVII в. оформилось Аральское феодальное княжество, впоследствии отделившееся от Хивинского ханства. В самом Хорезмском оазисе, где главными ставками ханов в XVI — первой половине XVII в. были сначала Вазир, затем Ургенч и, наконец, Хивак (Хива), после Ильбарса и вплоть до середины XVII в. продолжалась борьба за власть между различными группировками феодально-племенной знати. Внутриполитическая обстановка в Хорезме осложнялась непрекращавшейся борьбой между узбекскими и туркменскими феодалами за господство. К началу XVII в. все большее влияние стала приобретать туркменская знать, занявшая первенствующее положение при хане Асфендиаре (1623—1643). Выступившей против нее узбекской знати удалось после длительной борьбы посадить на трон Абулгази (1643—1663), в годы правления которого несколько укрепилась ханская власть и был предпринят ряд походов на туркменские племена, от которых особенно пострадало племя салоров. Население Хорезмского ханства состояло из трех групп, различавшихся как в этническом, так и в экономическом и культурном отношениях. Жители городов и земледельческих селений были в основном потомками хорезмийцев — древних обитателей оазиса, смешавшихся со многими пришлыми, главным образом тюркскими, элементами. Вторую группу составляли туркменские племена, населявшие в основном западные и южные части ханства и занимавшиеся главным образом кочевым скотоводством. Третьей группой были кочевые узбеки, основная масса которых переселилась в Хорезм при Ильбарсе; значительная часть узбеков начала переходить к оседлому земледелию. В дальнейшем узбеки и хорезмийцы постепенно сливаются в одну народность. Трудящееся население Хорезма было обременено всевозможными налогами и феодальными повинностями. Туркмены должны были платить, кроме ушура (1/10 части урожая) и зякета (1/40 части скота), «котловую подать» (на ханский котел), исчислявшуюся десятками тысяч баранов. Туркмены, занимавшиеся земледелием, платили налог зерном. Некоторые туркменские племена поставляли воинов-нукеров для ханской гвардии. Трудящиеся-туркмены страдали и от гнета «своих» феодалов, занявших видные должности при ханском дворе и нередко игравших большую роль во внутриполитической жизни Хорезма. Однако полностью подчинить туркмен феодалы Хорезма не смогли. Об этом свидетельствуют неоднократные выступления туркмен против ханов и их чиновников. Так, например, в середине XVI в. туркмены племени эрсари перебили 40 сборщиков податей, посланных к ним ханом, и отказались платить зякет. В ответ на это ханскими властями был организован карательный поход против туркмен. Последним пришлось выселиться в безводную степь и уплатить тяжелую дань — 40 тыс. баранов, по тысяче за каждого убитого сборщика податей. В дальнейшем эта дань превратилась в ежегодный налог. Низший, совершенно бесправный слой населения Хорезма составляли рабы. В рабов обращали военнопленных. В XVI—первой половине XVII в., как и позднее, Хорезм являлся главным невольничьим рынком Средней Азии. Казахские ханства В XVI — первой половине XVII в. существовало одновременно несколько казахских ханств. Попытки ханов Касыма и Хакк-Назара создать одно большое Казахское государство успеха не имели. Касым (1511—ок. 1520г.) вел борьбу с Шейбанидами за Ташкент и успел утвердить свою власть над обширными территориями, в основном Юяшого Казахстана. Но после его смерти разгорелись усобицы между ханами. В правление Тагира (1523—1533), вероломного и жестокого хана, многие казахские племена покидали подвластную ему территорию. Хакк-Назар (1538—1580), сын Касыма, пытался укрепить свою власть и расширить владения, используя, в частности, междоусобия ногайских феодалов. В первые годы его правления продолжалась совместная борьба казахов и киргизов против ханов Моголистана. Войны казахских ханов с правителями Моголистана велись с переменным успехом. В 60-х годах Хакк-Назар потерпел серьезное поражение от моголистанского хана Абдур-Рашида, после чего казахские ханы на длительное время утратили влияние в Семиречье, где впоследствии преобладание от моголи-станских ханов перешло к ойратским (иначе — джуигарским) феодалам. Тевеккель (1586—1598) вел войны против Абдуллы-хана Щейбанида, совершал неоднократные набеги на Ташкент и другие города Средней Азии. Есим (1598—1628) заключил мир с бухарским ханом; Ташкент, из-за которого шла в основном борьба между казахскими и бухарскими феодалами, был признан подвластным казахскому хану. В XVII в. все более серьезной угрозой для казахских ханств становились наступательные действия со стороны Джушарского государства. В свою очередь правители Джунгарии испытывали возраставшее давление со стороны правившей в Китае маньчжурской династии, которая стремилась распространить свои завоевания и на Среднюю Азию. Таким образом, судьбы казахских ханств оказались тесно связанными с событиями в Центральной Азии.( До конца XIX в. в географической науке не отличали Среднюю Азию от Центральной Азии. Материалы, собранные многочисленными, главным образом русскими, экспедициями, убедительно доказали, что физико-географические и естоственноисторические условия этих двух частей азиатского материка имеют существенные различия. С тех пор понятие «Средняя Азия» прочно вошло в научный обиход. ) Эти события оказывали влияние также на положение киргизов Тянь-Шаня и всех северных окраин Средней Азии. В противоположность кочевникам-узбекам, подвергавшимся сильному влиянию древней земледельческой и городской культуры Мавераннахра, казахи-скотоводы в основной своей массе оставались кочевниками. Земледелие у казахов было развито слабо. Небольшие очаги земледелия имелись в южных и центральных районах Казахстана — по Сыр-Дарье, в Семиречье и по Тургаю. Но и здесь земледелие не отделилось от скотоводства и имело подсобное значение. Техника возделывания земли была примитивной. Употреблялись архаические сельскохозяйственные орудия: мотыга, деревянная соха, вместо бороны — суковатый пень или вязанка хвороста. Урожайность была очень низкой. Полив посевов производился примитивными водоподъемными сооружениями (атпа и чигирь). Эта изнурительная работа требовала много времени и труда. Земледелием у казахов занимались главным образом бедняки (джатаки), не имевшие возможности вести скотоводческое хозяйство. Ремесла, существовавшие у казахов, — валяние кошм, обработка кожи и дерева, примитивное ткачество, кузнечный промысел — при низком уровне производительных сил и слабом развитии общественного разделения труда были тесно связаны со скотоводческим хозяйством и существовали слитно с ним. Внутристепной обмен был нерегулярным и незначительным; он производился главным образом летом и без посредников. Ремесленники северных районов, изготовлявшие деревянные части юрт, седла и т. п., сами продавали свои изделия скотоводам степных районов. При неразвитом земледелии почти не имелось излишков хлеба, лишь небольшое количество зерна обменивалось на скот. Незначительной была и продукция ремесла, становившаяся объектом внутристепного обмена. Участие рядовых скотоводов-кочевников в меновых операциях было весьма слабым. В их хозяйствах отсутствовали не только излишки, но подчас и самое необходимое для удовлетворения насущных нужд семьи. В ином положении находились феодалы: они все более и более расширяли обмен за счет феодальных поборов и эксплуатации трудящегося населения. Стоимость товаров определялась в переводе на скот. Своеобразным эквивалентом, заменявшим деньги, была овца. В Казахстане в описываемое время земля и пастбища формально считались собственностью «рода» и входивших в него аульных общин. Фактически же пастбищами распоряжались родоначальники — феодалы, управлявшие общинами. Право распоряжения перекочевками и распределения пастбищ представляло собой форму, в которой и выражалась собственность феодалов на землю. Используя это своз право, они закрепляли для своих многотысячных стад наибольшие и наилучшие пастбищные угодья и превращали рядовых кочевников в феодально зависимых крестьян. Основную массу населения казахских ханств составляли мелкие крестьяне-скотоводы (шаруа). Эти крестьяне были собственниками орудий труда, некоторого количества голов скота, но, лишенные пастбищных угодий, они неизбежно попадали в экономическую зависимость от феодалов — фактических собственников земли. Степень этой зависимости определялась тем, насколько аульные общины, бывшие в прошлом собственниками земли, сохранили свою силу и влияние. Казахские общины устойчиво сохраняли свою родовую форму, нередко они носили родо-племенные названия. Сохранялась также родовая генеалогия. Устойчивыми были и родовые традиции. Отдельные части казахского войска собирались по родам; каждый род имел свой боевой клич (уран). Но родовой облик общины лишь маскировал усиливавшуюся экономическую зависимость ее от феодалов. Казахские крестьяне-скотоводы, шаруа, были обременены всевозможными феодальными повинностями. Некоторые повинности приобретали характер регулярных податей. С шаруа взыскивался зякет в скотоводческих районах и ушур в районах земледельческих.(Размеры этих поборов в XVI — первой половине XVII в. еще не были у казахов оформлены юридически. Они были фиксированы в конце XVII в. так называемыми законами Тауке: зякет составлял 1/20 часть скота, ушур 1/10 часть урожая. ) Шаруа обязаны были содержать хана и султанов во время их разъездов по степи, оплачивать за султана значительную часть калыма, поставлять воинов для походов в полном снаряжении (два коня, оружие, боеприпасы, запасы продовольствия). Многие малоимущие скотоводы и бедняки, не имевшие скота, попадали в кабалу. За временное пользование молочным скотом или овцами они обязаны были отрабатывать в феодальных хозяйствах, возвращая затем, взятый у них скот с приплодом. Нередко бедняки вынуждены были вместе со своими семьями постоянно работать в хозяйстве феодала, пасти и доить скот, стричь овец, обрабатывать кожу, шерсть и т. п. В казахских ханствах XVI—XVII вв. существовало и рабство, главным источником которого был плен. Но оно носило в Казахстане патриархальный характер и не принимало таких тяжелых форм, как в Бухаре и Хиве. Нередко раб в Казахстане получал от своего хозяина юрту и скот, обзаводился хозяйством, превращаясь в феодально зависимого. Богатую верхушку аульных общин составляли баи, представлявшие собой самую многочисленную группу класса феодалов, а также бии — родоначальники и судьи. Широко используя свое богатство и власть, опираясь к тому же на патриархально-родовые институты и родовые традиции, эти феодалы жестоко эксплуатировали трудовую массу общин. Нередко общины возглавлялись батырами, военными предводителями, каковыми, как правило, были феодалы, имевшие в своем распоряжении отряды джигитов, что расширяло возможности накопления скота путем барымты.(Барымта (бармта) — набег на аул ответчика с отгоном скота, совершаемый по решению суда биев. ) Власть батыра над общиной особенно тяжело сказывалась во время феодальных войн, когда требовалось много молодых воинов. Большим источником обогащения была для батыров военная добыча. Султанами, стоявшими на верхней ступени феодальной лестницы, могли быть только потомки Чингис-хана, а потому султаны не входили в родовые группы казахов, представляя собой особый род — торе, из членов которого выбирались ханы. Эти «выборы» по существу были лишь церемонией, призванной замаскировать фактически наследственную власть ханов. Однако строгого порядка наследования ханской власти не было, иногда смена ханов вызывала жестокую борьбу между соперничавшими феодальными группировками. Ханам принадлежало право распоряжения всей землей ханства. Но в условиях феодальной раздробленности это право ограничивалось реальной силой биев — правителей родов, распоряжавшихся пастбищами аульных общин. Ближайшее окружение хана и султанов составляли тюлеигуты, т. е дружинники, которые выполняли роль исполнительного аппарата, обеспечивая реализацию судебных решений и расправу над непокорными плательщиками оброков. Привилегированное положение в казахском обществе занимали мусульманские служители культа, особенно в южных районах Казахстана, где религия ислама успела более укрепиться. Наряду с мусульманской религией у казахов сохранялись остатки шаманизма и пережитки других древних языческих верований. В XVI—XVII вв. у казахов произошло существенное изменение в способах передвижения, играющего исключительно большую роль в жизни кочевника. Еще в начале XVI в. у них не только сохранялся, но, по-видимому, преобладал способ передвижения жилища (шатра, юрты) на повозках, запряженных верблюдами, волами или лошадьми. В последующие десятилетия этот способ передвижении выходит из употребления, уступая место передвижению верхом и перевозке жилищ в разобранном виде на вьюках. Киргизы Тянь-Шаня Северо-восточная часть Средней Азии — Семиречье (Джетысу), входившее в состав Моголистана, представляло собой типичную скотоводческую область. Существовавшие здесь в прошлом города и очаги земледелия пришли после монгольского нашествия в XIII в. в полный упадок. Один из современников, проезжавший в 1543 г. через Среднюю Азию в Китайское государство, приписывал кочевникам-киргизам монгольское происхождение и отмечал, что они повинуются не какому-либо государю, а своим старшинам, которые носят название кашка. Занимая труднодоступные горные районы, киргизы сравнительно мало подвергались воздействию земледельческой и городской культуры среднеазиатских феодальных государств. Феодальные отношения у киргизов развивались крайне медленно, переплетаясь с патриархально-родовыми пережитками. Сведения о киргизах в восточных источниках XVI—XVII вв. носят фрагментарный характер и в основном сводятся к упоминаниям о киргизских родах и племенах, принимавших то или иное участие в политической жизни соседствовавших с Тянь-Шанем феодальных государств. Эти сведения до сих пор еще мало изучены. Мусульманская религия среди киргизов начала распространяться еще позднее, чем среди казахов. Распространению этой религии активно содействовала феодализирующаяся родовая верхушка киргизов, экономически и политически связанная с соседними мусульманскими ханствами, поддерживавшая мусульманских шейхов, которые приезжали к киргизам из Ферганы и других соседних с Тянь-Шанем областей. По описаниям таких шейхов, многие киргизы в XVI в. были еще многобожниками и поклонялись идолам. С распространением ислама феодальный гнет усиливался в Казахстане, в Киргизии и в других кочевых районах Средней Азии. Связи среднеазиатских ханств с Русским государством С середины XVI в , особенно после присоединения к Русскому государству Казани и Астрахани, связи Хивы, Бухары и казахских ханств с Россией заметно оживились. Через казахские степи проходили караванные пути, связывавшие Россию со Средней Азией и странами Востока: из Тобольска на Сарысу, до Туркестана и Бухары, из Астрахани к Гурьеву, а затем через Хивинский оазис на Чарджоу и Бухару. Полуостров Мангышлак исстари служил воротами в Среднюю Азию на путях с Поволжья. На Мангышлаке были две пристани: Караганская и Карбалыкская, служившие стоянками для русских торговых судов («бусов»), приходивших из Астрахани с русскими и азиатскими товарами. В 1557 г. в Астрахань приезжали купцы из Ургенча. Посольства среднеазиатских ханств вели в России переговоры о торговле. Бухарский хан Абдулла просил Ивана IV о свободном пропуске его купцов в Астрахань. Ответом на эту просьбу было разрешение азиатским купцам торговать не только в Астрахани, но и в других русских городах. В 1573 г. было отправлено к казахским ханам посольство Чебукова для переговоров о совместной борьбе против сибирского хана Кучума. Хотя посольство Чебукова и не достигло цели, связи казахских ханств с Россией продолжали развиваться. Время от времени они нарушались вооруженными набегами казахских феодалов на русские поселения и торговые караваны, но возникавшие конфликты успешно преодолевались. С разгромом Кучума и присоединением Сибири к Русскому государству границы России еще более приблизились к казахской степи. С конца XVI в. началась русская колонизация Западной Сибири. На северных границах Казахстана возникли русские города: Тара, Тюмень, Верхотурье, Тобольск. Эти города, становясь экономическими и культурными центрами Западной Сибири, связывали Казахстан с центральными районами России. Расширялся обмен продуктов казахского хозяйства на русские товары; через Тобольск отправлялись посольства из Казахстана в Россию; усилилось транзитное значение торгового пути, проходившего из Бухары в Западную Сибирь через центральные районы Казахстана. Возникавшие в Западной Сибири русские деревни, населенные главным образом черносошными крестьянами, вплотную подошли к казахским аулам. Создавались условия для возникновения обмена между русскими крестьянами-земледельцами и казахами-скотоводами. В конце XVI в. в связи с приездом в Москву послов хана Тевеккеля возник вопрос о принятии казахскими ханствами русского подданства. Для переговоров по этому вопросу в 1595 г. было отправлено к Тевеккелю посольство Степанова, а в марте того же года ему была дана жалованная грамота о принятии казахов в подданство России. Этот документ знаменовал собою начало нового этапа в развитии экономических и политических связей Казахстана с Россией. Культура народов Средней Азии и Казахстана С конца XV в. Самарканд стал терять значение политического и культурного центра Средней Азии. Поэзия и историческая литература, развивавшиеся здесь под сильным влиянием ислама и дервишизма, пришли в упадок. В Самарканде почти совершенно прекратились занятия светскими науками. Роль политического и культурного центра Средней Азии перешла к Герату, расположенному на скрещении торговых путей из Ирана, Средней Азии, Индии и Китая. Но в результате военных и политических событий начала XVI в. Герат также утратил свое значение культурного центра народов Средней Азии. Многие художники и писатели вынуждены были эмигрировать из Герата в другие восточные страны и там продолжать свою творческую деятельность. К числу таких деятелей относится талантливый гератский художник Кемаледдин Бехзад, заслуживший своими замечательными миниатюрами широкую известность на Востоке и на Западе. Бехзад начал свою творческую деятельность в конце XV в., но в основном она развернулась в первой четверти XVI в. В своих произведениях Бехзад четко и верно обрисовывал характерные особенности изображаемых им людей; особенно выразительно удавалось ему немногими штрихами передавать движение. Бехзад был большим мастером композиции и отличался высоким искусством в изображении природы. В первой половине XVI в. в Бухаре возникла особая бухарская школа мастеров-миниатюристов, выдающимися представителями которой были Шейх-заде Махмуд, прозванный Музаххибом (т. е. позолотчиком), и его ученик Абдулла Ага-Риза. Работы мастеров этой школы характеризуются простотой и стройностью композиции, свежестью и яркостью красок. Большим мастерством отличалось в Бухаре оформление рукописных книг, творчество народных мастеров по декоративной отделке зданий, резьба по дереву и по камню, цветная майолика. Развитие этих видов искусства и художественного ремесла было связано с тем, что во второй половине XVI в. Бухара стала политическим и культурным центром Мавераннахра; в ней строились дворцы, мечети и медресе, разбивались парки, сооружались водохранилища и т. п. Однако в этот же период в Бухаре почти полностью прекратилось преподавание светских наук. Наступило засилье богословия и схоластики. Ученые Средней Азии XVI—XVII вв. в отличие от своих предшественников не дали почти ничего нового в области математики, астрономии, географии, медицины. Если еще в XV в. среднеазиатские ученые обогатили мировую науку трудами по обработке астрономических наблюдений, проводившихся в самаркандской обсерватории Улугбека, то в XVI в. астрономические исследования все более заменяются занятиями астрологией. Круг деятельности среднеазиатских ученых ограничивается в основном изучением арабского языка, богословия и мусульманского права. Впрочем, были и в это время, как и позднее, отдельные исключения. До нас дошла часть большой энциклопедии, составленной в Балхе в первой половине XVII в. по поручению одного из узбекских правителей местным ученым Мухаммедом ибн Вели. Составной частью энциклопедии являлось большое историческое сочинение Ибн Вели, в котором излагаются события истории Средней Азии от Чингис-хана до первых Аштарханидов. Гератский историк Хондемир составил обширную историческую хронику «Круг жизнеописаний», в которой изложение событий всеобщей истории и биографий знаменитых людей доводится до 1510 г. В XVI в. были написаны также «Книга бухарского гостя» Фазлуллы Рузбе-хана, «Книга шахского благородства» Хафиза Таныша и замечательные «Мемуары» Бабура. Эти произведения являются важными источниками для изучения истории Средней Азии XVI в. В первой четверти XVI в. в Самарканде был переведен на староузбекский («джагатайский») язык персидский свод летописей всемирной истории Рашид-ад-дина (XIII—XIV вв.), а также «Зафар-наме», сочинение Шарафуддина Иезди, посвященное истории Тимура. В первой половине XVII в. появился еще один тюркский перевод части сочинения Рашид-ад-дина, выполненный туркменом Салор-Баба. Не только в историографии, но и в художественной литературе Средней Азии в XVI в. все большее значение начинал приобретать староузбекский язык, хотя многие поэты продолжали писать на таджикском языке. В начале XVI в. создавали свои произведения поэт и историк Кемаледдин Бенаи, а также автор весьма интересных мемуаров, Зайнуддин Васифи. Изобличая пороки окружавшей его среды, Васифи проявил себя тонким и острым сатириком. Бенаи описал военные события своего времени в поэме «Шейбани-наме» (на староузбекском языке). Бенаи писал и сатирические произведения в прозе. Поэт Хилали, казненный в 1639 г. по обвинению в шиизме, прославился своими лирическими стихами. В 60—80-х годах XVI в. в Бухаре при дворе Абдуллы-хана Шейбанида находилось много видных поэтов. Наиболее замечательным из них был Абдурахман Мушфики (умер в 1588 г.), обличавший в некоторых своих сатирических стихотворениях неравноправие женщин и другие тяжелые стороны жизни и быта того времени. В творчестве Мушфики в известной мере отражались интересы трудящихся, в частности городских ремесленников. Значительно снизился в XVI в. уровень культуры в Хорезме, где еще в большей степени, чем в Мавераннахре, сказывались упадок хозяйства и феодальная раздробленность. Данные источников о культуре кочевых народов (казахов, киргизов и туркмен) для XVI—XVII вв. очень скудны. В XVI—XVII вв. культурные связи кочевой степи с земледельческими районами Средней Азии хотя и развивались, но оставались еще слабыми. В кочевом обществе были сильны пережитки доисламских верований и обрядов. Грамотность в кочевых районах была распространена мало. Не было в это время у казахов и письменной литературы на родном языке, а потому большое место в духовной жизни казахского народа, равно как и киргизов, занимало устное творчество, создавшее разнообразные жанры. Широко бытовали у казахов, туркмен и киргизов песни и пословицы, отражавшие трудовой опыт кочевника-скотовода, а также семейно-бытовые песни, свадебные, похоронные, поминальные («кыз-танысу» — прощание невесты с близкими и с родным аулом, «жоктау» — плач по умершему и пр.). В бытовых сказках трудовой народ воплощал свои мечты о хороших пастбищах («Жупар-корыгы»), о семейном счастье и т. п., в фантастических сказках — стремление разгадать тайны природы («Ер-тостик»), поиски счастливой земли, на трудном пути к которой в обширных пространствах степи человек вступает в борьбу со стихийными силами природы («Тулпар»). Казахский героический эпос XVI в. запечатлел наряду с фантастикой подлинные исторические события, например длительные войны между кипчаками, иранцами и ойратами (поэма о Кобланды), совместную борьбу казахов и узбеков с внешним врагом (поэма о Камбаре) и пр. Исполнение песен сопровождалось игрой на различных, преимущественно струнных, инструментах. Наиболее талантливые музыканты создавали произведения на исторические и бытовые темы. Сочетание в одном лице музыканта и певца является характерным для музыкального творчества казахов. Народы Средней Азии, создавая свою культуру, проявляли большое мастерство в области прикладного искусства; высокого совершенства достигли художественная обработка шерсти у казахов (орнаментированные кошмы для внутреннего убранства юрты, полосы для стягивания деревянного остова юрты), тканье ковров у туркмен, резьба по дереву и кости, ювелирное мастерство у узбеков и таджиков и т. д. В прикладном искусстве создавался особый для каждой народности стиль орнамента. В XVI—XVII вв., в период упадка среднеазиатской феодальной культуры, наукч и искусства, народное творчество узбеков, таджиков, казахов, туркмен, киргизов и других народов продолжало развиваться, обогащая сокровищницу культурного наследия народов Средней Азии. смотреть

СРЕДНЯЯ АЗИЯ И КАЗАХСТАН ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVII И В XVIII В

В середине XVII в. самыми крупными феодальными государствами Средней Азии были Бухарское и Хивинское (иначе Хорезмское) ханства. Основное население Бухарского ханства составляли узбеки и таджики, в его пределах по среднему течению Аму-Дарьи обитали также туркмены; другие народности были представлены незначительными группами. Наиболее многочисленную часть жителей Хивинского ханства составляли узбеки и туркмены, а ядро этого государства — Хорезмский оазис был населен преимущественно узбеками. По нижнему течению Сыр-Дарьи жили каракалпаки, сохранявшие в то время известную самостоятельность, но постоянно вынужденные отстаивать ее от посягательств правителей Хивы и казахских ханов. Казахи, населявшие огромные пространства от Урала до Тянь-Шаня и от Сибири до Каспийского моря, делились на три жуза (орды — в русских источниках) — Старший, Средний и Младший. Жузы представляли собою исторически сложившиеся объединения казахских племен. Основным районом Старшего жуза было Семиречье. Средний жуз занимал территорию современного Центрального Казахстана. Земли Младшего жуза примыкали к Приуралью. Основной областью расселения киргизов в XVII—XVIII вв. были горы Тянь-Шаня. История киргизов в это время была теснее всего связана с событиями, происходившими в казахском Старшем жузе и в Ферганской долине. На восточных окраинах Средней Азии существовали многочисленные мелкие самостоятельные и полусамостоятельные феодальные владения. Благодаря недоступности своих гор пользовались известной независимостью таджикские княжества Памира и Припамирья, самым крупным из которых был Бадахшан. В первой половине XVIII в. в Фергане сложилось и окрепло самостоятельное феодальное государство под властью узбекских правителей племени минг. В этом государстве, населенном в основном узбеками и родственными им тюркскими племенами, насчитывалось также немало таджиков и киргизов. В дальнейшем это государство стало известно под именем Кокандского ханства. Хозяйство В степях и горах, окаймляющих оазисы Средней Азии, у казахов, киргизов, туркмен, части узбеков и каракалпаков до-прежнему преобладало кочевое скотоводство, а в бассейнах Аму-Дарьи, Сыр-Дарьи, Зеравшана и других рек, в районах, искусственно орошаемых их водами, главной отраслью хозяйственной деятельности населения было интенсивное поливное земледелие. Относительно более высокого уровня развития достигло земледелие в Фергане и Бухарском ханстве. Хлопководство занимало значительное место в сельском хозяйстве; продукты огородничества, бахчеводства и садоводства, в частности виноград и дыни, пользовались заслуженной славой. Однако в результате междоусобных войн и нового притока кочевников в конце XVII и в первой половине XVIII в. в Бухарском ханстве хозяйство пришло в упадок. Значительно сократились посевные площади, многие из них были превращены в пастбища. Такая судьба постигла, в частности, плодородную Миянкальскую долину. В ханстве стало не хватать хлеба. В Хиве, где земледелие вообще находилось на более низком уровне, чем в Бухаре, только некоторые отрасли сельского хозяйства избежали общего упадка. Такими отраслями были в особенности садоводство, бахчеводство и культура шелковицы. В XVII в. бухарские купцы приезжали в Хиву за шелком. В XVIII в. в источниках появляются упоминания о хивинском табаководстве. Весьма неблагоприятно сказались на состоянии земледелия в Хорезмском оазисе изменения водного режима в дельте Аму-Дарьи, вследствие чего Ургенч и Вазир, являвшиеся важными политическими центрами Хивинского ханства, остались без воды. К середине XVII в. они были покинуты жителями, переселившимися в Новый Ургенч и в другие места, где было достаточно воды для поливного земледелия. Ремесленное производство и торговля во второй половине XVII и в XVIII в. были более всего развиты в Бухарском ханстве. Особенно высокого уровня в нем достигло текстильное производство и изготовление бумаги. Писчая бумага, выработанная в Самарканде и Бухаре, еще во второй половине XVII в. считалась лучшей в мире по своему качеству и вывозилась в Китай и европейские страны. В Бухарском ханстве было развито также кожевенное производство, изготовление холодного оружия, сосудов из бронзы и меди, производство ковров и керамических изделий. Городское ремесло Бухары отличалось значительной специализацией. В произведениях поэта XVII — начала XVIII в. Сайидо Насафи упоминается более 200 городских профессий: позументщиков, кондитеров, ткачей, гончаров, портных, тюбетеечников, мыловаров, оружейников, красильщиков, музыкантов, сказочников, хлебопеков, ковроделов, ювелиров, водоносов, седельщиков, каменотесов, скорняков и т. д. Относительно высокое развитие городских ремесел сказывалось на состоянии внешней торговли и в свою очередь стимулировалось ее ростом. Бухарское ханство вело оживленную торговлю с Ираном, Россией, Индией и Китаем. Связи с Индией были столь интенсивны, что в Бухаре образовался индийский квартал, в котором проживали купцы и ростовщики из Пенджаба и Раджпутаны. Упадок хозяйства Бухары в конце XVII и первой половине XVIII в. отразился и на положении городов. Значительно сократилась их торговля с соседними восточными странами. Во второй половине XVIII в. постепенно стали возвращаться к жизни некоторые города (Самарканд и города по Сыр-Дарье), что связано с ростом их торговли с Россией. Русское правительство, поощряя укрепление торговых связей со Средней Азией, предоставляло большие льготы бухарским и хивинским купцам, приезжавшим на Яик, в Оренбург и в города Сибири. Из Бухары в Россию вывозились преимущественно ткани, более всего — хлопчатобумажные, меньше — шелковые. Из России поступали выделанная кожа, меха, сукна, металлические изделия. В Хиве городская жизнь и ремесленное производство были развиты гораздо слабее, чем в Бухаре. Внешняя торговля, в которой принимали участие сами ханы, осуществлялась преимущественно с казахскими жузами и с Россией. Объем ее был сравнительно незначителен. У казахов, киргизов, туркмен и у других народов, в хозяйстве которых большую роль играло скотоводство. Ремесло, как и раньше, было связано преимущественно с переработкой продуктов животноводства (выделка войлоков из овечьей шерсти, выработка грубых шерстяных тканей из верблюжьей шерсти, изготовление кожаной обуви и конской сбруи). Имелись у этих народов и свои мастера по производству изделий из металлов (кузнечное, оружейное и ювелирное дело). Из дерева изготовлялись остовы юрт, седла, посуда и т. п. Обработкой кожи, дерева и металла занимались мужчины, домашним ткачеством и валянием войлока — женщины. У туркмен в руках женщин находилось изготовление ковров, издавна пользовавшихся широкой известностью далеко за пределами Средней Азии. Хозяйство скотоводческих народов Средней Азии и Казахстана продолжало носить в основном натуральный характер, внутренний обмен играл небольшую роль. Вместе с тем развивалась торговля у казахов с Россией, Бухарой и Хивой, у киргизов — c Ферганой, а во второй половине XVIII в. и с Китаем. До конца XVIII в. казахская и киргизская торговля оставалась в основном меновой. Туркмены же в XVIII в. были больше вовлечены в денежную торговлю, хотя и у них в это время еще преобладало натуральное хозяйство. В полосе предгорий Копет-дага часто встречаются русские монеты XVIII в. Среди туркмен имелись богатые купцы. В середине XVIII в. русский исследователь Рычков отмечал, что туркмены торгуют с Хивой, Бухарой, Балхом и Бадахшаном, «и находятся среди них купцы гораздо неубогйе». Туркмены настолько нуждались в торговле, что запрещение посещать базары было в руках соседних феодальных правителей одним из средств давления на непокорные туркменские племена, которым эти правители неоднократно пользовались. Усиление феодально-родовой знати. Политические изменения в Средней Азии В XVII—XVIII вв. в Средней Азии и Казахстане происходит заметное повышение роли феодально-родовой знати, особенно у кочевников. Ближайшие последствия этого были далеко не одинаковы для разных ханств, народов и племен. В Бухарском и Хивинском ханствах это было одной из причин ослабления центральной власти и хозяйственного упадка. Внутри этих государств десятилетиями тянулись феодальные усобицы. Менаду обоими государствами также происходили постоянные войны. Политическая обстановка в Бухарском и Хивинском государствах была кратко и метко охарактеризована послом Петра I Флорио Беневени: «Все дженерально между собою драки имеют». В этих условиях возрастало могущество ишанов — руководителей дервишских братств. Завладев обширными земельными угодьями, накопив большие богатства и используя авторитет религии, они добились возможности беспрепятственно развивать свои хозяйства. Богатство и политический вес руководителей братств настолько возросли, что они могли оказывать влияние на политику ханов, а иногда и прямо устанавливали свою власть. Так, например, это удалось сделать в Фергане в начале XVIII в. ходжам, завладевшим там несколькими крупными городами. У казахов усиление экономических и политических позиций феодалов отразилось в законодательстве хана Тауке (1680—1718). У киргизов это проявилось в появлении манапов, феодально-родовых вождей, пользовавшихся большей властью над своими сородичами, чем обычные главы родов и племен — бии. Знать туркменских племен, подвластных Хиве, стала привилегированным военнослужилым сословием в ханстве, что было четко оформлено установлением системы нукерства (вассалитета). Значительно укрепились позиции знати и у туркмен, живших в Бухарском ханстве. В Западной и Южной Туркмении также усилилось влияние знати, от которой, несмотря на сохранение форм родоплеменной организации и пережитки общинного самоуправления, фактически зависело решение важнейших вопросов. Развитие феодализма у кочевых народов мало отразилось на формах их политической организации. У них по-прежнему сохранялась племенная разобщенность. Ни Тауке, ни последующим казахским ханам не удалось добиться установления единой центральной власти над тремя жузами. У туркмен своего государства не было. Киргизские родоплеменные группировки политически объединены не были. Разобщенные и раздробленные народы Средней Азии и Казахстана страдали от нападений извне. В казахские и киргизские земли, в Ферганскую долину и на Ташкент совершали походы джунгарские феодалы, которые сами подвергались атакам со стороны маньчжуров, установивших свое господство в Китае и Монголии. Южная часть Туркмении долгое время находилась под властью иранских шахов, а в начале 40-х годов в Среднюю Азию вторглись войска Надир-шаха. Вторжение джунгаров. Переход Младшего и Среднего жузов в подданство России В середине XVII в. на восточных границах казахских земель участились столкновения казахов с джунгарами. Во второй половине этого века джунгарские феодалы захватили Семиречье — основную территорию Старшего жуза. В конце XVII — начале XVIII в. все казахские жузы оказались затронутыми их экспансией. В 20-х годах XVIII в., оставшихся в памяти казахского народа как время великих бедствий, многие тысячи семей казахов вынуждены были надолго покинуть свои земли и откочевать в глубь Средней Азии и далеко на запад, к рекам Эмбе и Яику. Около 1728 г. казахи сумели на время объединиться и одержать несколько побед над джунгарами. В результате этих побед значительная часть территории Младшего и Среднего жузов была освобождена, и только Старший жуз остался под властью джунгарских феодалов. Несмотря на это, угроза со стороны Джунгарии Младшему и Среднему жузам не была устранена. Реальной помощи казахи могли ожидать только от России. В последние годы своей жизни хан Тауке просил царя о военной защите от нападений джунгаров. Затем к русскому правительству с просьбами о покровительстве и принятии в подданство обратился правитель Младшего жуза Абулхаир. В 1731 г. эта просьба была удовлетворена, и к Абулхаиру было отправлено посольство для приведения его к присяге. Вступая в русское подданство, Абулхаир надеялся не только получить защиту от джунгаров, но и упрочить с помощью царского правительства свою власть. В том же 1731 г. к России была присоединена центральная часть Среднего жуза, а в 1740 г. приняли присягу правители его северо-восточных районов. В начале 40-х годов возобновилось наступление джунгарских феодалов на земли Среднего и Младшего жузов. Это наступление было приостановлено в результате дипломатического вмешательства России. Тем не менее в то время джунгарские войска захватили отдаленные от русских границ районы по среднему течению Сыр-Дарьи. В 1758 г. джунгарское феодальное государство было завоевано войсками Маньчжурской династии, правившей в Китае. С этого времени над казахскими жузами нависла новая угроза со стороны маньчжурских завоевателей. Казахстан во второй половине XVIII в. Хозяйственное развитие Младшего и Среднего жузов определялось все более сильным влиянием экономики России. Казахские скотоводы втягивались в обмен. Вначале торговля шла преимущественно между феодально-байской верхушкой и русскими купцами, во с конца XVIII в. в ней стали принимать участие рядовые казахи, а также русские крестьяне. Преследуя колонизаторские цели, правительство России строило на своих восточных границах города и укрепленные линии, опоясавшие казахские западные и северные земли. В 1735 г. был основан Оренбург, вскоре ставший крупным административными торговым центром. Значительную роль в развитии хозяйственных связей между казахским и русским населением играл также Троицк. Общение с русскими крестьянами способствовало развитию в казахских районах земледелия и рзмесла, в результате чего усиливалась тяга к оседлому образу жизни. Известные изменения происходили и в скотоводческом хозяйстве; кое-где начало распространяться сенокошение и заготовка на зиму корма для скота. В казахских жузах укреплялась феодальная собственность на землю. Используя свое право распоряжения кочевьями, феодалы захватывали лучшие пастбища и самые удобные для зимовки районы. На положении трудящихся казахов тяжело сказывались и колонизаторские мероприятия парских властей. В 1756 г. казахам было запрещено перегонять скот на богатые зимние пастбища между Уралом и Волгой, а затем последовало распоряжение, лишавшее их права переводить свои стада на пастбища, лежащие за Иртышом. По отношению к крупным феодалам подобного рода запреты фактически не применялись, более того, иногда для влиятельных султанов, биев и батыров делались исключения и в официальном порядке. Земельные захваты феодалов и колонизаторские мероприятия царских властей приводили к углублению классовых противоречий в казахских жузах, ухудшая и без того трудное положение беднейших слоев населения. С середины XVIII в. начались массовые побеги рабов (пулов) за Яик и Иртыш, многие из них оставались навсегда в русских поселениях. В 60-х годах имели место выступления трудящихся казахов против своих феодалов. Крестьянская война в России в 1773—1775 гг., возглавленная Пугачевым, вызвала отклик в казахских степях. В войска Пугачева стали вливаться отдельные группы казахских джигитов; много казахских воинов сражалось в башкирских отрядах повстанческой армии. В 1774 г. в.Младшем и Среднем жузах начались массовые волнения, сковывавшие силы царских войск. Правители Младшего и Среднего жузов, ханы Нуралы и Аблай, подавляли волнения казахов и оказывали помощь царскому правительству, стремясь прекратить нападения своих подданных на пограничные линии. Участие казахов в военных действиях Пугачева и массовые волнения в Младшем и Среднем жузах подготовляли почву для будущих народных движений, направленных против ханов, феодальной аристократии и гнета царизма. По данным источников активное участие в крестьянской войне 1773—1775 гг. принимал батыр Срым Датов. После поражения восстания Пугачева батыр Срым не сложил оружия и ушел со своим отрядом в степь. Впоследствии он руководил крупным народным движением в Младшем жузе, длившемся (с перерывами) с 1783 до 1797 г. Основной движущей силой этого восстания были трудящиеся скотоводы (шаруа). К движению присоединились и некоторые бии и батыры, интересы которых ущемлялись политикой феодальной аристократии и хана Нуралы. В начельный период восстание было направлено непосредственно против хана Нуралы и его султанов, являвшихся слугами царизма. Но в 90-х годах оно стало шириться, приобретая все более антифеодальный характер. Бии, ранее примкнувшие к движению, начали от него отходить. В 1797 г. царскому правительству удалось путем создания в жузе ханского совета из представителей высшего и среднего слоев аристократии объединить соперничавшие группы казахских феодалов. Батыр Срым, отказавшийся от дальнейшей борьбы, был включен в состав ханского совета. Ханом Младшего жуза стал Айчувак, дряхлый старик. Восстание, преданное биями и старшинами, пошло на убыль и прекратилось. Одной из важных причин поражения была непоследовательность руководителей, в частности батыра Срыма. В 40-х годах фактическим правителем Среднего жуза стал Аблай. Он опирался преимущественно на влиятельных батыров и располагал довольно значительной военной силой. Приняв в 50-х годах русское подданство, Аблай позже пытался укрепить свое положение при помощи Маньчжурской династии, признав себя подданным Китая. Аблай стремился распространить свою власть на Старший жуз, а в 1770 г. предпринял поход против киргизов с целью подчинить их своей власти; поход принес ему богатую добычу, но не дал политических результатов. После смерти Аблая ханом стал Вали, но его власть признавалась только частью Среднего жуза. Следуя примеру Аблая, он также пытался опереться на маньчжуров и получил от богдыхана утверждение в ханском достоинстве. Основная часть Старшего жуза после разгрома Джуягарского ханства маньчжурскими войсками находилась под контролем маньчжурских чиновников, действовавших с помощью казахских феодалов. Правитель Ташкента Юнус-ходжа в 90-х годах подчинил себе часть территории Старшего жуза до Чимкента включительно, а также овладел казахскими землями по правому берегу Сыр-Дарьи до городов Туркестана. Предоставив внутреннее управление биям, Юнус-ходжа собирал с казахского населения подати (зякет) и держал у себя заложниками влиятельных лиц из казахов. Киргизы Имеющиеся в источниках сведения о хозяйстве, социально-экономических отношениях и политическом устройстве киргизов в XVII—XVIII вв. очень скудны. Хозяйство киргизов в XVIII в. в еще большей степени, чем у казахов, сохраняло натуральный характер, а в общественных отношениях у них более устойчиво держались родоплеменные пережитки. Феодальная эксплуатация была сильно замаскирована обычаями, связанными с родовой взаимопомощью. Основную массу эксплуатируемого класса составляли трудящиеся скотоводы — букара. Так же как у казахов, у киргизов были рабы, называвшиеся кулами. Эксплуататорский класс в киргизском обществе состоял из правителей-родоначальников, которые, как и у казахов, назывались биями, и из влиятельного слоя богачей — баев. В отличие от казахов киргизы не имели аристократии, ведущей свой род от Чингис-хана. Власть биев в различных родах и племенах не была одинаковой. Китайские авторы, говоря о киргизах, отличали «высших начальников» — биев, которых сравнивали с хакимами и беками Синьцзяна, от следовавших за ними агалыкчи, называя этих последних «большими и малыми старшинами». По свидетельству китайских авторов, у киргизов в XVIII в. существовал порядок передачи власти правителей (биев) по наследству, но феодальной государственности с династической властью ханов или султанов не было. Русские источники 80-х годгв XVIII в. также отмечают, что киргизы «все разделены по волостям и имеют своих старшин», и подчеркивают, что у этого народа «никакова хана и султана не находится, а имеют одного князя или бия Атекая, который во всей их орде в почтении». Названный здесь князем Атекай (Атеке) был манапом в племени сары-багышей. По собранным русскими в XIX в. сведениям, первые манапы у киргизов появились не раньше конца XVII в. в северной части Тянь-Шаня и первоначально только у племени сары-багышей. В рассказах самих киргизов существовала версия, согласно которой слово манап происходит от собственного имени вождя племени сары-багышей Манапа, который жил в конце XVII в. и был прадедом Атеке. По преданиям, Манап обладал большой властью и правил с необычайной жестокостью. Слово манап стало нарицательным, оно распространилось среди других киргизских родов и племен в качестве обозначения родоначальника, бия, обладающего сильной властью. Внешнеполитическая обстановка для киргизов определялась экспансией джунгарских феодалов и конфликтами с узбекскими властителями Ферганской долины. При завоевании Семиречья в 1683—1685 гг. джунгары потеснили северокиргизские племена, часть которых, по-видимому, уже в то время вынуждена была переселиться на юг — в горы Ферганы, на Алай и в некоторые районы Восточного Туркестана. Китайские авторы сообщают, что киргизы, земли которых в долинах рек Кегень, Каркара и на берегах озера Иссык-Куль были захвачены джунгарами, переселились в Андижан и жили там до падения Джунгарского государства (Андижаном в китайских сочинениях называлась вся Ферганская долина и прилегающие к ней горные области). Воспоминания о тяжелой борьбе и бедствиях, которые пришлось испытать киргизскому народу в годы наступления джунгарских феодалов в конце XVII — первой половине XVIII в., сохранились в киргизских исторических преданиях и в эпосе. После разгрома маньчжурами Джунгарского государства многие киргизы вернулись на свои земли в Северном Тянь-Шане. Вслед за завоеванием Джунгарии маньчжурские войска подчинили Восточный Туркестан и подошли вплотную к киргизским землям. В 1758—1759 гг. бии киргизских племен вступили в подданство Китая, но подданство это носило формальный характер и киргизы сохраняли свой прежний уклад жизни. Номинальной была и власть кокандских правителей, влияние которых до самого конца XVIII в. ограничивалось отдельными районами восточной части Ферганской долины и прилегающих к ней гор. Но хотя киргизы фактически и не подчинялись власти кокандских правителей, они активно участвовали во многих важнейших событиях политической жизни Кокандского государства. В первые, годы правления Ирданы-бия, пришедшего к власти в начале 50-х годов XVTII в., видную роль в Фергане играл Кубад-бий, которого бухарский историк называл «главою киргизов», характеризуя его как «сподвижника и опору Ирданы». Начало дипломатических связей киргизов с Россией было положено сары-багышами, во главе которых стоял упоминавшийся выше Атеке. В 1784 г. впервые в русские города явились киргизские посланцы Абдуррахман и Ширгази, привезшие в дар Екатерине II «от главного родоначальника Атяки батыря» барсовые и рысьи шкуры. Посланцы эти были награждены, а Атеке послано в подарок 800 рублей серебром. Бухара и Хива Хозяйственный упадок в Бухарском и Хивинском ханствах, проявившийся в первой половине XVIII в., был связан с усилением феодального гнета, ростом эксплуатации узбекских и таджикских крестьян и ремесленников. Вместе с тем происходил процесс концентрации феодального землевладения. Раздавая землю в издольную аренду мелким земледельцам, феодалы взимали с них всевозможные сборы и подати, вынуждали выполнять многочисленные повинности. Ремесленники подвергались феодальной эксплуатации путем взыскания пошлин, разных сборов, обязательных подношений и др. Деятельность ростовщического капитала в свою очередь способствовала разорению крестьян и усугубляла тяжесть феодальной эксплуатации. В литературе того времени ярко описываются гнет, произвол и насилия, которые господствовали в Бухарском ханстве в конце XVII в. Субхан-Кули-хан (1680— 1702) выдавал специальные документы на право досрочного сбора с населения податей натурой и деньгами. Налоги взыскивались за семь лет вперед. С мульковых земель взимали под видом мулъкона такие подати, что владелец отдавал свою землю даром, но никто не брал. Верховную власть в Бухарском ханстве продолжала удерживать династия Аштарханидов (1599—1753), внутри которой не прекращалась междоусобная борьба. В начале XVIII в. аштарханидские ханы превратились в номинальных правителей, которые возводились на престол и свергались враждующими феодальными кликами. Иногда сепаратистские выступления феодалов сочетались со вспышками народного возмущения. О большом народном восстании против Абдул-Азиз-хана (1645—1680), центром которого было селение Дахбед, вблизи Самарканда, сообщает таджикский поэт Сайидо Насафи. Хан подавил восстание и сжег все непокорные селения в этом районе. В правление Убайдуллы-хана (1702—1711) массовое восстание, вызванное порчей монеты, вспыхнуло в столице. Придворный летописец, современник описываемого события, Мир Мухаммед Амин-и Бухари сообщает в связи с этим: «Народ Бухары непокорен и склонен к восстаниям и мятежам». Не прекращались войны между Бухарским и Хивинским ханствами, равно как и усобицы в самом Хивинском ханстве. Хивинские ханы Абулгази (1643—1663) и Ануша-хан (1663—1687) совершали неоднократные набеги на бухарские владения. Абулгази-хан вероломно убил туркменских племенных вождей, после чего учинил беспощадный погром туркменских племен, приведший к запустению целых районов. При последнем представителе династии Аштарханидов — Абулфайз-хане (1711—1747) слабость центральной власти и феодальная раздробленность страны достигли крайней степени. Современники рассказывали, что этот хан имел только титул, распоряжались же всем корыстолюбивые сановники, безнаказанно грабившие народ. В это время от Бухары отпало несколько важных областей; Ташкентом управляли то казахские ханы, то джунгарские феодалы, значительная часть Ташкентской области перешла в подчинение кокандского бия Абдуррахима. Балх с плодородной областью по левому берегу Аму-Дарьи оказался в руках потомков аштарханида Надир-Мухаммед-хана, а затем других узбекских владетелей; окрепла самостоятельность таджикского княжества Бадахшан, где у власти стояла местная династия, основанная во второй половине XVII в. Ярбеком. Коканд В Фергане в начале XVIII в. образовалось самостоятельное феодальное государство, возглавлявшееся правителями из племени минг. Основатель этой династии Шахрух-бий совершил несколько походов против городов Ферганской долины, в которых хозяйничали ходжи, отнял у них эти города и включил их в состав своих владений. Его сыну Абдуррахим-бию удалось овладеть Ходжентом, а затем, как уже отмечалось выше, значительной частью Ташкентской области. Серьезные удары ферганскому владению мингов, избравших своей столицей Коканд и отстроивших этот город, были нанесены джунгарами. Джунгарские нашествия ослабили узбекских биев Коканда, но их зависимость от правителей Джунгарии была кратковременной. В начале 50-х годов, после смерти Абдул-Керим-бия, в Коканде в течение нескольких лет происходила борьба за власть между различными претендентами из потомков Шахруха. В конце концов здесь утвердилась власть Ирданы-бия, сына Абдуррахима. В годы его правления кокандское владение начало признаваться самостоятельным государством наряду с Бухарским и Хивинским ханствами. Укрепление Коканда, явившееся результатом главным образом благоприятных внешнеполитических условий, вызвало приток переселенцев из переживавших упадок Хивинского и Бухарского ханств, а в 50-х годах и из Кашгарии. Кокандскому ханству благоприятствовало, в частности, то, что оно не было затронуто завоевательными походами Надир-шаха. Нашествие Надир-шаха Надир-шах двинул свои войска на завоевание Средней Азии в 1740 г. В начале этого года Надир-шах, уже подчинивший к тому времени большую часть узбекских ханств левобережья Аму-Дарьи, повел свои войска в Мавераннахр. Вступив в Балх, он отправил провиант и артиллерию вниз по Аму-Дарье, а сам с войсками подошел к Чарджоу (Чарджуй) и переправился на правый берег реки. Абулфайз-хан изъявил Надиру покорность и был оставлен на троне, но фактическим правителем Бухары Надир-шах сделал своего ставленника — аталыка («заступающий место отца») из узбекского племени мангытов Мухаммеда-Хаким-бия. Включив в состав своей армии 10 тыс. конников, отобранных из войска Абулфайз-хана, Надир начал поход на Хорезм. Хивинский хан Ильбарс оказал войскам Надир-шаха мужественное сопротивление, но был взят в плен и убит. Надир-шах захватил Хиву, где оставил гарнизон и своего наместника. В результате нашествия Надира Бухарское и Хивинское ханства сильно пострадали. Походы Надир-шаха и карательные экспедиции его военачальников усугубили хозяйственный упадок в Бухарском и Хивинском ханствах. Многие города и земледельческие оазисы были разграблены и разорены. Население восставших городов частью было угнано в Хорасан, частью разбежалось. Мангытская династия в Бухаре После гибели Надир-шаха в 1747 г. господство иранских феодалов над Бухарским и Хивинским ханствами пало. Уполномоченный Надир-шаха в Бухаре Мухаммед-Рахим-мангыт убил Абулфайз-хана и вступил на бухарский престол, приняв титул эмира; так было положено начало Маягытской династии бухарских эмиров (1753—1920). В первые пять лет своего правления Мухаммед-Рахим вел успешную борьбу с непокорными предводителями узбекских племен, которых он принудил к подчинению. После его смерти в 1758 г. власть перешла в руки его дяди Даниел-бия аталыка (1758—1785), при котором территория Бухарского ханства сократилась вследствие отпадения Шахрисябза и Гиссара, ставших самостоятельными княжествами. При эмире Шах-Мураде (1785—1800) Бухарское ханство заметно окрепло. Он отменил ряд налогов и провел в жизнь некоторые другие мероприятия, облегчавшие положение налогоплательщиков. Войскам было назначено жалованье. Шах-Мураду удалось покорить отложившегося от Бухары владетеля Шахрисябза и сломить сепаратизм других феодалов. Централизация власти создала условия для некоторого оживления хозяйственной жизни. Связанный с дервишскими кругами, Шах-Мурад широко использовал влияние духовенства, разжигая в период войн с Ираном вражду к шиитам. Он овладел Мерном и совершил несколько походов в Хорасан. Во время борьбы против своего брата Умар-хана Шах-Мурад разрушил знаменитую Мургабскую плотину, после чего Мургабский оазис пришел в запустение. Коканд и Хива во второй половине XVIII в. Во второй половине XVIII в. Коканд уже прочно утвердил свое господство над частью Ташкентской области, но основным ядром его владений оставалась Ферганская долина. Это время было для Ферганской долины периодом дальнейшего и более быстрого хозяйственного развития. Местные летописцы сообщают о дешевизне продуктов в Коканде, о благоприятных условиях для торговли и т. п. Лишь в самом конце XVIII в. началась вооруженная борьба Коканда с Бухарой из-за обладания городами Ходжент, Ура-Тюбе и их районами. В Хивинском ханстве во второй половине XVIII в. вспыхнула ожесточенная борьба между туркменскими и узбекскими феодалами. С 1757 по 1779 г. здесь шли непрерывные войны, которые вновь сильнейшим образом подорвали хозяйственную жизнь оазиса. В этих тяжелых условиях в 60-х годах выдвинулся Мухаммед-Амин, глава племени кунграт, опиравшийся на некоторых предводителей узбекских племен, а также на состоятельную часть горожан и духовенство. В 1782 г. ему удалось отразить нападение бухарских войск. Мухаммед-Амин имел в своих руках фактическую власть и управлял от имени ханов, выбиравшихся из казахских чингисидов, но не пользовавшихся в стране ни малейшим влиянием. Мухаммед-Амин явился основателем династии инаков, возглавлявших объединения узбекских кочьвых племен и правивших, подобно ему, от имени подставных ханов. Связи с Россией В XVII в. расширились торговые и политические связи среднеазиатских ханств с Россией. Во второй половине этого века участились приезды хивинских и бухарских послов в Москву и русских посольств в Среднюю Азию. При Петре I связи России с Средней Азией становятся еще более тесными Каждые 5—6 лет в Москву или Петербург прибывали посольства из Бухары и Хивы. В XVII — XVIII вв. все большее значение для торговли с Средней Азией приобретает путь к низовьям Волги. В XVIII в. развивается также торговля с Россией по Каспийскому морю. Одна из важнейших торговых дорог проходила через Мангышлак, где были кочевья туркмен-салоров. По этой дороге в Среднюю Азию поступали русские и западноевропейские товары — меха, кожи, сукно, посуда, а также изделия из металла. Из Средней Азии в Россию вывозились хлопчатобумажные и шелковые ткани, холодное оружие и пряности. Возраставшие связи с Россией увеличивали тягу к ней со стороны туркмен Каспийского побережья. Ярким свидетельством крепнущего влияния России был смелый план туркмена Ходжи-Непеса с помощью русских повернуть Аму-Дарью в Каспийское море и возродить пришедшее в упадок земледелие туркмен. Ходжа-Непес приехал в Петербург и лично изложил свой проект Петру I. Культура народов Средней Азии Хозяйственный и политический упадок Средней Азии не мог не отразиться на состоянии культуры ее народов. В Бухарском и Хивинском ханствах упадок культуры обнаруживается в преобладании в литературе суфийских мотивов, панегиризма, манерности и усложненности языка. Эта литература, придворная и религиозная по преимуществу, создавалась на узбекском и таджикском языках. Наряду с нею развивалась литература, более тесно связанная с интересами и жизнью городских ремесленников. Писатели этого направления резко противопоставляли свое творчество придворной поэзии. Таков, например, таджикский поэт Сайидо Насафи (умер между 1707—1711 гг.), писавший касыды, посвященные не царям, а простым ремесленникам — булочнику, маляру. В своей аллегорической поэма «Хайвонотнома» (сказание о животных), где общественные пороки олицетворены в образах зверей,он предоставляет последнее слово победителю—муравью, который повторяет слова народной мудрости: «Муравьи, объединившись, одолевают и льва». Очень близок к нему по идеям и мотивам творчества узбекский поэт Турды (умер ок. 1700 г.), вышедший из племенной знати, но проживший значительную часть своей жизни в нужде. Его стихотворения просты и выразительны. В них поэт осуждает произвол беков и призывает к свержению недостойного хана, к прекращению феодальных усобиц, разоряющих народ, и к объединению враждующих узбекских племен. В XVII в. сложилось героическое сказание туркменского народа «Кер-оглы». в котором отражены исторические события, происходившие задолго до этого на территории Туркмении. В XVII—XVIII вв. широкое распространение получили дастаны — эпические произведения, своеобразно сочетающие поэтическую и прозаическую формы. Особенной популярностью пользовались дастаны Андалиба Мухаммед Гариба (1710—1770). В его творчестве наряду с суфийскими идеями заметно обращение к народным мотивам. Еще большее значение имело творчество Махтум-куля, крупнейшего туркменского поэта (род. в 30-х и умер в 80-х годах XVIII в.), получившего общенародное признание и оказавшего большое влияние на последующих туркменских поэтов. Из историографов этого периода наиболее известны: хивинский хан Абулгази( автор книг «Родословное древо тюрков» и «Родословное древо туркмен», летописцы Мухаммед бин Вали («Море тайн в достоинствах известий»), Мухаммед-Амин Ярокчи («Океан историй»), Мухаммед-Юсуф Мунши («Мукимханова история»), Мухаммед-Амин Бухарский («Убайдулло-нома»). Огромное влияние имел на развитие среднеазиатской литературы индийский поэт, писавший по-персидски, Мирза Абдулкадыр Бедил (1644—1721). Некоторые поэты восприняли социальные мотивы, выраженные в его стихах в весьма усложненной, трудно доступной форме. Другие толковали его творчество в реакционно-суфийском духе и подражали его сложному стилю. В культуре казахов и киргизов огромное место занимало устное творчество, разнообразное по жанрам и содержанию — лирические, трудовые и обрядовые песни, богатырский эпос, в котором отразилась освободительная борьба казахов и киргизов против джунгарских феодалов. Крупнейшим произведением героического эпоса является «Манас», в течение столетий создававшийся киргизскими народными певцами-импровизаторами (акыны). Обычно все празднества, пиры знати и т. п. сопровождались наряду со спортивными играми состязаниями певцов и сказителей. Поэзия была тесно связана с музыкой: акыны импровизировали не только песню, но и музыкальный аккомпанемент к ней. смотреть

Источник статьи: http://bse.slovaronline.com/43801-SREDNYAYA_AZIYA

Географические названия

  1. Пишутся с прописной буквы все слова, входящие в состав географических названий, за исключением родовых терминов (остров, море, гора, озеро и т. п.), употребляемых в прямом значении, и служебных слов, например: Альпы, Америка, Евразия, Арктика, Волга, Европа, Кавказ, Урал; Восточная Сибирь, Новая Зеландия, Северная Америка, Центральная Европа; водопад Кивач, Западно-Карельская возвышенность, вулкан Везувий, долина Тамашлык, залив Благополучия, Большой Австралийский залив, котловина Больших Озер, ледник Северный Энгильчек, Днепровский лиман, мыс Сердце-Камень, мыс Доброй Надежды, Абиссинское нагорье, озеро Байкал, Северный Ледовитый океан, остров Новая Земля, пик Пионеров, плато Устюрт, Среднесибирское плоскогорье, Кавказское побережье, полуостров Таймыр, Южный полюс, Большая Песчаная пустыня, Москва-река, река Нижняя Тунгуска, Главный Кавказский хребет, город Санкт-Петербург, город Великие Луки, город Сергиев Посад, город Ростов-на-Дону.

В географических названиях с родовым понятием, потерявшим свое прямое значение (типа лес, поляна, рог, церковь) и называющим объект условно, все слова пишутся с прописной буквы, например: Золотые Ворота (пролив), Советская Гавань (город), Огненная Земля (остров), Чешский Лес (горы), Золотой Рог (бухта), Кривой Рог (город), Вятский Увал (возвышенность), Белая Церковь (город), Пушкинские Горы (поселок), Красная Поляна (город).

С прописной буквы пишутся названия стран света (простые и составные), когда они употребляются вместо географических названий, например: народы Востока (т. е. восточных стран), Дальний Восток, страны Запада, Крайний Север, Война Севера и Юга (в США).
В прямом значении названия стран света, направлений в пространстве пишутся со строчной буквы, например: восток, запад, юг, север. Пароход направился на юг, а затем повернул на юго-восток.

Названия частей света пишутся с прописной буквы, например: Австралия, Азия, Америка, Антарктида, Африка, Европа.

В неофициальных названиях географических единиц, частей стран, все слова, кроме родовых (берег, побережье, материк, континент и т. п.), пишутся с прописной буквы, например: Азиатский материк, Атлантическое побережье, Верхнее Поволжье, Восточная Сибирь, Восточное побережье США, Европейский континент, Забайкалье, Закавказье, Западная Сибирь, Заполярье, Нижнее Поволжье, Новый Свет, Оренбуржье, Подмосковье, Полтавщина, Предуралье, Приамурье, Прибалтика, Приднестровье, Приморье, Северный Кавказ, Северный Урал, Смоленщина, Средняя Азия, Ставрополье, Старый Свет, Центральный Тянь-Шань, Черноморское побережье, Юго-Восточная Азия, Южный берег Крыма, Южный Урал.

Названия географических областей и зон пишутся со строчной буквы, например: лесостепная полоса, лесотундровая зона, приморская область.

В названиях геологических бассейнов, месторождений ископаемых, бассейнов рек с прописной буквы пишутся все слова, кроме родовых, например: бассейн Волги, Волжско-Уральский нефтегазоносный бассейн, Вятско-Камское месторождение фосфоритов, Иллинойсский угольный бассейн, Курская магнитная аномалия, Средиземноморский бассейн.

Названия участков течения рек и плесов пишутся со строчной буквы, если не входят в состав сложных собственных названий, например: верхняя Припять, нижняя Березина, средний плес Волги; но: Верхняя Тура, Нижняя Тунгуска (название реки).

В названиях морских путей с прописной буквы пишется первое слово, например: Северный морской путь, Волжский торговый путь.

  • Части сложных географических названий пишутся с прописной буквы, причем соединяются дефисом, если они:
    • образованы сочетанием двух существительных со значением частей объекта или единого объекта, например: Орехово-Зуево, Покровское-Стрешнево, мыс Сердце-Камень, Эльзас-Лотарингия, Шлезвиг-Гольштейн.
    • образованы сочетанием существительного с последующим прилагательным, например: Гусь-Хрустальный, Новгород-Северский. Переславль-Залесский, Москва-Товарная (станция);
    • начинаются со слов Восточно-, Западно-, Северно-(Северо-), Южно-(Юго-), Центрально-, например: Восточно-Сибирское море, Западно-Карельская возвышенность, Западно-Сибирская низменность, Северо-Чуйский хребет, мыс Северо-Восточный, Южно-Голостепский канал, населенный пункт Юго-Камский, Центрально-Андийское нагорье, Центрально-Якутская низменность;

    Примечание
    В названиях населенных пунктов, начинающихся со слов Северо-, Южно-, возможно как слитное, так и дефисное написание, напр.: Северо-Курильск, Южно-Курильск, Северодвинск, Североморье.

  • имеют первый компонент Верх-, Соль-, Устъ-, например: Верх-Нейвинский, Соль-Илецк, Усть-Ишим, Усть-Каменогорск, но: Сольвычегодск (по закрепившейся традиции).
  • образованы сочетанием иноязычных элементов, например: Алма-Ата (“отец яблок”), Иссык-Куль (куль — озеро), Йошкар-Ола (ола — город), Норд-Кап (“северный мыс”), Нью-Йорк (“новый Йорк”).

    Примечание
    Иноязычные родовые наименования, употребляющиеся в русском языке в качестве нарицательных существительных, пишутся со строчной буквы, например: Варангер-фьорд, Беркли-сквер, Уолл-стрит, Мичиган-авеню, Пятая авеню, Гайд-парк; ср.: Москва-река, Медведь-гора.


    Служебные слова (предлоги, артикли, частицы) в середине сложных русских и иноязычных географических названий пишутся со строчной буквы и соединяются двумя дефисами, например: Айн-эль-Хаджель, Комсомольск-на-Амуре, Пинар-дель-Рио, Пуэр-то-де-Чоррера, Пюи-де-Дом, Рио-де-Жанейро, Ростов-на-Дону, Санта-Мария-ди-Леука, Франкфурт-на-Майне, Шатильон-сюр-Эндр, Шуази-ле-Руа, Абруццо-э-Молизе, Дар-эс-Салам.

    Пишутся слитно сложные географические названия с первым компонентом Ново-, Старо-, Бело-, Красно, Черно-, Больше-, Велико-, Мало-, Верхо-, Верхне-, Нижне-, Средне- и др., например: Новокузнецк, Старобельск, Красноперекопск, Белокаменск, Черноголовка, Нижнеенисейская возвышенность, Среднеамурская равнина, Горнозаводск, Верхнеднепровск.

    Пишутся раздельно названия, представляющие собой сочетание существительного с предшествующим прилагательным или числительным, например: Южная Америка, Белорусское Полесье, Великий Новгород, Сергиев Посад, Царское Село, Ясная Поляна, Второй Курильский пролив.

    Источник статьи: http://mylanguage.ru/materials/108/2937

    СРЕДНЯЯ АЗИЯ

    Смотреть что такое СРЕДНЯЯ АЗИЯ в других словарях:

    СРЕДНЯЯ АЗИЯ

    (Центральная Азия) — географический термин, получивший более определенное значение лишь со времени А. Гумбольдта и употребляемый для обозначения внутре. смотреть

    СРЕДНЯЯ АЗИЯ

    (Центральная Азия) — географический термин, получивший более определенное значение лишь со времени А. Гумбольдта и употребляемый для обозначения внутре. смотреть

    СРЕДНЯЯ АЗИЯ

    1) часть азиатской территории СССР от Каспийского моря на З. до границы с Китаем на В. и от Арало-Иртышского водораздела на С. до границы с Ира. смотреть

    СРЕДНЯЯ АЗИЯ

    СРЕДНЯЯ АЗИЯ, 1) часть азиатской терр. СССР от Каспийского м. на 3. до границы с Китаем на В. и от Арало-Иртышского водораздела на С. до границы с И. смотреть

    СРЕДНЯЯ АЗИЯ

    Средняя Азия (Центральная Азия) — географический термин, получивший более определенное значение лишь со времени А. Гумбольдта и употребляемый для обозначения внутренних частей Азиатского материка. Принимая за среднюю параллель Азии широту 44½°, Гумбольдт называет С. Азией пространство в 5° широты к северу и югу от этой параллели (39½ °—49½° с еверной широты); западная граница С. Азии совпадает с Каспием, но восточная осталась такой же неопределенной, как и прежде. Рихтгофен, в своем труде о Китае, предложил новое, значительно более точное определение. Положив в основание научно-геологические принципы и указывая на характерную особенность этой части Азии — господство замкнутых бассейнов, высохших или высыхающих и не имеющих стока к океану, он, под именем Центральной Азии, понимает пространство от Тибета на юге до Алтая на севере, от Памира на западе до Хингана на востоке. Аралокаспийская низменность, по Рихтгофену, принадлежит к переходному поясу. В настоящее время все внутренние замкнутые бассейны Азиатского материка называют чаще всего Внутренней Азией, причем восточной части этой огромной области, лежащей к востоку от Памира, придают по-прежнему название Центральной Азии, а западной, занимающей Туркестан, часть Аралокаспийской низменности и Ирак — С. Азии. В более узком смысле под С. Азией разумеют Туркестанский бассейн, т. е. страну между Каспийским морем на западе, Памиром на востоке, Арало-Иртышским водоразделом на севере, до Копетдага и Гиндукуша на юге. См. Туркестан. В. М.

    СРЕДНЯЯ АЗИЯ

    Средняя Азия Туркестан Географические названия мира: Топонимический словарь. — М: АСТ.Поспелов Е.М.2001. Сре́дняя А́зия часть территории Центр. смотреть

    СРЕДНЯЯ АЗИЯ

    древняя — на рубеже 2 — 1-го тыс. до н.э. С. А. была населена пастуш. племенами, назыв. саками — древнейшими предками совр. народов С. А. . смотреть

    СРЕДНЯЯ АЗИЯ

    древняя — на рубеже 2 — 1-го тыс. до н.э. С. А. была населена пастуш. племенами, назыв. саками — древнейшими предками совр. народов С. А. В первые века 2-го тыс. до н.э. в С. А. складыв. класс. общество рабовлад. типа. В 7 — 6 вв. до н.э. возникли древнейшие госуд. образования в С. А., наиболее значит. из к-рых явл. Бактрия, Согдиана, Хорезм. Впервые имена древ. народов С. А. — бактрийцев, хорезмийцев, согдийцев, саков — встреч. в Бехистунской надписи Дария I (519 до н.э.) в числе народов, подвласт. перс. царству Ахеменидов. В сер. 6 в. до н.э. большая часть С. А. была завоев. царем Киром, включ. в состав Ахеменидской державы и разделена на четыре сатрапии. Владыч. Ахеменидов над С. А. продолж. до разгрома их державы Александром Македонским в 4 в. до н.э. В 329 — 328 до н.э. Александр завоевал Бактрию и Согдиану. Хорезму удалось сохран. свою независим. Установл. греко-макед. владыч. вызвало ряд восстаний народов С. А., боровш. за свою независим. Наиболее крупным было восст. согдийцев 329 — 327 до н.э. под предводит. (до 328) Спитамена. После распада империи Александра Бактрия, Согдиана и Маргиана входили (ок. 312 — 250 до н.э.) в состав госуд. Селевкидов. Длительный период греко-макед. владыч. в С. А. был ознаменован непрекращ. борьбой народов С. А. за свою независим. Ок. 250 до н.э. в результате восст. кочевого племени дахов, входивш. в состав массагетск. племен. союза, под предвод. братьев Аршака и Тиридата была свергн. власть Селевкидов в зап. обл. С. А. и образов. обширное и могуществ. парфянское царство Аршакидов с гл. г. Ниса (около совр. Ашхабада) на склонах Копет-Дага. Одноврем. с образов. Парфянского царства, ок. 250 до н.э. на терр. Бактрии, Согдианы и Маргианы возникло самостоят. Греко-Бактрийское царство. В сер. 2 в. до н.э. (ок. 160 — 155) зап. обл. Бактрии были захвач. Парфией. Согд отошел к Хорезму. В результате непрекращ.